Угроза глобальной засухи в аннексированном Крыму стала темой №1 для жителей полуострова. Крымские «власти» объявили режим чрезвычайного положения в некоторых самых проблемных регионах, но решать проблему не спешат.

Аграрная отрасль в Крыму умирает, уже сейчас на полях отказываются засеивать культуры, которые ранее прекрасно выращивались благодаря регулярному поливу. А люди вынуждены пить некачественную воду, если таковая вообще будет течь из крана.

О проблемах с водой в условиях оккупации «Обозреватель» поговорил с экс-начальником управления по вопросам эксплуатации объектов водопроводно-канализационного хозяйства Министерства ЖКХ Крыма Аметом Мамутовым.

«Обозреватель»: Что привело аннексированный полуостров к таким катастрофическим проблемам с водой?

Амет Мамутов: Самый критический момент в том, что из-за недостатка питьевой воды (и не только питьевой, а водного баланса в целом) истощились и подземные воды. Соответственно, их уровень снизился до критической отметки, скважины работают в часовом режиме, при том, что ранее они работали круглосуточно. Это в целом по Крыму, исходя из водного баланса. А за последние 10-15 лет всегда остро стоял вопрос восточного Крыма — это Керчь, Феодосия, Судак. Эти регионы питались за счет подачи днепровской воды по Северо-Крымскому каналу. Поэтому в основном наполнение и запасы воды составлялись именно днепровской водой через очистку. Сейчас основным источником наполнения этих водохранилищ являются те скважины, которые бурили в районе Нижегорского и Джанкойского района. Там три зоны, это «золотой запас» Крыма питьевой воды, который не разрабатывали, да и вообще не позволяли себе вскрывать.

Сегодня же, построив группу водозаборов, со скважин откачивают воду и прогоняют к этим водохранилищам. Потом вода опять берется с водохранилища и очищается. То есть вода хорошего качества сбрасывается в грязный оросительный канал, потом прогоняется в водохранилище и после очистки подается потребителям. Именно этот запас они используют, чтобы обеспечить восточный Крым. Белогорское водохранилище и Тайган уже давно высохли. Хотя в Белогорское хранилище еще поступает верхний сток — это дожди и талые воды, которые собираются за зиму, но они иссякают очень быстро, и запасов не хватает. Поэтому основным источником являются эти скважины. По остальному Крыму — Симферополь еще обеспечен водой, Бахчисарайский район на скважинах, там за счет талых вод и поверхностного стока еще удерживают ситуацию. В районе Судака были две или три скважины, за счет чего он и питался. Но подземные воды достигли своей критической отметки, как я говорил, поэтому родники там уже давно высохли.

— Жители села Предущельное Бахчисарайского района пожаловались, что уже 12 дней находятся без воды…

— В этом районе есть родник. На нем стоял центробежный насос, который качал из него воду. Есть постоянная проблема с этим насосом, это технический вопрос. Но я думаю, что помимо этого, там — еще и отсутствие притока (запаса воды, которая поступает).

— Сколько регионов питается водой за счет скважин?

— Очень много, это вся центральная и степная часть Крыма.

— Теперь они останутся без воды, учитывая, что уровень подземных вод критично низкий?

— Понимаете, днепровская вода была нужна не только для наполнения водохранилищ, это поддержание водного баланса за счет фильтрации. За счет полива и всего остального поддерживался водный подземный горизонт. Если простыми словами — вода собиралась под землей и держалась на определенной отметке, и это позволяло круглый год откачивать воду. Сегодня поступления сверху нет, соответственно, сколько можно отбирать? Второй момент, вода, которая отбирается, проходит через карсты, а Крым находится в зоне известняковых отложений (кальций). Поэтому очень повысилась минерализация воды, и говорить о том, что с этих скважин поступает питьевая вода — самого себя обманывать. Любой житель степной части Крыма скажет, что качество воды значительно ухудшилось, и говорить о том, что ее можно пить… Люди просто вынуждены пользоваться тем, что имеют. А вода соленая.

— Если ситуация не решится, что будет с питьевой водой в Крыму?

— Тот проект, который реализуется (пробуренные скважины в Нижегорском и Джанкойевском районах), там должен быть построен магистральный трубопровод с насосными станциями и резервуарами, и эта вода должна подаваться на восточный Крым — на Феодосию до Керчи по трубам. Именно таким образом планируют закрыть проблему с питьевой водой в той зоне. Но это при условии того, что дебета «золотого запаса» будет хватать, чтобы обеспечивать эти регионы. Что касается центральной и степной части Крыма, то им повезло, что пошли дожди, хотя год по прогнозам должен был быть засушливым. Это позволило там поддержать водный баланс. Если два года подряд в Крыму будет засушливая погода, это критически повлияет на состояние с питьевой водой. Уже проблемы есть, но в дальнейшем они будут острее и намного существеннее. Возможно, что воды в скважинах просто не станет. Большая часть Крыма, которая берет воду из скважин, останется без нее.

— Заместитель министра по вопросам оккупированных территорий Юрий Грымчак заявил, что из-за отсутствия воды сильно страдает экосистема Крыма, и чтобы вернуть ее в прежнее состояние понадобится 10 лет?

— Он немного ошибся. Мои предположения — каждый год минус десять. Каждый потерянный год оттягивает экологическое состояние полуострова от стабильного на 10 десять лет. Для того, чтобы восстановить этот баланс, уже на сегодня потребуется порядка 25-30 лет. Это при условии, если в ближайшее время решится вопрос о деоккупации Крыма. Тогда днепровская вода должна поступать в неограниченном количестве. Простыми словами, нужно будет залить Крым пресной водой, чтобы ускорить процесс экологического восстановления. Но не заболачивая, а именно насыщая.

— Когда наступит критическая точка?

— Учитывая то, что в степной части уже поднялись солончаковые почвы, и засоленность этих регионов увеличивается, то в ближайшие три-пять лет, в зависимости от погодных условий. Если в Крыму два года подряд будет засушливое лето и зима, то вы можете представить, какие суховеи могут разгуляться по полуострову. Они будут разносить эту соль, пыль и все остальное. Аграрии уже не то, что жалуются, они отходят от того, чтобы производить засев летом, это рискованно. Озимые, яровые просто отходят от посадки. Отказались от выращивания множества культур, самым первым был рис, теперь уже перестают выращивать бахчевые и овощные. Культуры, которые требуют влаги, те же виноградники, сегодня в критическом состоянии, потому что поливать нечем.

— Как крымские «власти» могут решить проблему?

— Я уже говорил о проекте со строительством водопровода, который будет брать воду из скважин в Нижегорском и Джанкоевском районах. Ну а в другом… баржами не привезешь. Была идея проложить трубу и брать воду с Кубани, но там своих запасов не хватает. А других возможностей нет. Разве что опреснять воду. Эта идея часто озвучивалась, сколько я работал, но также часто и пропадала по одной причине — это процедура «золотой воды», себестоимость кубометра составляет от 4 до 8 евро. Поливать ею точно никто не будет, в качестве питьевой воды она требует дополнительного насыщения микроэлементами, иначе — это мертвая вода. Поэтому вопрос опреснения морской воды, я думаю, больше утопия, чем реальность. Все что имеется — те запасы воды, которые есть на полуострове, а они пополняются за счет снега и дождя.

— Крым может оказаться под угрозой исчезновения питьевой воды?

— Если не два, а три-четыре года будут засушливые лето и зима, то крымским властям придется принимать кардинальные решения, хотя этот вопрос должен стоять первоочередным уже сейчас.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.