Карельский бревенчатый дом на Кипре заставил московского корреспондента «Хувудстадсбладет» Анну-Лену Лаурен провести параллели с вертолетными площадками на островках Турунмаа. И первое, и второе привлекает внимание и выглядит неприглядно.

«Мама, а что такое разнообразие?» — поинтересовалась моя восьмилетняя дочь.

«Это значит, что ты делаешь разные вещи. Например, моя работа довольно разнообразная. Сначала меня послали в Узбекистан, а потом в Парайнен», — ответила я.

«Парайнен лучше», — с видом знатока сообщил мне ребенок.

Нельзя сказать, что она так уж ошибается. Не потому, что я оцениваю Узбекистан ниже, чем Парайнен. А потому, что я почувствовала некое уважение к своему старому родному городу, когда в качестве московского корреспондента вернулась туда, чтобы сделать репортаж о российской империи недвижимости в шхерах Турунмаа.

Все, у кого я хотела взять интервью, согласились со мной встретиться. В том числе люди, в адрес которых звучала критика. Главное определяющее качество открытого общества: человек не боится высказывать свое мнение и объяснять свои действия.

После репортажа о Парайнене мы с дочерью поехали в осенние каникулы на Кипр. Мы сходили в гости к семье моих знакомых русских, которые переехали сюда год назад. Подруга показала мне фотографии дачи, которая сейчас строится в горах под Лимассолом. Состоятельный российский бизнесмен привез древесину из Карелии, чтобы построить бревенчатый дом. За этим проектом можно следить в Инстаграме.

Деревни на Кипре полны удивительно красивых традиционных домов из камня, которые отлично вписываются в ландшафт. Но этот бизнесмен захотел иметь на Кипре именно карельский бревенчатый дом. Думаю, можно даже не говорить, как ужасно он смотрится на фоне средиземноморской природы.

Я посмотрела на фото и вздрогнула. В голове у меня всплыли слова одного жителя Парайнена, когда я делала репортаж об империи недвижимости российского бизнесмена Павла Мельникова в шхерах:

«Никто никогда в жизни не захочет это купить».

Но упомянутый бизнесмен, конечно, ведет это строительство не для продажи. Просто он считает, что бревенчатые дома отлично смотрятся на Кипре. В этом отношении у Павла Мельникова была другая стратегия: его-то здания выглядят по-фински.

И все-таки Мельников сделал ошибку. Он хочет инвестировать деньги в Финляндию, потому что там надежно и безопасно, ему понравилось спокойствие Парайнена и финского общества.

В то же время он не понял, что своими действиями привлекает много внимания.

Видеокамеры и шлагбаумы, таблички с надписями «Проход воспрещен» повсюду вблизи зданий. Вертолетные площадки на каждом мало-мальском островке.

Нет, незаконного в этом ничего нет. Но это привлекает внимание.

А как раз внимания-то Мельников и не хотел. Но получил именно его.

Удивительный парадокс: те самые олигархи, которые хотят наслаждаться благами западного мира и незаметно прятать там свои деньги, сами себе вставляют палки в колеса. Как? Они ведут себя так, как это делают богатые люди в России.

Закрытые сообщества — обычное дело в неравноправных странах, но не в скандинавских демократиях. Если мы хотим сохранить в Финляндии наше открытое общество, закон о строительстве, очевидно, следует ужесточить. Вне зависимости от национальности нет никаких оснований разрешать владельцу недвижимости строить вертолетные площадки на каждом островке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.