По словам бывшей стюардессы «Финнэйр» (Finnair), работники авиакомпании боятся признаваться в алкогольной зависимости. В ее случае реабилитация и результаты лабораторных анализов не помогли, и за выявлением проблем с алкоголем последовало увольнение.

Обеды со спиртным после долгого перелета не были единичными случаями для работников финской авиакомпании «Финнэйр». Во время совместных перекусов алкогольные напитки употреблялись часто и в больших количествах.

Особой популярностью среди работников «Финнэйр» в местных ресторанах пользовалась система «все включено» без ограничений на количество вина или пива. Однажды командир экипажа перебрал пива, хотя в семь часов утра ему предстоял обратный рейс в Финляндию.

Всем запомнилось и происшествие, когда накануне утреннего вылета второй пилот упал в море с кормы корабля и, по мнению стюардессы, на следующий день все еще находился в состоянии алкогольного опьянения.

Проблема злоупотребления алкоголем в компании «Финнэйр» попала в финскую прессу в августе. Тогда командир экипажа, который должен был выполнять рейс Хельсинки-Рим, был отстранен от полета из-за показателя 1,5 промилле алкоголя в крови. «Финнэйр» сразу же заявила о прекращении трудового договора с командиром.

30 августа газета «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) рассказала, что злоупотребление алкоголем — серьезная проблема для авиакомпании. О росте проблемы свидетельствуют и протоколы комитета по охране труда летного состава.

В январе в протоколе появилось заявление служб охраны здоровья работников, согласно которому случаев злоупотребления алкоголем стало больше. В мае обсуждался вопрос «увеличения числа проблем с алкоголем среди служащих авиакомпаний».

«По информации служб охраны здоровья работников, на данный момент было зафиксировано десять таких случаев. Однако это лишь верхушка айсберга, на самом деле это число гораздо больше», ‒ сообщается в январском протоколе.

Своим взглядом на проблему поделилась недавно уволенная из-за алкоголизма стюардесса «Финнэйр». Стюардесса, проработавшая в авиакомпании много лет, решила рассказать о том, как компания решает проблему с алкогольной зависимостью своих сотрудников. Бывшая сотрудница авиакомпании решила поделиться своим печальным опытом после обнародования скандальной истории с командиром экипажа.

«После долгих перелетов мы часто очень сильно уставали из-за разницы во времени, а алкоголь в месте прибытия был дешевым. Можно было легко не рассчитать количество спиртного», ‒ рассказывает стюардесса.

По ее словам, в авиакомпании о проблемах с алкоголем боятся говорить открыто. Многие поступают так же, как и она в свое время — просят помощи вне организаций, занимающихся охраной здоровья работников.

«Члены экипажа ничего не рассказывают, поскольку боятся потерять рабочее место. Начальство не в состоянии решать подобные вопросы, а у организаций, занимающихся охраной здоровья трудящихся, нет ресурсов для решения этих проблем».

Стюардесса не сообщает подробности того, что с ней произошло. Ее случай оспаривается и находится на рассмотрении в административном суде Хельсинки. «Хельсингин Саномат» располагает документами об увольнении стюардессы, заявлениями врачей и перепиской уволенной стюардессы с представителями «Финнэйр» и юристом профсоюза.

Вероятность потерять место работы возрастает особенно сильно, когда речь идет о задачах, «критичных с точки зрения безопасности».

Во внутренних правилах компании указано, что сотрудники, находящиеся на должностях, связанных с обеспечением безопасности полета или клиентов, подвергаются особо тщательному контролю за употреблением алкоголя. Жесткую позицию в этих вопросах подтвердили операционный директор Яакко Шильдт (Jaakko Schildt) и руководитель отдела авиакомпании по связям с общественностью Пяйвют Таллквист (Päivyt Tallqvist).

«В нашей авиакомпании действует нулевая терпимость к употреблению алкоголя», ‒ сообщил Шильдт в пресс-релизе авиакомпании.

А как же вмешательство в проблемы с алкоголем на ранних стадиях или направление на лечение? Профессор кафедры трудового права Сеппо Коскинен (Seppo Koskinen) посчитал нулевую толерантность несправедливым принципом и не одобряет такой подход компании во взаимодействии с работниками.

Строгость и страх потери рабочего места, по мнению Коскинена, могут привести к утаиванию проблем с алкоголем.

Стюардесса, с которой беседовала «Хельсингин Саномат», не получила должной помощи, когда ее проблема стала известна в организации по охране здоровья сотрудников компании. «"Финнэйр" решает эти вопросы в достаточно суровой манере. Поэтому в кризисных ситуациях коллеги обычно подстраховывают и советуют идти домой», ‒ говорит бывшая стюардесса.

Стыд может помешать попросить о помощи вовремя. «Люди обращаются за помощью слишком поздно, а затем начинаются выговоры и обвинения. Человеку нужна помощь, но он не рискует о ней попросить».

Затем стюардесса рассказывает о том, как ее проблемы усугубились. Брак разваливался, муж тоже пил, начались серьезные проблемы с деньгами. Вместо того чтобы обратиться в организацию по охране здоровья сотрудников авиакомпании, она попросила помощи в местной организации здравоохранения.

Стюардесса часто получала больничные от врачей разных профилей. «Я пила слишком много. Окружающие тоже начали замечать мои проблемы. Моя жизнь начала рушиться, а я не хотела смотреть правде в глаза. Потом со мной связался начальник и спросил о моих многочисленных отпусках по болезни».

Последовал процесс, длившийся не один год. В этот период врач, занимающийся охраной труда работников, получил разрешение стюардессы на изучение ее данных из других врачебных организаций. Проводились переговоры с участием врача, начальника и доверенного лица.

Теперь больничные стюардессы оплачивались системой обязательного медицинского страхования «Кела», и ее перевели на другую работу.

«Они выдворили меня из "Финнэйр". Иногда я обсуждала свою ситуацию со специалистами по вопросам охраны труда, но разговоров о моем возвращении на работу больше не было».

Позже свидетельство о пригодности стюардессы к перелетам было аннулировано. Врач, занимающийся охраной здоровья служащих, не пояснил причины такого шага. В документе Ведомства транспортной безопасности Трафи (Trafi) отсутствует обоснование аннуляции.

У Трафи тоже есть определенные медицинские критерии к стюардессам. В них сообщается, что работать с наличием алкогольной зависимости запрещается до тех пор, пока служащий не решил проблему со злоупотреблением алкоголем и не получил удовлетворительную выписку от психиатра.

Это требование в случае со стюардессой не рассматривалось.

Почему же стюардессу не направили на необходимое лечение? Как говорит Эвелиина Хуурре (Eveliina Huurre), руководитель отдела по оказанию услуг в салоне самолета, «это хороший вопрос». «Положа руку на сердце, могу уверенно сказать, что в случае выявления алкогольной зависимости служащего его направляют на лечение при условии того, что он сам на это соглашается», ‒ говорит Хуурре.

Альтернативой, по словам Хуурре, может быть специальное сообщество по оказанию помощи летному экипажу. Через него, по мнению Хуурре, легче просить помощи, чем в организации по охране здоровья работников.

Как сообщает руководитель отдела авиакомпании по связям с общественностью Пяйвют Таллквист, речь может идти не только о простой алкогольной зависимости. Однако «Финнэйр» не может публично комментировать частные случаи, добавляет она.

Стюардесса также получила заключение от медицинского округа Хельсинки и области Уусимаа (HUS). Лабораторные тесты свидетельствуют о том, что печень стюардессы находится в хорошем состоянии, результаты анализов на содержание алкоголя и лекарств отрицательные, и нарушений, требующих лечения и препятствующих процессу работы, у стюардессы нет.

Однако оценку о пригодности к перелетам всегда дает врач авиакомпании. «Нам нужно доверять этим врачам, ничего больше я сказать не могу».

Врач «Финнэйр» получил заключение медицинского округа Хельсинки и области Уусимаа, однако решил не принимать его во внимание.

Во время последнего обсуждения ситуации доверенное лицо задало вопрос, почему стюардесса не была направлена на лечение. По информации, полученной «Хельсингин Саномат», атмосфера во время переговоров была очень напряженной.

В конце встречи врач сделал заключение о том, что стюардесса непригодна к работе на самолетах и в ночную смену.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.