Препараты от астмы разрешены, потому что никак не влияют на уровень спортивной подготовки, если придерживаться дозировки, объясняет эксперт.


Представьте себе такую картинку: участник Тур де Франс, облаченный в трико из цветастой лайкры, держит за руль свой свехлегкий велосипед. До начала очередного этапа многодневки остаются считанные секунды. Перед тем, как ловко перекинуть ногу через заднее колесо и усесться в седло, он принимает из рук командного врача ингалятор, подносит пластиковый раструб ко рту и делает глубокий вдох.


Среди международной велоэлиты это зрелище — отнюдь не редкость. Многие ведущие велосипедисты страдают от астмы и принимают разного рода препараты, подавляющее большинство из которых одобрены Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА).


«Эти лекарства расширяют дыхательные пути, увеличивая мощность вдоха. Если не переходить границ дозволенного, нет никаких свидетельств того, что эти препараты как-то улучшают результаты полностью здоровых спортсменов, не астматиков», — объясняет Якоб Мёркеберг (Jakob Mørkeberg), научный консультант Датского антидопингового агентства.


«Больные астмой испытывают трудности при дыхании. Препараты от астмы улучшают функцию легких, возвращая ее на нормальный уровень — так что ничего противозаконного в этом, строго говоря, нет», — считает Якоб Мёркеберг. По его словам, астма широко распространена среди спортсменов элитного уровня в велоспорте, плавании и других видах спорта, рассчитанных на выносливость.


«Они много и интенсивно тренируются, и им часто не хватает дыхания. Они вдыхают так помногу и так часто, что это вызывает постоянное раздражение дыхательных путей, а это — прямой путь к астме. Когда они уходят из большого спорта, расстройство дыхательных путей, как правило, тоже исчезает», — говорит Мёркеберг.


Здоровому спортсмену эти препараты не в помощь


Недавний случай применения препаратов от астмы в велоспорте — только что окончившееся разбирательство вокруг четырехкратного победителя Тур де Франс Криса Фрума (Chris Froome).


В прошлом году в его допинг-пробе обнаружили двукратное превышение бронхорасширяющего препарата сальбутамола, который назначается от астмы. Сам Крис Фрум все время уверял велосипедное сообщество, что совершенно невиновен. Ранее он пообещал, что будет бороться за трофей и в этом году и попытается въехать первым на Елисейские поля в Париже.


В понедельник дело против Фрума было закрыто, Международный союз велосипедистов решил, что для продолжения разбирательства нет оснований, и допустил англичанина до старта многодневки.


Однако в дозировке, превышающей рекомендованную, сальбутамол действительно может улучшать спортивные достижения, считает эксперт Датского антидопингового агентства.


«Различные исследования доказывают, что препараты от астмы способствуют наращиванию мышечной массы. Если принимать их в больших дозах, они накапливаются в организме и помогают росту мышц. На выносливость они никак не влияют, однако дают интенсивное краткосрочное улучшение, например в спринте», — объясняет Якоб Мёркеборг.


«Таким образом, в течение короткого времени крутить педали действительно можно быстрее», — заключает он.


Если же вы, не страдая астмой, приложитесь к ингалятору всего лишь разок-другой, то никакого улучшения спортивных достижений вы не испытаете, подчеркивает он.


«Поэтому даже если здоровый велосипедист примет сальбутамол в дозволенных количествах, никакого эффекта не будет. Поэтому-то это вещество входит в список легальных и не требует отдельного разрешения антидопинговых властей», — подчеркивает Мёркеборг.


Контроль на должном уровне


Каждый год Датское антидопинговое агентство имеет возможность предоставить ВАДА свой список веществ подлежащих запрету, однако против препаратов от астмы никаких возражений не было — ни в этом году, ни до этого.


«Учитывая все имеющиеся сведения, мы считаем, что в том, что касается использования препаратов от астмы, все должно остаться, как есть. Пока не появятся доказательства, что сальбутамол как-то улучшает результаты здоровых атлетов, астматики могут применять его безболезненно», — заключает Якоб Мёркеборг.