Неделю мы жили в советском дачном поселке на берегу одного из притоков Волги. Ближайшим к нам городом была Самара, располагавшаяся в нескольких часах езды.


В нашем поселке время словно остановилось в конце 1980-х. Облупившаяся краска, разваливающиеся детские площадки, шаткие конструкции для пикников. Но зато и сверкающая вода, зовущая искупаться, мощный сосновый лес, русское гостеприимство.


Если бы мне нужно было одним словом описать наше там пребывание, я бы выбрал «превосходно».


А будет еще лучше.


Я был там с двумя детьми (11 и 16 лет), а также с товарищем и его сыном (15 лет). Проведя один день на песчаном пляже, мальчишки отправились на поиски футбольного поля. Безнадежная затея, пробормотал я про себя.


Их не было несколько часов, а потом они вернулись все потные. Поле с искусственной травой (!) и разметкой найдено.


Что? В этой дыре? 


Превосходно.


А будет еще лучше.


Вскоре мы пришли туда все вместе и начали футбольный поединок, вдохновленные образами из настоящего мирового футбола. Мы изображали наших героев из Сенегала, Колумбии, Нигерии, Мексики и (отсутствующей) Италии.


Потом появилась суровая русская начальница и отправила нас прочь. Она привела охранника в униформе, который закричал: «GO HOME!» нам в лицо и затем препроводил нас доброжелательно, но решительно в близлежащий дачный поселок, где мы жили. Оказалось, что футбольное поле относится к детскому летнему лагерю, и посторонние не должны находиться на поле из соображений безопасности.


В такие моменты я одновременно люблю и ненавижу Россию. Я люблю ее вызывающий восхищение увлекательный образ, страсть и строгость. С другой стороны, я ненавижу этот фанатизм, который опирается, похоже, лишь на удовольствие от шанса проявить свою власть.


Но расстраиваться смысла не было. Я знал, что скоро все изменится. Потому что так происходит (почти) всегда.


Менее чем через 24 часа нас встретила настоящими овациями толпа юных болельщиков и их руководителей — не менее 150 человек. Нас пригласили на дружеский матч Финляндии против России.


Хозяева тщательно подготовились. У них есть судьи и дипломы, лица раскрашены (зрители написали «ОЛЕ!» на своих щеках), с трибун доносятся кричалки болельщиков. Но больше всего бросалось в глаза невиданное любопытство на лицах финских подростков.


Было сделано бесчисленное количество селфи и роздана куча автографов, множество человек подружились в Инстаграме, Фейсбуке и Вотсапе. Будем друзьями! Их молодежь толпилась вокруг нашей молодежи, воздух был пронизан электричеством, когда они беседовали на ломаном английском, создавалось ощущение, будто рушатся какие-то границы и волны Волги уносят обоюдные предрассудки. А вечером, конечно, будет вечеринка с дискотекой (но не для взрослых).


Превосходно.


А будет еще лучше.


Когда мы пришли на матч Чемпионата мира в город-миллионник Самару и обнаружили, что классическое российское гостеприимство действительно заметно во всей организации — в том, как все хорошо работает, в том, что российские работники сферы обслуживания на самом деле могут улыбаться, в том, как добровольцы делают все, что в их силах, даже без языковых знаний, чтобы гости со всего мира чувствовали себя хорошо, — я впервые за много лет подумал исключительно позитивно о нашем восточном соседе.


У нас шли горячие дебаты о том, следовало ли проводить Чемпионат мира по футболу в России. Я был с этим согласен. Путин не должен был добиться победы в своей пропаганде за счет футбола. Нельзя забывать Крым, Сирию и все эти диктаторские замашки.


Но сейчас я уже даже не знаю. Или нет, я, конечно, по-прежнему считаю, что Крым и все прочее нельзя забывать, как это хочет сделать господин Трамп. Но если победителем на этом футбольном турнире считать не только Францию, но еще и российское гостеприимство и дружбу без границ, уничтожающую предрассудки, то тогда проводить ЧМ в России было, несмотря ни на что, правильным решением.


Потому что все русские, с которыми я разговаривал, были растроганы тем, что у них столько гостей, и рады видеть всех этих иностранцев у себя на родине. Много лет контролируемое государством телевидение кричало на все лады, что почти весь мир настроен против России. Это было непрерывное примеривание на себя роли жертвы 24 часа в сутки.


И вот внезапно эти ужасные иностранцы — американцы, мексиканцы, бразильцы, колумбийцы и даже кое-какие европейцы — приехали сюда и все перевернули с ног на голову.


Это должно было иметь последствия. Хорошие последствия.


Я побывал на семи чемпионатах мира — на каждом с 1994 года — и, по моему мнению, за это время три турнира в особенности способствовали разрушению предрассудков и налаживанию дружеских связей. Два из них — это совершенно фантастические чемпионаты в Южной Африке в 2010 году и в Бразилии в 2014 году, выдающиеся примеры того, что «грязный» футбольный союз ФИФА все-таки сделал что-то хорошее для мира.


И сейчас я склоняюсь к тому, чтобы к этому списку добавить еще и ЧМ в России.


Ну да ладно. Вам же, наверное, интересно, как закончился тот дружеский матч?


Российская молодежь била очень жестко (я это на себе ощутил, ведь я был вратарем), но у них были проблемы с выносливостью и мастерством. Поэтому в первом тайме мы проигрывали 1:2, но наши молодые люди, прямо как хорваты, сделали титаническое усилие и одержали драматическую победу со счетом 4:3.


И знаете что?


Никаких кислых мин у русских. Никаких великодержавных замашек. Только радость и уважение (их учитель физкультуры лирически заговорил о Юхе Мието (Juha Mieto)), а потом было еще несколько сотен селфи.


Превосходно!


И на этот раз лучше уже просто и быть не может.