«Цель поджогов автомобилей — досадить „проклятому" обществу и полиции. Это своего рода общественный протест, осуществленный криминальными кругами», — говорит профессор криминологии Стокгольмского университета Ежи Сарнецки в беседе с «АБЦ Нюхетер» (ABC Nyheter).

Полиция подозревает, что поджоги могли быть скоординированы в соцсетях.

«Совершенно очевидно, что все это было скоординировано, потому что поджоги начались одновременно в нескольких местах на западе Швеции. Но определенная степень координации вовсе не обязательно должна означать, что это был заговор. Полиция должна очень тщательно это расследовать», — говорит Сарнецки.

Еще два автомобиля были подожжены в Вестре Фрёлунда (Västre Frölunda) в Гётеборге за какие-то полчаса в ночь на среду, в том же самом районе, где в ночь на вторник были подожжены несколько машин. Автомобили горели и в Мёльндале (Mölndal) недалеко от Гётеборга, и в Буросе (Borås).

Неизвестно, можно ли последние пожары непосредственно связать с теми почти 100 автомобилями, которые были подожжены вандалами в ночь на вторник, но, по словам руководителя полицейской операции Юхана Юнга (Johan Ljung) из Западного полицейского управления, многое указывает именно на это.

9 сентября в Швеции выборы, и нет ничего неожиданного в том, что поджоги автомобилей стали темой избирательной кампании. Премьер-министр Стефан Лёвен во вторник выступил довольно жестко и не стал скрывать, что он «вне себя от ярости».

— Эти пожары происходят при весьма чувствительных политических обстоятельствах. Вполне возможно, что кто-то хотел спровоцировать подобные действия, чтобы выиграть политические очки, но нам неизвестно, действительно ли это так, — говорит криминолог Ежи Сарнецки.

ABC Nyheter: А Вы не рассматриваете это в связи со шведскими дебатами об иммиграции?

Ежи Сарнецки: Я не стану отвечать на этот вопрос. Мы не знаем, есть ли тут какая-то связь, а если это и так, нам неизвестно, кто за этим стоял.

«Усилились в 2009 году»

Молодежь из криминальных кругов ранее несколько раз осуществляла подобные акты вандализма. Если верить статье о подобных пожарах, опубликованных «СВТ» (SVT) ранее, эта странная «мода» распространилась в районе Готтcунда (Gottsunda) в 2009 году. С тех пор количество поджогов автомобилей удвоилось.

«Мы и раньше видели подобные пожары и похожие беспорядки в социально уязвимых районах. Шведская полиция называет эти районы социально неблагополучными», — говорит Сарнецки.

«Это похожие на гетто районы, где есть социальные проблемы, высок уровень молодежной преступности, безработицы, где молодежь плохо учится в школе», — подчеркивает криминолог.

Первые сообщения о поджогах автомобилей хлынули из Гётеборга и Трольхеттана (Trollhättan) около 21.00 в понедельник. За ночь поступили аналогичные сообщения из Стокгольма и некоторых других городов. Когда полиция Трольхеттана выехала на место в связи с сообщениями о поджогах автомобилей, молодежь забросала ее камнями.

«Беспорядки среди молодежи у нас иногда случаются как в Швеции, так и Норвегии, но то, что связано с автомобилями, — это особая статья. Машину поджечь легко, и это привлекает к себе большое внимание», — говорит Сарнецки.

«В том, что машины жгут в августе, нет ничего необычного», — пишет «СВТ Нюхетер» (SVT Nyheter).

«В этих районах бывает особенно неспокойно перед началом нового учебного года и сразу же после начала летних каникул», — говорит Сарнецки.

«Пожары, случившиеся на этой неделе, выделяются»

Йон Эст (John Östh) из Университета Уппсалы, занимающийся культурной географией, изучал поджоги автомобилей как феномен. Он подтверждает, что поджоги автомобилей — тренд, который нарастает с 2009 года, но считает, что важно рассматривать поджоги, случившиеся на этой неделе, как отдельное событие:

«Поджоги представляются более скоординированными, и этим они выделяются», — говорит Эст в беседе с ABC Nyheter.

«Если бы я мог просто размышлять на эту тему, то сказал бы, что события этой недели кажутся местью за что-то, совершенное полицией, например, за операцию против наркоторговли или другой преступности, связанной с бандами».

Эст изучает сегрегацию и группы населения, чувствующие себя изгоями в Швеции, он принимал участие в исследовании, специально посвященном поджогам автомобилей.

«В нашем исследовании мы рассматривали связь между поджогами автомобилей и сегрегацией, а также районы, где молодежь оказалась вне рынка труда и где высок уровень бедности», — рассказывает он.

В 1950-е и 1960-е годы в пригородах больших шведских городов в рамках так называемой «миллионной программы» были построены большие жилые массивы. В период с 1965 по 1975 годы строили примерно 100 тысяч квартир ежегодно.

«В самой мысли о том, чтобы у людей появилась возможность жить сравнительно дешево в приличных условиях недалеко от больших городов, не было ничего плохого. Но эти районы из районов проживания рабочего класса превратились в сегрегированные районы, где живут те, кто находится вне шведского общества. Многие молодые люди совсем выпали из него», — говорит Эст.

«Часто это люди с иммигрантскими корнями»

Поджоги автомобилей особенно характерны именно для таких районов.

«Часто к ним имеют отношения молодые люди с иммигрантскими корнями, но в Швеции есть очень много молодых иммигрантов, которые так себя не ведут. Эти происшествия прежде всего связаны с тем, что люди не чувствуют себя своими в шведском обществе — ни социально, ни экономически», — говорит Эст.

«Это, конечно же, их не извиняет. Это криминальные действия, и относиться к ним следует, исходя из этого. Но, если решать проблему, мы должны посмотреть на то, что за этим стоит».

Премьер-министр Лёвен заявил, что он и Социал-демократическая партия будут жестко бороться с подобной преступностью и ясно дадут понять, что подобный вандализм неприемлем.

«Думаю, что на этот позиция довольно четкая, в том числе и у таких партий, как социал-демократы. Похоже, все договорились рассматривать происшествия этой недели прежде всего как преступления», — говорит Эст.

Один из тех, кто был задержан после поджогов автомобилей во Фрёлунде (Frölunda), был арестован в аэропорту в Турции, он пытался бежать. Трое задержанных — в возрасте около 20 лет.

Ведутся поиски нескольких подозреваемых преступников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.