Смерть руководителя сепаратисткой организации ДНР Александра Захарченко создаёт новые обстоятельства, которые могут повлиять на судьбу Минских соглашений.

Что это было?

Сепаратисты утверждают, что покушение на А. Захарченко устроили украинские диверсанты, которые уже задержаны.

Председатель так называемого «народного совета» ДНР Денис Пушилин назвал это терактом, устроенным Киевом, и сказал, что Донецк отомстит.

МИД России поддержал версию, озвученную донецкими сепаратистами. Официальный представитель министерства Мария Захарова сказала следующее:

«Есть все основания полагать, что за его убийством стоит киевский режим, который не раз использовал подобные методы устранения инакомыслящих и неугодных…. В ситуации с убийством главы ДНР киевская партия войны реализует террористический сценарий, усугубляя и без того сложную обстановку в регионе (…). Не выполнив обещания о мире, в Киеве, видимо, решили перейти к кровавой бойне».

То есть, у России «есть основания полагать», что может означать отсутствие неопровержимых доказательств. Но при этом озвучены в адрес «киевской партии войны» обвинения в терроризме. При этом данное словосочетание тоже не имеет однозначного смысла, поскольку к «партии войны» могут быть отнесены и отдельные представители украинской власти, и отдельные политические группы, и представители добровольческих батальонов, и представители праворадикальных организаций. 

Также Захарова заявила от имени МИД, что мировое сообщество должно потребовать и проконтролировать проведение беспристрастного расследования покушения.

Украина тоже отреагировала на это резонансное событие. Руководитель аппарата СБУ Игорь Гуськов опроверг причастность спецслужбы к покушению: «У нас есть основания считать, что смерть Захарченко может быть результатом внутренних криминальных конфликтов в среде сепаратистов, в первую очередь, связанным с перераспределением бизнеса, отжатого на протяжении 2014-18 гг. Но мы не исключаем и попытки российских спецслужб также устранить одиозную фигуру, которая, у нас есть информация, мешала россиянам и на сегодня стала лишней».

«Я не хочу комментировать обстоятельства, нам важно, что действительно был взрыв, в результате которого погиб Захарченко. А при каких обстоятельствах… пройдет время, мы сообщим информацию по этому поводу».

То есть, исходя из слов Гуськова, СБУ подтверждает сам факт взрыва, а также факт смерти Захарченко. Но при этом относительно причин и обстоятельств случившегося использованы формулировки: «у нас есть основания считать», «пройдет время, мы сообщим информацию по этому поводу». Всё это указывает на отсутствие исчерпывающей информации о покушении. Что тоже можно считать признаком непричастности государства Украина к смерти лидера донецких сепаратистов.

Шесть версий

Если исходить из анализа совокупности интересов, мотивов, которые привели к покушению, то речь идёт о следующих возможных вариантах.

1) Внутренние конфликты. Это могло быть связано с чисто имущественными, финансовыми вопросами, и некто решил отомстить. Возможно, что взрыв планировался как «предупреждение», а не как убийство, но случилось так, как случилось. Кроме того, покушение может быть проявлением борьбы за власть, то есть борьбы одновременно и за политический статус, и за контроль в финансовой, экономической сферах. Возможно, что А. Захарченко стал «проблемой» для лидеров донецких сепаратистов. 

2) Украинские спецслужбы. Могли ли они иметь отношение к покушению? Да, теоретически могли бы это реализовать и непосредственно, и через какие-то группы — как из числа противников сепаратистов, так и из числа самих сепаратистов. Устранение одного из двух главных лидеров сепаратистов, бессменного руководителя донецких сепаратистов, участника войны протии правительственных сил Украины можно было бы подать как одну из побед. Особенно в контексте, когда в течение четырёх лет в зоне войны линия разграничения остаётся неизменной, но приближаются выборы. 

Но у этого варианта есть существенный негативный аспект. Устранение А. Захарченко не изменяет военной ситуации и не уменьшает зависимости Донецка от РФ (в Луганске уже сменилось несколько лидеров, но это не привело к изменениям общей ситуации в регионе). Но при этом Украину обвинят в нежелании выполнять Минские соглашения, в организации политических убийств. Собственно, эти обвинения были уже озвучены и из Донецка, и российским МИД.

Для Украины устранение Захарченко выглядит сомнительным действием с точки зрения последствий. Какой смысл пытаться с помощью убийства зарабатывать политически баллы, если в любом случае придётся отрицать свою причастность к нему? Никакого смысла. 

3) Представители украинских праворадикальных организаций, добровольческих батальонов. Мотивы: уничтожение одного из врагов территориальной целостности Украины (лидера сепаратистов), месть за погибших и раненых товарищей.

В таком случае, успешное покушение на Захарченко можно представить как важный политический символ, важную политическую победу, которую можно превратить в политические дивиденды перед выборами. Но для этого кто-то должен публично взять ответственность на себя — будь то организации, лидеры организаций, политики или просто какие-то «народные мстители».

А это значит, что власти и спецслужбы Украины могут оказаться в затруднительной ситуации, если западные партнёры будут настаивать на наказании организаторов и исполнителей покушения. 

Возможно, что это была просто тихая месть, без намерения оглашать причастность к покушению и зарабатывать себе политические баллы.

4) Украинские участники войны, не связанные с праворадикальными организациями, с политикой. К этой группу можно включить участников войны, входивших в состав Вооружённых Сил, подразделений МВД, СБУ, других спецслужб. Мотив: тихая месть за погибших и раненых товарищей, родственников. 

5) Представители украинского бизнеса. Мотив: месть руководству донецких сепаратистов за какую-нибудь конфискацию, причинение существенного финансового и материального ущерба. 

6) Спецслужбы России. Теоретически, у этого государства тоже мог быть интерес. Например, А. Захарченко мог перестать отвечать сложившимся реалиям, и возникла проблема его заменить. Но похоже, что Захарченко был сложной личностью. Кроме того, просто так можно было бы заменить Плотницкого, а который мало ассоциировался с образом военного командира и активного участника войны. А Захарченко выглядел больше как военный лидер. Покушение превращало бы его в героя, погибшего от рук коварного врага, позволяло бы произвести оптимальные изменения в руководстве донецких сепаратистов, а также стало поводом обвинить Украину в терроризме и отказе выполнять Минские соглашения.

Невозможно доказать или опровергнуть причастность России к покушению. Теоретическое предположение остается просто допущением. Но по итогу покушения Москва уже получила все три компонента: погибший герой-символ, смена руководства, обвинение украинской «партии войны» в терроризме. 

В покушении на А. Захарченко имеется одно специфическое обстоятельство: взрыв время посещения кафе «Сепар». Это можно толковать двойственно. Либо кафе с таким названием — элемент указывающий на реальную причастность к покушению кого-то с украинской стороны, и выбор места покушения является очень символическим. Сепаратист А. Захарченко был убит в кафе с названием «Сепар». Либо же такой символизм организаторами был использован умышленно, чтобы осуществить привязку покушения с кем-то с украинской стороны.

Была ли случайность? Советник покойного лидера ДНР Александр Казаков в эфире одного российского телеканала сообщил, что А. Захарченко был в кафе случайно.

Но слишком многое случайно сошлось во времени и пространстве: лидер сепаратистов Захарченко случайно приехал в кафе «Сепар» и там на него совершили покушение. Возможно, что и вправду, это всё случайное совпадение. Но, вместе с тем, возникает версия: кто-то поспособствовал тому, чтобы жертвы покушения оказались в этом кафе с символическим названием, а машина со взрывчаткой просто следовала за ними.

Кто мог поспособствовать?… Некто, кто близок к руководству сепаратистов? На кого работал или вынужден был работать этот «некто»? Такой аспект не противоречит ни одной из ранее изложенных версий, но при этом во всех случаях мотивы этого «некто» выглядят разными. 

Проблемы доказательности.

В сложившейся ситуации недоверия ни одна из сторон, ни одна из стран не сможет доказать что-либо. Данные расследования, которое проводится в Донецке местными силами, вряд ли будут восприняты на Западе и в Украине. Доказать причастность к покушению кого-либо невозможно доказать тем способом и в той мере, чтобы это было принято как действительно результаты расследования, реальные доказательства, а не элемент политической игры, политической борьбы. 

Что с Минскими соглашениями?

Военная ситуация на востоке Украины не претерпит существенных изменений. Некоторое время на международном уровне будет продолжаться обмен политическими обвинениями.

Но после покушения в Донецке несколько изменилась ситуация с Минскими соглашениями: со стороны сепаратистов свои подписи под документом поставили 2 человека, один из которых был смещён с лидерской позиции в ЛНР, а второй погиб в результате покушения. 

Не исключено, что это обстоятельство добавится к числу доводов в пользу пересмотра Минских соглашений. Ранее, появились такие важные элементы, как «формула Штайнмайера», полицейская и миротворческая миссии, т. д. То есть, уже сейчас Вторые Минские соглашения нуждаются в дополнении и детализации. А после смерти А. Захарченко и смещения И. Плотницкого возникает вопрос относительно обязательств со стороны новых лидеров сепаратистов.

Третьи Минские соглашения могут стать реальностью ещё и потому, что на последнем саммите лидеров государств «нормандской четвёрки» (19-20 октября 2016 года) было договорено, чтобы составить согласованную «дорожную карту» по реализации Миснка-2 с учётом «формулы Штайнмайера». Сейчас же речь идёт о включении ряда новых элементов, что равносильно работе по обновлению текста самих соглашений. Но с большой вероятностью, Минск-3 будет включать в себя всё, что содержится в Минске-2. 

Кроме того, нельзя исключать ещё нескольких новшеств в переговорном процессе. Например, участие в разработке и утверждения не только государств «норманнской четвёрки», но и США. Невозможно игнорировать наработки, сделанные в рамках встреч К. Волкера и В. Суркова. «Формула Волкера» хоть и не получила пока окончательной оценки со стороны России, но без неё уже не обойтись. 

Также нельзя исключать возможности, что могут стать более реалистичными прямые переговоры между Киевом и сепаратистами. Потому что и в Донецке, и в Луганске в руководстве остаётся всё меньше людей, которые воевали против правительственных сил Украины.

В любом случае, все эти изменения не будут быстрыми, а будут происходить включительно с 2020 годом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.