Неожиданное введение новых правил ввоза автомобилей на территорию России из Финляндии напоминает о непредсказуемости, присущей России, пишет главный редактор газеты «Хельсингин Саномат».

В России пункты таможенной проверки и пограничного контроля — места, где проявляется власть чиновников. Они — повелители на своей территории и могут активно использовать пункты пропуска в своих целях.

В этом отношении изменения в российском законе о работе таможни — вовсе не сюрприз.

Водитель, у которого нет богатого опыта поездок через границу, подсознательно боится совершить ошибку, да и возможностей для совершения ошибок здесь, безусловно, полно. Я и сам однажды стал объектом критики, когда не понял, где следует остановиться у границы. Во второй раз мне пришлось послушно выбросить вывалившиеся из машины этикетки от детского питания.

В Вяртсиля таможенники никак не могли понять, почему в багажнике моего автомобиля нет запасного колеса. Еще бы, ведь у гибрида там находится аккумулятор.

На границе у автомобилиста полно дел. У опытных водителей, часто пересекающих границу, все проходит довольно рутинно. А вот тот, кто едет в Россию на машине впервые, приходит в ужас от кипы бумаг.

Сильнее всего во время возвращения пугают мысли о том, что домой в Финляндию можно и не попасть, а машину могут конфисковать из-за какой-то незначительной формальной ошибки.

С недавнего времени Россия разрешает иностранным гражданам ввозить в страну только один автомобиль без уплаты сборов и пошлин. Речь идет и о кратких поездках — например, поездках жителей приграничных регионов за бензином.

В России, конечно, не приняли во внимание то, как часто финские автомобили могут принадлежать банкам и другим финансовым организациям. Значительную часть автомобилей в Финляндии продают в кредит, и в таком случае в техпаспорте машины владельцем указан банк или финансовая организация.

Машины стоимостью около полумиллиона евро, ездящие по дорогам Финляндии, часто принадлежат не самому водителю транспортного средства. Эти же правила касаются и автомобилей, проданных в лизинг, и машин, принадлежащих фирмам.

Ситуацию не спасает даже разрешение финансовой организации на вывоз автомобиля.

Из-за изменений в законе на восточной границе уже развернули сотни автомобилей. Таможенная пошлина — это довольно большая сумма, несколько тысяч евро. Сумма определяется по рыночной стоимости автомобиля.

Для финской таможни и финских политиков новые методы работы российской таможни стали настоящим сюрпризом. На этом основании можно судить о том, насколько хорошо происходит обмен информацией между представителями власти.

Очевидно, что таким образом Россия пытается бороться с незаконной продажей автомобилей. По информации газеты «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat), объектом незаконной продажи часто становились машины, попавшие в Россию из Литвы.

Решение, предложенное Россией, еще раз напоминает об обратной стороне командной экономики. Возникла проблема, и руководство придумало для нее сильнодействующее лекарство. Решение было приведено в действие очень поспешно, никто не осмелился и не захотел оспорить излишние меры. Таким образом решение одной проблемы повлекло за собой появление новых.

Легко представить ситуацию, в которой руководство принимает решение, считая себя мудрее всех, а остальные «просто здесь работают».

С другой стороны, возможно и другое: на восточной границе снова проводится операция, цель которой — напомнить о том, что Россия всегда найдет способ перетасовать колоду карт. В любом случае, закон о возможности провоза только одного автомобиля является серьезным ударом по нормализации автомобильного движения через границу.

Жалко! Ведь в глазах случайного водителя Россия больше не предстает Диким Востоком. Состояние дорог — по крайней мере, на главных магистралях — стало лучше, культура движения идет в правильном направлении, беспредел власти взят под контроль.

Я могу сказать по собственному опыту, что работа пунктов пропуска всегда отличалась профессионализмом и дружелюбием. Например, молодой персонал в пункте Салла всегда безукоризненно справлялся со своими обязанностями.

В Вяртсиля пограничники однажды пропустили вперед семью, едущую с маленьким ребенком. Тогда был вечер воскресенья, и очереди были очень длинными.

В культуре работы разных пунктов пропуска, конечно, есть свои нюансы, да и дни бывают разные.

Для людей, пересекающих границу, любое столкновение с произволом бюрократии — медвежья услуга. Во многих ближних и дальних европейских странах пограничные формальности не занимают много времени.

Важно помнить и то, что нововведение затрагивает не только тех, кто родился в Финляндии. Здесь живут десятки тысяч русскоязычных, у которых есть родные и близкие, например, в Санкт-Петербурге или Петрозаводске. Многим необходимо регулярно ездить через границу по делам. Для них эта поправка к закону тоже стала разочарованием и головной болью.

Конечно, российская граница вряд ли сразу станет полностью открытой для международного движения, и для определенного уровня контроля есть основания. Однако нужно все-таки перестать мучить порядочных граждан.

Остается надеяться, что скоро выйдет новый указ о работе границы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.