Среди праведников народов мира много типажей. По словам главы департамента (праведников народов мира в мемориале памяти жертв Холокоста Яд ва-Шем — прим. пер.) Ирены Штайнфельд, которая руководила подразделением последнее десятилетие, между этими людьми нет никакого сходства. В интервью по случаю окончания своей каденции, она рассказала, что не знает, как повела бы себя на их месте.

Психически нестабильная принцесса, берлинская проститутка, нацистский офицер и деревенский чудак — вот лишь некоторые люди из длинного списка праведников народов мира. В нем содержатся имена около 27 тысяч человек, которые безвозмездно рисковали жизнями, спасая евреев от нацистов. Список этот удивителен и многообразен. «В нем есть люди, которые различаются по всем параметрам — возрасту, профессии, положению в обществе, образованию, вере и политическим взглядам», — говорит Ирена Штайнфельд, которая этим летом покинула пост главы департамента праведников народов мира в мемориале Яд ва-Шем.

В интервью по итогам 11 лет работы на уникальной должности она провела для «Гаарец» увлекательный обзор работы департамента, рассказала о некоторых случаях, с которыми столкнулась, и поделилась наблюдениями о человеческой природе.

В самом начале Штайнфельд подчеркнула, что любая попытка подвести истории праведников народов мира под общий знаменатель обречена на провал. Так, например, она настаивает, что у принцессы Алисы, правнучки королевы Виктории и матери принца Филиппа, которая скрывала семью Коэнов во дворце в Афинах, и Хэдвиг Поршутц, проститутки из Берлина, прятавшей сестёр-близнецов Бранштейн в своей квартире на Александерплац, нет ничего общего.

Антон Сухинский, местный чудак из украинской деревни Зборов, который был предметом насмешек соседей, также не подходит ни под одно описание типичного праведника народов мира. Еврейские дети, которых он спас, среди других потешались над ним до войны. Однако когда рухнули все моральные устои, когда большинство либо равнодушно отвернулось от евреев, либо участвовало в убийствах, именно он, деревенский чудак, в отличие от соседей, следовал общечеловеческим ценностям и без посторонней помощи спас жизни шести детям из семьи Цейгер.

«Что общего между маргиналом Сухинским и профессором Владиславом Бартошевским, членом польской подпольной организации "Жегота" (организация Сопротивления, занимавшаяся спасением евреев — прим. пер.), который спасал евреев во время Холокоста, а потом стал министром иностранных дел Польши», — спрашивает Штайнфельд. По её словам, «при каждой попытке обрисовать типичного праведника народов мира, можно наткнуться на убийцу или пособника нацистов, который тоже соответствует этим характеристикам».

Среди праведников есть и такие неоднозначные личности, как Зофья Коссак-Шуцкая, которая и основала организацию помощи евреям «Жегота». В бюллетени, который Козак-Шуцкая выпустила в 1942 году, она призывала поляков выступить против убийства евреев, но отмечала, что евреи остаются «политическими и идеологическими противниками Польши». «Ее случай непростой», — говорит Штайнфельд о решении признать Коссак-Шуцкой праведником народов мира. «Спасение и антисемитизм идут у неё в одной связке».

Встречаются среди праведников народов мира и нацисты. Больше всего на слуху имя Оскара Шиндлера, но есть и менее известные личности, например, Герхард Курзбах, который был начальником гаража по обслуживанию военной техники недалёко от Кракова и спас многих евреев из близлежащего гетто Бохния от концентрационных лагерей, спрятав их в мастерской. В 2012 году под контролем Штайнфельд ему присвоили звание праведника.

Его история показывает, что в архивах и мемуарах людей той эпохи скрывается ещё много историй потенциальных праведников народов мира, которым пока не присвоили это звание. В 2011 году Штайнфельд получила электронное письмо от жителя Германии с просьбой проверить, не положено ли звание праведника его родственнику. «Во время проверки мне неожиданно открылась потрясающая история со множеством доказательств, повествующая о неизвестном ранее спасении евреев», — рассказывает Штайнфельд.

Оказалось, что за десятилетия до этого в различных архивах появились свидетельства выживших во время Холокоста евреев, которые рассказывали о том, как Курзбах их спас. Там содержалось даже письмо его жене, написанное в 1943 году спасёнными евреями. В нем они писали, что любили ее мужа как «отца и хорошего друга» и что они ему благодарны. Штайнфельд поясняет, что причина запоздалого признания кроется в ограниченности человеческих сил. «Существует много свидетельств и материалов, которые даже не каталогизированы», — говорит она о потенциале признания людей праведниками народов мира.

Исчезающее поколение

«Мы отчасти историки, отчасти детективы. С одной стороны, благодаря современным технологиям, сейчас можно быстро обнаружить те вещи, которые раньше было очень сложно найти», — говорит Штайнфельд и поясняет, что работники департамента используют «Фейсбук», чтобы отыскать родственников праведников народов мира. С другой стороны, по её словам, работа усложняется, так как поколение очевидцев событий уходит.

Каждый год список пополняется сотнями праведников народов мира. При этом Штайнфельд подчеркивает, что, несмотря на «огромный потенциал», до сих пор речь идёт об «исключениях, особенных случаях, меньшинстве из меньшинства». По её словам, «не нужно представлять себе большую гору, за которой скрывается информация, способная изменить восприятие Холокоста. Он представляет собой картину убийства и разрушений. Праведники народов мира были всего лишь маленькими яркими точками».

Штайнфельд отказывается признавать не только наличие базовых характеристик у праведников народов мира. Она также отвергает сравнение стран в этом вопросе. Штайнфельд признаётся, что не уверена, правильно ли было обнародовать статистику числа праведников по государствам.

В списке лидирует Польша. Звание праведников народов мира в стране получили 6 863 человека — этот показатель выше, чем в других государствах. Но Штайнфельд не одобряет использование польским правительством этих данных в спорах о причастности страны к Холокосту. «Эта цифра лишена смысла», — говорит она и поясняет, что «между странами была большая разница — они отличались по числу проживающих в них евреев, по отношению немцев к местному не еврейскому населению, по степени опасности, которой подвергались те, кто помогали евреям, и так далее».

Дмитрий Медведев с директором музея Анвером Шалев

По её словам, можно привести и другую статистику, которая сравнивает число праведников народов мира и количество евреев в стране. В этом случае Франция, где было около 300 тысяч евреев и четыре тысячи праведников народов мира, обгоняет Польшу, где насчитывалось около трех миллионов евреев и семь тысяч праведников. С другой стороны, Штайнфельд признает, что в Польше, в отличие от Франции, за спасение евреев грозила смертная казнь. «Очень сложно прийти к однозначным заключениям об определенных народах, — говорит она. — Из-за того, что праведники народов мира были исключением из правил, нельзя использовать информацию о них для составления общих характеристик».

В этом контексте, вопреки мнению многих учителей, Штайнфельд не уверена, что о поступках праведников народов мира нужно рассказывать детям как о правиле. «Это отдаёт лицемерием и упрощением, потому что такая поведенческая модель сложна в исполнении», — поясняет она. Ее раздражает, когда она слышит, как учителя в присутствии учеников задаются вопросом, почему было так мало праведников народов мира. По её словам, неизвестно, как бы они повели себя в такой ситуации. «Я не знаю, как бы поступила при подобных обстоятельствах. Я до сих пор не понимаю, откуда праведники народов мира взяли силы на такие поступки», — говорит Штайнфельд.

Для получения звания нужно соответствовать жестким критериям. Праведник должен быть не евреем, который, рискуя собой, безвозмездно помог евреям. По каждому из этих пунктов велись многолетние споры. Однако, по словам Штайнфельд, критерии обоснованы. «Все мы, конечно, совершаем добрые поступки. Мы помогаем пожилой женщине перейти через дорогу и жертвуем немного денег на нужды других. Но это не требует от нас слишком многого, — говорит она. — Праведники народов мира отличались тем, что ставили на кон свою жизнь и были готовы заплатить соответствующую цену».

Секретный комитет

Различные ограничения привели к тому, что некоторые семьи праведников народов мира не знают, что Яд ва-Шем присвоил их родственнику это звание. Несмотря на то, что имена праведников известны в интернете, какая-то часть семей остаётся в неведении. «Иногда даже после поиска, мы не имеем представления о том, где находится семья», — говорит Штайнфельд.

В других случаях возникает иная проблема: семья найдена, но отказывается принять звание от имени умершего праведника. Причины различны: от скромности (моя мама не думала, что заслужила медаль) и семейных ссор до антиизраильской идеологии.

С последней проблемой Штайнфельд столкнулась в 2013 году. Яд ва-Шем признал праведником народов мира первого араба (на данный момент он остаётся единственным), египетского врача Мухаммеда Хелми, который прятал евреев в Берлине. Но его родственница, которую удалось разыскать в Каире, заявила, что семья не заинтересована в получении награды от Израиля. В конце концов израильский режиссёр Талия Финкель нашла другого члена семьи, который принял удостоверение на церемонии в Берлине.

«Когда я вступила в должность, то сказала: «Вау! Я единственная, кто возглавляет такой департамент, — вспоминает Штайнфельд. — Геноциды случались и в других местах, но я не знаю ни одного примера, когда жертвы пытались бы найти среди народов, участвовавших в убийствах и сотрудничавших с преступниками, несколько хороших людей, ставших лучем света во тьме. Это сделало мою должность уникальной».

Увековечение памяти спасителей было одной из задач мемориала Яд ва-Шем с момента его основания в 1953 году. Но работа над этим началась только спустя десятилетие. «Изначально мы планировали краткосрочный проект, в рамках которого хотели отыскать несколько праведников, издать книгу в память о них и на этом закончить», — говорит она. С тех пор прошло 55 лет, но до сих пор ежегодно в списке появляются сотни имён.

Перед принятием решения о присуждении звания каждому человеку проводится анализ. Он основан на информации, которой располагают Яд ва-Шем, архивы и организации по всему миру, а также на свидетельствах спасённых евреев и данных в интернете. После сбора фактов, дело передаётся в комитет праведников народов мира, куда входят выжившие евреи, которые репатриировались из других стран, а во главе стоит верховный судья в отставке (сейчас должность занимает Якоб Тиркель).

В прошлом месяце Яд ва-Шем отказал движению за свободу информации в публикации протоколов заседаний и имён членов комитета. «Это один из самых странных отказов, которые мы получали, и мы спрашиваем, в чем причина?» — поинтересовались в организации. Штайнфельд подчеркивает, что комитет работает «честно, организованно и под надзором». Она выступает за сохранение конфиденциальности его деятельности. В основе такого решения, по её словам, лежат опасения, что члены комитета столкнутся с давлением со стороны выживших евреев, политиков, организаций и общественных деятелей. «Эта работа вызывает широкий общественный резонанс и пробуждает сильные эмоции. У меня нет сомнений, что если бы протоколы публиковались сейчас или в будущем, члены комитета либо отказывались бы от участия, либо занимались бы самоцензурой», — говорит она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.