Злобная фраза шведского комментатора «уберите эту дрянь» (plocka undan skiten) резюмирует то, что тревожило меня на протяжении всего Чемпионата мира, — всеобщее нежелание мешать футбольному празднику общественной критикой.


Такое иногда случается: болельщики выбегают на поле. Какой-нибудь пьяный мужчина в футболке сборной с номером, увидев просвет в цепи сотрудников службы безопасности, перепрыгивает через ограждение и бежит вперед до тех пор, пока, наконец, его кто-нибудь не хватает за ногу, и он не падает лицом в траву.


Но в воскресенье на финале Чемпионата мира по футболу в Москве произошло другое. На поле вырвались три женщины и мужчина в полицейской форме.


Кроме того, быстро выяснилось, что дело касается не футбола, а политики. И было это не спонтанным решением по пьяни, а частью акции протеста в пользу демократии, организованной феминистской группой Pussy Riot.


И именно в свете этого события злобные слова нашего комментатора «уберите эту дрянь» лучше всего резюмируют то, что тревожило меня на протяжении всего Чемпионата мира, — нежелание мешать футбольному празднику общественной критикой. Этот Чемпионат мира получился необыкновенно радостным и аполитичным.


Конечно, «Репортеры без границ» говорили «Экот» (Ekot), что очень отрадно видеть, сколько журналистов со всего мира впустили в Россию, причем на таких свободных условиях. Это позволило миру составить представление о происходящем, считают они.


Но много ли все они освещали события за пределами стадионов? Много ли статей было написано о борцах за свободу, критиках режима и журналистах, которые сидят в тюрьме в России? Или о гражданах, которых пытают и преследуют из-за их сексуальной ориентации? Удивительно мало.


Перед Олимпийскими играми в Сочи в 2014 году звучала критика в связи с рабочими, погибшими во время строительства стадионов. А 17 человек, которые погибли при подготовке стадионов для ЧМ по футболу, сейчас едва упоминаются.


В международной прессе рассказывают о том, что ЧМ положил начало общественной дискуссии о сексизме в отношении российских женщин. Это, конечно, успех. Но если журналисты, которые приехали в страну, где только что легализовали насилие в близких отношениях, ограничиваются обсуждением сексистской рекламы, то они просто изменяют своей миссии.