Изначально под куполом было 4 проекта, регламентирующих использование языка: авторства группы депутатов во главе с БПП-шником Ярославом Лесюком (именно его поддерживало большинство в БПП); проект «Свободы», разработанный «общественностью», и еще один — авторства Комитета по вопросам культуры и духовности — это, по сути, доработанный третий проект. Последний называют «проектом Княжицкого» (он и возглавляет вышеупомянутый комитет), и именно его парламент принял в итоге 261 голосами.

Его суть в тотальной украинизации всех тех сфер, в которых еще сохранился кое-где русский и другие «региональные» языки. В образовании (проект подогнали под принятый недавно образовательный закон, против которого протестуют страны-соседи Украины) госязык гарантирован для обучения на всех уровнях, а нацменьшинства получают право учиться на своем языке после создания отдельных классов. Однако сдавать ВНО всем придется на украинском. В культурной сфере украинизируют все вывески и афиши, переводятся выступления, фильмы, а в театре представления должны субтитроваться (как именно — секрет). Врачи и судьи будут вести документацию лишь на украинском, но по просьбе пациента/участников процесса могут перейти на другой язык либо, как и судьи, воспользоваться услугами переводчика. Магазины, парикмахерские, рестораны перейдут на обязательный госязык (в т.ч. это коснется Интернет-магазинов). Печатные СМИ будут обязаны издаваться на украинском, но версии на других языках также смогут выходить в печать при условии, что их содержание идентично украиноязычной версии. Интернет-СМИ также обяжут обзавестись версией на госязыке (у всех она должна быть стартовой). Примечательно, что имена собственные разрешаются только на украинском языке (вместо облсовета — только «облрада»), а географические названия должны быть транслитерированы — то есть вместо Одессы и Львова по-русски после принятия закона в целом нужно будет писать «Одэса» и «Львив». А следить за соблюдением этих норм будет Нацкомиссия по стандартам языка, она же будет выдавать сертификаты о владении тем, кому это будет нужно (тем же чиновникам и судьям).

Как разделилась Рада

Еще до голосования в парламенте развернулось противостояние между частью депутатов от БПП и «фронтовиками». «Голосовать можно только за проект Лесюка — ведь в другом проекте (Княжицкого — Авт.) предусмотрены языковые инспекторы. Ну что это такое?— Будут ходить, смотреть, кто на каком языке… А это значит, начались выборы! — «кипятился» перед началом заседания замглавы фракции БПП, одессит Алексей Гончаренко. — Я бы предложил ввести мораторий на 5 лет на изменение языкового законодательства. Ради голосов они готовы и восточный ветер запретить, ведь он перемещает воздушные массы с территории страны-агрессора! Нельзя раскалывать страну!»

У Княжицкого парировали: закон Лесюка-де является «законом о языках», а не о «госязыке». К тому же, в акцию в поддержку этого проекта со сбором подписей известных деятелей культуры вкралась «зрада» — среди 149 подписантов два (ученый Евгений Быстрицкий и писатель Олег Чорногуз) опровергли факт подписи. Сам Княжицкий в выступлении с трибуны пояснил: его проект закона и так уже «выхолощен», поскольку накануне комитет удалил из проекта положение о «языковых инспекторах» как наиболее дискуссионное (заменили «уполномоченным по защите государственного языка»). Также удалили из текста Центр украинского языка, заменив на «Нацкомиссию по стандартам». «И это не означает, что мы создаем пустой закон без инструментов его реализации: он предусматривает административную ответственность, если в Раде кто-то решит говорить по-русски, например. И уголовную — если кто-то решит поносить украинский язык», — высказался в защиту собственного проекта сам Княжицкий.

Наказание — не пустые слова: среди санкций за несоблюдение закона — штрафы от 3400 грн за любое нарушение должностных лиц, судей, журналистов. А за публичное унижение украинского языка можно «схлопотать» наказание от штрафа в 850 грн до ареста на полгода/лишения свободы до трех лет. «Эти драконовские нормы могут быть частью игры — сейчас победила группа Княжицкого, то есть Народный фронт. А ко II чтению Банковая может разыграть тему, выбросив из текста часть резонансных норм. Скажут: приняли менее дискуссионный проект», — считает политолог Алексей Якубин.

Обменялись уколами

Голосовали за проект закона не менее часа. Спикер Андрей Парубий трижды ставил проект однопартийца Княжицкого (определили его, как приоритетный, рейтинговым голосованием). Когда табло в очередной раз показало «202» (т.е. нехватку голосов), зал взорвался криками «Ганьба!» — громче всех голосили депутаты Олег Ляшко и Анна Гопко. «Не выйдем отсюда, пока не примем», — пообещал тут же Парубий. Предложение президентского технолога Игоря Грынива принять оба проекта и составить из них один зал также отверг. «Я бы поддержал проект Лесюка, но там де-факто речь о региональных языках и сепаратизме! Там каждое село может признать себя территорией применения регионального языка!» — вышел на трибуну Княжицкий. «Но ведь нацменьшинства в воздухе не живут, они компактно живут у границ своих государств и могут пользоваться своими языками, и это не сепаратизм. А вот у вас он есть!» — отбила атаку его оппонент, Оксана Билозир (БПП). Наконец, консенсус был найден: Рада приняла проект Княжицкого с условием его переработки в комитете.

Инспекторы в действии

Тем временем, в «Вести» обратились сотрудники Киевской горадминистрации: по их словам, их давно уже обязали проходить «сертификацию» по владению украинским. «Это похоже на экзамен. Тем из нас, кто плохо знает язык, снимают часть доплат, а ставки у нас небольшие», — пожаловались они «Вестям». Впрочем, эксперты считают, что прямого нарушения закона тут нет. «Чиновники муниципалитета обязаны владеть госязыком. Если они им не владеют, их вообще нельзя нанимать на работу, — пояснил нам политолог Руслан Бортник. — А вот как определить степень владения, вопрос: насколько законно и правильно регламентирована эта проверка, есть ли соответствующее распоряжение и насколько оно зарегистрировано в Минюсте».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.