Часть моей работы связана с копанием в зловонных складках интернета, и часто результат, который можно сравнить с выдавливанием гнойника, оказывается одновременно и привлекательным, и отвратительным. В данном случае речь пойдет о веб-сайте «Бёчплейс» (Birchplace), у которого миллионы пользователей и который считает себя «домом для транссексуалов, трансгендеров, любителей переодеваться (CD), трансвеститов (TV), любителей трансгендеров, геев, извращенцев, доминатрикс, неженок-мужчин, служанок, малолетних скромняшек (petgirls), девочек-пони и многих других!» Магазин этого сайта рекламирует вызывающий умиление набор товаров — туфли на высоких каблуках мужских размеров, одежда для фетишистов и вообще все от детской одежды взрослых размеров до специальных плащей для эксгибиционистов. Совершенно очевидно, что вне зависимости от самоидентификации клиентов их пол и сексуальность явно являются мужскими.

Веб-сайт «Бёчплейс» был создан в 1995 году и таким образом является предтечей сайтов, работающих с социальными сетями и с готовностью предоставляющих онлайновую порнографию в дополнение ко всякого рода вещам, предназначенным для представителей ЛГБТ-ВТФ (LGBT-WTF), постоянно увеличивающейся аббревиатуры и соответствующего сообщества с акцентом на букву «Т». В 1995 году трансгендер и активист Лейбористской партии Эдди Иззард (Eddie Izzard) был молодым комическим актером, который гордо называл себя трансвеститом и регулярно весьма остроумно говорил: «Это не женская одежда, это моя». В 1995 году не было никаких разговоров о том, что такое женщина, а социальные сети еще не существовали и не имели возможности подвергать цензуре немодные точки зрения. В 1995 году было принято считать, что существует постоянно уменьшающееся количество людей, страдающих от гендерной дисфории, людей, которым, вероятно, необходимо соответствующее лечение. Мы знаем, что транссексуалы были в основном обособленной группой геев, диспропорциональное количество которых были проститутками и жили в более консервативных в религиозном отношении странах Глобального Юга. Тогда не было предположений о том, что это та же самая группа, что и склонные к извращениям банковские менеджеры, которые по выходным меняли свои костюмы на высокие шпильки «стилетто».

От сериала «Продолжайте в том же духе» (Carry On) до традиционных народных театральных представлений в стиле панто (Panto), переодевание всегда было частью британской мужской культуры. Трансвестизм — это весьма распространенный фетиш. Будем откровенными — большинство женщин, встречавшихся с мужчинами, могут вспомнить, по крайней мере, об одном знакомом, который любил надевать нижнее белье с рюшечками или подозрительно быстро напяливал на себя парик во время Хеллоуина. Пока все это происходило за закрытыми дверями спален, подобные вещи не являлись социальным вопросом. Вероятно, присутствовала своего рода поддержка фетишизации мужчинами вульгарного нижнего белья, но если в конечном счете они чувствовали сексуальное возбуждение в стрингах, то даже такой занудный феминаци (feminazi), как я, совершенно по этому поводу не переживал.

Однако сегодняшние трансвеститы имеют полное основание считать себя притесняемым меньшинством. Они погружены в трансгендерную идеологию и поэтому не участвуют в дискуссии. «Стоунуолл» (Stonewall) — крупнейшая в Соединенном Королевстве лоббистская группировка ЛГБТ — сегодня открыто включает любителей переодевания в свой глоссарий людей, идентичность которых связана с понятием «транс». Однако различие между трансвеститами, любителями переодеваться, и теми, кто идентифицирует себя как трансгендеры, несомненно, продолжает оставаться серой зоной (Вполне можно исходить из того, что носящие брюки женщины не считаются любителями переодеваться в одежду противоположного пола).

В этой зоне очевидной сексуальной свободы представление о том, что сексуальное возбуждение может оказаться причиной того, что растущее количество людей открыто признают себя трансгендерами, все еще строго запрещено. Возможно, я являюсь циником, однако, на мой взгляд, сексуальное отклонение является более убедительным объяснением, чем захваченные женские «души», которые якобы способна видеть член Парламента Лейла Моран (Layla Moran). Беглый взгляд на такие сайты как «Бёчплейс» делает предельно понятным вот что: многие из тех, кто считает себя трансженщинами, получают сексуальное возбуждение от того, что носят на публике женскую одежду.

Однако признание возможных сексуальных стимулов для многих, включая тех, кто предпочитает переход на противоположную сторону, вступает в конфликт с мейнстримовским медийным нарративом. Трансгендерные женщины почти всегда представляются как жертвы, а при этом поздно перешедшие на другую сторону белые компьютерные программисты в прилегающих к Лондону графствах пытаются использовать в качестве оружия гибель бразильских транссексуалов для укрепления своих позиций в качестве притесняемых. Упорное подчеркивание уязвимости играет на руку сексистскому стереотипу женственности, что, на мой взгляд, является элементом фетишизма.

Вот показательный пример: самозваная «защитница экстремальной порнографии» и трансгендерный активист Джейн Фэй (Jane Fae) утверждает, что трансженщинам угрожают люди, похожие на Дженни Маррей (Jenni Murray), на якобы «трансфобную» радиоведущую с большим медийным опытом работы. Это просто смехотворно. На самом деле именно мужчины чаще всего убивают трансженщин.

Несмотря на феномен «Международного дня видимости трансгендеров» (Transgender Day of Visibility) трансженщины в Соединенном Королевстве имеют не больше причин для страданий, чем кто-либо другой. В действительности есть некоторые основания говорить о том, что женщины чаще становятся сексуальными хищниками, чем представители других мужских групп, — по имеющимся данным, около 40% находящихся в заключении трансженщин осуждены за совершение преступлений сексуального характера. Я говорю об этом не для того, чтобы демонизировать мужчин, считающих себя женщинами, но, скорее, для того, чтобы развеять некоторые мифы о жертвах и не уклоняться от сексуального элемента в трансгендерстве.

По моему мнению, нет сомнений в существовании связи между увеличением доступности онлайновой порнографии и колоссальным ростом количества мужчин, предпочитающих считать себя женщинами. Если кто-то в этом сомневается, то может обратиться к исследованию транссексуала Миранды Ярдли (Miranda Yardley), много писавшей о феномене аутогинефилии (autogynephilia), о сексуальном возбуждении, которые испытывают некоторые мужчины, когда представляют себя женщинами. А тем, кто предпочитает более академичный, но, тем не менее, доступный подход, следует ознакомиться с публикациями лесбийской феминистки и ученого Шейлы Джеффрис (Sheila Jeffreys), которая весьма точно называет трансгендерство «движением мужчин за социальные права».

Смелые трансгендерные пионеры, которые смогли найти для себя образцы идентичности на таких сайтах как «Бёчплейс», прокладывают путь к общественному признанию людей-щенков (это мужчины, которые используют в своей одежде латекс и изображают из себя собачек), а также людей-кукол (это мужчины, которые используют в своей одежде латекс и выдают себя за кукол). Такие бесхребетные организации как «Стоунуолл» смотрят сквозь пальцы на то, что часто является очевидной причиной сексуального характера для трансгенденства у мужчин. Некоторая часть вызывающих отвращение мужчин используют движение, задуманное для борьбы с дискриминацией в отношении притесняемых меньшинств, для сокрытия своих желаний, а также для того, чтобы выставить свои фетиши на всеобщее обозрение.

Джо Бартош — журналистка, активно выступающая в поддержку прав женщин и девушек.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.