Оксана Шачко — одна из основательниц скандального движения «Фемен» (Femen) — покончила с собой в Париже. В организации уже подтвердили ее самоубийство. Оксане был 31 год. «Все вы фейк», — написала она в предсмертной записке. Это была третья ее попытка суицида. Почему девушка, для которой «Фемен» была смыслом жизни, покончила с собой — понять одновременно и легко, и сложно. В экспертной среде утверждают, что причина может заключаться в том, что Femen уже давно неактуальны, а новых форм для себя придумать они не смогли.

Бизнес или искусство

Оксана Шачко — из Хмельницкого. Она основала «Фемен» вместе с Анной Гуцол и Александрой Шевченко в 2008 году. Эпатажные акции протеста, обязательно с обнажением груди, привлекали внимание медиа и вызывали в обществе смешки или скандалы. Как бы то ни было, девушки быстро стали знамениты.

При этом «маленький украинец» часто не понимал, против чего именно протестуют «феменши». Не всегда это понимали и они сами. «Из-за того, что у них не было четкой идеологической базы, активистки «Фемен» попадали мимо актуальных проблем. По их акциям было сложно угадать, каким набором ценностей они руководствуются. С одной стороны, они использовали обнаженное женское тело и субъективировали его. С другой стороны, они делали акции явно расистского содержания, например, протест против футбольных болельщиков, которые, якобы, приезжают исключительно ради секса с украинками», — говорит исследовательница прав женщин Нина Потарская.

Грудь на экспорт

Говорят, первые разногласия у девушек из «Фемен» возникли еще в конце «нулевых». На гребне успеха часть из них заинтересовалась тем, чтобы отрабатывать политические заказы, но Оксана Шачко хотела, чтобы ее акции воспринимали скорее, как искусство. Украинское общество и тогда, и особенно теперь оказывалось не готовым к такому взгляду на публичные обнажения.

В августе 2012 году активистки «Фемен» бензопилой срезали Поклонный крест на Институтской улице возле Международного центра культуры и искусств. По их словам, они сделали это в знак солидарности с Pussy Riot, которым как раз выносили приговор за «шабаш» в Храме Христа Спасителя в Москве. Акция была направлена против клерикализации общества и политики. Но ее не поняли даже многие либерально мыслящие украинцы. Все-таки, крест на Институтской был установлен вовсе не по религиозным причинам — а в память жертв сталинских репрессий, которых до начала Второй мировой пытали именно здесь, в подвалах Октябрьского дворца. Что же до массового восприятия их акций, то дальше, чем «дiвки зовciм вже одурiли» оно так и не продвинулось.

Возможно, именно по этой причине — из-за непонимания — «Фемен» в конечном счете «свернули лавочку» в Киеве — и направились на продолжительные гастроли в Евросоюз. Этому предшествовала эпопея с «заказными протестами», которую, как говорят в близких к организации кругах, привнес в деятельность «феменш» Виктор Святский. На определенной стадии Святского стали считать идеологом «Фемен», что легко допустить, учитывая его «левые» политические взгляды. В начале 90-х годов он был активистом украинской Компартии — и даже подвергался преследованию со стороны СБУ. Он же, возможно, стал по совместительству идеологом «коммерциализации проекта» — она стала заметна накануне президентских выборов 2011 года и позже, в 2012 — 2013 гг.

«Их деятельность была ситуативна, в основном речь шла об отработке заказа. Заказали Юлю — они мочат Юлю, Януковича — мочат Януковича. Я знаю журналистов, которые передавали им деньги на конкретные перформансы и суммы были довольно внушительными», — говорит «Вестям» источник, в прошлом близкий к «Фемен».

В июле 2013 года накануне Дня Крещения Руси Святского жестоко избили неизвестные. По всей видимости, так его хотели предупредить о необходимости воздержаться от традиционных акций в дни религиозных праздников. Александра Шевченко тогда заявила, что нападения были, вероятно, организованы спецслужбами, и «феменши» все время находились под их колпаком. «Куда бы ты ни шел, за тобой идут люди. У этих людей характерна сбушно-милицейская внешность», — сообщила она журналистам.

После инцидента о «Фемен» в Украине практически не было слышно. А нынешний тренд организации — привязывать свои акции к либеральным ценностями, таким как феминизм, антиклерикализм, права человека — у девушек стал особенно ярко проявляться после 2011 года. Поэтому он на самом деле может быть связан с деятельностью Святского, который готовил «продукт на экспорт». Подход вроде бы казался интересным.

«Обнаженная грудь привлекает внимание, а значит, такие акции более успешны и позволяют указать на серьезную общественную проблематику. Если бы «Фемен» не было, то многие вопросы у нас оставались бы табу», — считает феминистка и активистка Елена Шевченко.

После 2011 года активистки с голой грудью нападали на президента Чехии Милоша Земана, машину экс-главы МВФ Доминика Стросс-Кана. В 2011 году они протестовали у Храма Христа Спасителя в Москве, скандируя лозунг «Боже, царя гони!» По сути, они предвосхитили акцию Pussy Riot. В 2013 году «Фемен» проводили акцию на выставке в Ганновере, где тогда присутствовали Ангела Меркель и Владимир Путин, а уже в следующем году одна из девушек «Фемен» облила себя кровью на территории Киево-Печерской лавры — это символическое действие было протестом против российской политики в Украине. В 2017 году «Фемен» оголялись даже в Ватикане. И хотя полиция задержала тогда активистку Алису Виноградову, для Запада в действиях девушек ничего выдающегося не было. По той же причине на Западе «Фемен» так и не стали «хедлайнерами» общественного протеста. Их акции шокировали украинцев, но для европейцев были делом обычным.

«Фемен» — это не феминизм

Возможно, причина неуспеха в Евросоюзе была связана с тем, что девушки выступали за ценности, суть которых и сами не понимали до конца. Например, политический блогер Олеся Медведева утверждает, что с феминизмом у активисток «Фемен» — ничего общего. Или, может быть, для Запада, привычного к любым проявлениям протеста, они оказались слишком «ординарными». По тем темам, которые у нас считаются табуированными, в Евросоюзе уже давно пришли к консенсусу.

После 2014 года девушки снова пытаются сфокусироваться на Украине. Но оказывается, времена изменились — и здесь они тоже в пролете. Общество зациклено на войне, экономическом коллапсе страны — и после Майдана к «свободе» и «либеральным ценностям» у него аллергия.

«Вопросов войны на Донбассе они, насколько я знаю, совсем не касались и, в основном, „хайпили" на темах, которые находятся на гребне информационной волны. Сейчас они четко работают против Порошенко, в чем их сложно не поддержать. А вот против националистов они не проводят публичных акций, но внутри организации, насколько мне известно, осуждают правый радикализм», — комментирует это Медведева.

«Все вы фейк»

«Само понятие активист сейчас уже иное. Активист — это человек в балаклаве, с бейсбольной битой в руке и свастикой, набитой на бицепс. То есть, на карнавал «Фемен» сейчас нет спроса. У нас сейчас совершенно другой карнавал или цирк, как хотите», — говорит наш источник, комментируя ситуацию c «Фемен». По его словам, у девушек не было идей, как именно бороться с ростом правого радикализма и крайним консерватизмом в украинском обществе, распространившемся после Революции Достоинства. — «Мы превращаемся в патриархальных консерваторов, хотя хотели совершенно другого… Никогда раньше общество не было настолько глухо к идеям «Фемен», как сейчас. Для них это было что-то вроде кризиса оригинальности».

Примерно о том же — предсмертная записка Оксаны Шачко. «Все вы фейк»… Невостребованность «Фемен» могла и не быть непосредственной причиной ее самоубийства, но определенный отпечаток она конечно оставила.

Ранее активистки «Фемен» заявляли, что Украиной руководит президент, который в состоянии финансировать ЕС. В декабре 2017 года, в разгар так называемого Михо-Майдана, активистки «Фемен» провели акцию с обнажением, во время которого предложили покинуть Украину и Петру Порошенко, и его оппоненту Михаилу Саакашвили. Также акцию «Фемен» проводили под администрацией президента в День достоинства и свободы — 21 ноября 2017 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.