Киркенес: Мэр Сёр-Варангера Рюне Рафаэльсен говорит, что и руководители бизнеса, и отдельные частные лица испытывали давление: их, якобы, пытались завербовать норвежские секретные службы.


«Дагбладет» (Dagbladet) известны и другие истории, когда норвежцы рассказывали, как к ним приходили представители спецслужб и просили помочь информацией.


Незадолго до Рождества житель Киркенеса 62-летний Фруде Берг, ранее работавший инспектором Пограничного комиссариата на норвежско-российской границе, был арестован в Москве. Он по-прежнему находится в предварительном заключении в тюрьме строгого содержания Лефортово. Берг рискует получить 20 лет тюрьмы.


На допросе, проводимом российской полицией безопасности ФСБ (ранее известной как внушающий страх в Советском Союзе КГБ), Фруде Берг признал, что выполнял задание норвежской разведки. Вместе с тем виновность свою он отрицает.


«Вербовка шпионов»


Мэр Сёр-Варангера, представитель Норвежской рабочей партии Рюне Рафаэльсен, рассказал в беседе с Dagbladet, что в последние месяцы к нему обратились несколько человек, которых, якобы, пытались завербовать в качестве агентов норвежских спецслужб.


«Не знаю, кто именно вступал в контакт с этими частными лицами и представителями бизнеса: Служба разведки или Полицейская служба безопасности», — заявил Рафаэльсен корреспонденту Dagbladet.


«Ко мне обращались несколько человек. Они рассказали, что те, кого они восприняли как представителей норвежской разведки, просили их содействовать информацией. Секретной службе нужна была информация. Они хотят получать сведения о том, с кем те, к кому они обращались, встречаются в России», — говорит Рафаэльсен.


Мэр Сёр-Варангера рассказывает также, что обращались и к руководителям норвежского бизнеса и просили помочь им с людьми для выполнения заданий в России.


Несколько человек


«Ко мне обратились три — четыре человека, то, что с ними произошло, им очень не понравилось. На фоне дела Фруде Берга не сложно понять, что подобная миссия может иметь серьезные последствия», — говорит Рафаэльсен.


Мэр не хочет критиковать спецслужбы и понимает, что норвежская разведка делает свою работу.


«Дагбладет»: А кто к Вам обратился и рассказал об этом?


Рюне Рафаэльсен:
Ко мне приходили как люди, которые живут здесь, в Сёр-Варангере, так и руководители бизнеса, которые не из Киркенеса. Я не могу называть имена.


«Ощущения не из приятных»


Мэру несложно понять, что, когда с тобой общаются секретные службы — это ощущение не из приятных.


«Принимая во внимание дело Фруде Берга, я думаю, что большинство еще подумают, прежде чем решатся выполнить за границей задание секретной службы», — говорит Рафаэльсен.


Вместе с тем мэр пограничной с Россией коммуны подчеркивает, что с пониманием относится к тому, что каждая страна должна иметь свою службу безопасности и разведки.


«Разведка должна делать свою работу. Однако мы должны помнить о том, что для норвежца, живущего поблизости от границы, вполне законно иметь дела с Россией», — говорит Рафаэльсен.


— Почему эти люди обратились к Вам?


— Это произошло из-за того, что я — мэр Сёр-Варангера. Общим для тех, кто приходил ко мне и искал контакта со мной, было то, что они испытывают беспокойство. Один из приходивших уже ничего не хотел делать по другую сторону границы. Причина в том, что он опасался, что может разделить судьбу Фруде Берга.


Страх


Рафаэльсен подчеркивает, что он не нападает на Разведывательную службу или Полицейскую службу безопасности. В разговоре с корреспондентом Dagbladet мэр признает, что город на границе с Россией кипит слухами.


— Люди об этом говорят, после ареста Фруде Берга многие испытывают беспокойство. Некоторым кажется, что ездить через границу в Россию стало неприятно. И оттого, что спецслужбы снова попытались завербовать людей, ситуация лучше не становится.


— А что людям следует отвечать на подобные обращения?


— Люди сами должны оценивать, хотят ли они выполнять такие поручения. Все должны отвечать за свои действия и оценивать возможные последствия.


— А Вас не пытались вербовать?


— У меня никогда не было проблем ни с норвежской, ни с российской разведкой. Моя позиция как мэра заключается в том, что мы, живущие здесь, на границе, зависим друг от друга. Как с норвежской, так и с российской стороны.


«Занимаются законной деятельностью»


Руководитель отдела связей с общественностью Службы разведки Ким Гюльбрандсен (Kim Gulbrandsen) не хочет ничего говорить о методах работы разведывательной службы.


«Служба разведки принципиально никогда не комментирует методы, отношения или возможности, поскольку это информация под грифом „секретно"», — говорит Гюльбрандсен в беседе с Dagbladet.


Он подчеркивает, что Служба разведки занимается законной деятельностью в соответствии с норвежским законодательством.


«Наша разведывательная деятельность всегда ведется в рамках существующего национального законодательства и норм международного права», — говорит Гюльбрандсен.


Комиссия EOS (Комиссия Стортинга, контролирующая работу службы разведки, наблюдения и безопасности), регулярно осуществляет надзор за спецслужбами Норвегии: Службой разведки, Полицейской службой безопасности (PST), Отделом безопасности Вооруженных сил (FSA) и Управлением национальной безопасности (NSM).


«Нас контролируют регулярно», — говорит Гюльбрандсен.

— А вы пытались вербовать шпионов в Сёр-Варангере?


Ким Гюльбрандсен: Служба разведки никогда не станет комментировать, были ли контакты с представителями местного населения в Сёр-Варангере, или нет. Служба разведки не может также ни опровергать, ни как-то иначе комментировать утверждения о неподобающем поведении по отношению к отдельным лицам.


«Методов много»


Директор отдела связей с общественностью Полицейской службы безопасности Тронд Хугубаккен (Trond Hugubakken) подтверждает, что человеческие источники — один из многих методов, находящихся в распоряжении службы безопасности для получения информации, необходимой для проведения точного анализа и предотвращения серьезных угроз стране.


«Источники есть у всех служб безопасности. Часто это люди, имеющие доступ к информации, которая, например, может способствовать предотвращению терактов или помешать иностранным разведывательным службам проводить операции, наносящие вред безопасности страны», — говорит Хугубаккен.


Он ссылается на то, что полномочия PST заключаются в предотвращении и расследовании тяжких преступлений, направленных против Норвегии, в пределах границ страны.


«Для выполнения этой миссии PST собирает информацию с помощью различных методов, в том числе, используя в качестве источника информации людей. Эти источники помогают нам важными сведениями, которые нужны для того, чтобы предотвращать наиболее серьезные угрозы против Норвегии», — говорит Хугубаккен.


Дело Фруде Берга


• 62-летний инспектор норвежской пограничной службы на пенсии Фруде Берг был задержан российской полицией безопасности ФСБ на улице перед роскошным отелем «Метрополь» недалеко от московского Кремля 5 декабря 2017 года.


• Его подозревают в шпионаже. Обвинение в шпионаже основывается на статье 276 Уголовного кодекса России, минимальное наказание — 10 лет тюремного заключения.


• Берг много лет проработал инспектором Пограничного комиссариата в Киркенесе. Главная задача Комиссариата — следить за тем, чтобы обе стороны соблюдали договоры, регулирующие отношения на границе.


• Берг, якобы, действовал как курьер, передававший деньги и информацию между Норвегией и Россией, утверждает ФСБ. Якобы, он несколько раз ездил из Норвегии в Россию, выполняя задания. Российские власти утверждают, что могут доказать, что Берг передавал конверты с деньгами и электронными картами человеку, который, в свою очередь, передавал секретные документы о российском Северном флоте.


• С момента ареста Берг находится в предварительном заключении в тюрьме Лефортово, тюрьме с особо строгими условиями содержания, используемой российской полицией безопасности. Помощь норвежцу оказывают адвокаты Илья Новиков (Россия) и Брюньюльф Риснес (Brynjulf Risnes) (Норвегия). Сотрудники норвежского посольства в Москве оказывают ему консульские услуги.


• В Норвегии у Берга жена, дети и внуки. В Киркенесе Берг принимал активное участие в общественной жизни, частности, в деятельности своей церковной общины. Жители Сёр-Варангера не остались равнодушны к его судьбе и создали группу поддержки Берга.