Даже без политического конфликта между Россией и Украиной о доступе к Азовскому морю экономическое положение региона благополучным не назовешь. Местные украинские рыбаки отчаянно ищут выход из создавшегося положения.

Теплоход «Ураган» настолько проржавел, что без посторонней помощи он не в состоянии покинуть даже свой родной порт. Несколько лучше дела обстоят с рыболовным катером «Драккар», названным так в честь древненорвежских кораблей с драконьими головами. Но романтикой викингов тут и не пахнет. За все лето «Драккар» не вышел в море ни разу. Как говорят матросы, ловить рыбу больше не имеет смысла. Лысый механик лет тридцати пяти возится с корабельным мотором, в то время как двое других членов экипажа красят леерное ограждение. «Проводим текущий ремонт», — поясняет неразговорчивый механик. Больше из него ни слова вытянуть не удается. «Лучше начальника спросите», — отмахивается мужчина.

Четверть часа спустя начальник, вероятно, проинформированный о визите непрошеных гостей, подъезжает к пирсу на тарахтящих коричневых «Жигулях» из советских времен.

Он представляется как капитан «Драккара» и, в отличие от своей команды, весьма разговорчив. Рассказывает, что раньше они работали на местной рыбной фабрике, но пару месяцев назад всех уволили. Виной тому — квоты на вылов рыбы, установленные украинско-российской комиссией по вопросам рыболовства в Азовском море. Квоты слишком малы, а налоги слишком велики.

Восемь семей зависят от этого катера, объясняет капитан, которому на вид лет шестьдесят. «Я долго искал выход, пока не нашел одну возможность в Западной Африке». Десять недель придется идти по морю, сначала через Керченский пролив, затем через Босфор и в конце концов через Гибралтар.

Вдруг над головой капитана команды что-то загрохотало. Два украинских военных вертолета промчались на низкой высоте над рыболовецкой гаванью и устремились в направлении Крыма. «Сепаратисты идут!» — кричит один из матросов. «Это Путин собственной персоной», — уточняет другой. «Нет, это наши», — произносит третий. Все смеются. «Эх, дурдом какой-то!» — ругается один их матросов и молча вновь принимается за работу.

Настроение у всех на нуле, никто не хочет уезжать из дома, комментирует капитан внезапный всплеск эмоций своих людей. Звучит так, будто он оправдывается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.