Впервые в истории человечества папа Римский отправился на Аравийский полуостров, оплот ислама с VII века нашей эры.

По прибытии в Абу-Даби 3 февраля 2019 года понтифик был принят наследным принцем Мухаммедом бин Зайедом аль-Нахайяном, который руководит Объединенными Арабскими Эмиратами после инсульта его сводного брата эмира в 2014 году. В программе Франциска была запланирована месса с сотнями тысяч живущих в ОАЭ филиппинских и индийских христиан, а также большая межрелигиозная конференция и встреча с шейхом Ахмедом ат-Тайибом, великим имамом каирской мечети аль-Азхар, которая является главным образовательным центром в суннитском исламе.

В обнародованном 31 января видеообращении глава католической церкви сделал следующее заявление: «Вера в Бога, скорее, объединяет, а не разделяет нас. Она сближает нас, несмотря на различия, отдаляет нас от ненависти и конфликта». Папа также отдал должное ОАЭ, «земле, которая стремится стать моделью сосуществования и человеческого братства, местом встречи разных цивилизаций и культур».

Эмираты стали первым местом идеологической борьбы против «Братьев-мусульман»* (организация запрещена на территории РФ — прим.ред.) и утверждают, что стремятся к свободе вероисповедания на своей территории. Почему бы не поймать их на слове? Аргентинский иезуит Бергольо и бедуин аль-Нахайян, судя по всему, придерживаются схожих взглядов: мир — дитя терпимости, а та — дитя знания. Диалог с другим человеком о его религии для лучшего ее понимания — вот ключ к спокойствию в арабо-мусульманском мире.

Межрелигиозный диалог стал сегодня ключевым инструментом, который не позволяет столкновению цивилизаций (его описал Хантингтон четверть века назад) перерасти в войну цивилизаций.

Папа отметил крайне важный момент, когда заявил, что вера (в целом) больше сближает, чем отдаляет людей. В понятии «вера» Святой Отец объединяет пять разных, но дополняющих друг друга концепций: воля и стремление приобщиться к божественной тайне, молитва, интроспекция, учение и диалог с ближним. Эти качества находят отражение в трех монотеистических религиях: у великих раввинов иудаизма, отцов церкви, лидеров суфизма. Папа же напоминает нам о том, что человек с богатой внутренней жизнью не пойдет на поводу у ненависти к другому.

В XVI и XVII веках, сразу же после великого гуманистического порыва Просвещения, христианство погрязло в чудовищных религиозных войнах, в которых католики и протестанты вели себя в первую очередь как люди доктрины, а не веры.

Сегодня же мусульманский мир стал жертвой основанной на доктрине нетерпимости. Великий тунисский философ Юсеф Седдик как-то объяснил мне разницу между хорошим мусульманином и «братом-мусульманином»: «Хороший мусульманин — тот, кого непрестанно волнуют его отношения с Богом. «Брат-мусульманин» — тот, кого непрестанно волнуют отношения соседей с Богом!» «Братья-мусульмане» и прочие исламисты рассматривают религию как вербовку, хотя она в первую очередь представляет собой внутренний поиск.

Заставив Иисуса предстать перед собой, завидовавший его славе Синдерион Иерусалима проявил не веру, а религиозную нетерпимость. Полтора тысячелетия спустя ту же самую нетерпимость проявили инквизиторы, устроив гонения на испанских марранов. По счастью, со времен Иоанна XXIII отношения иудеев и христиан перешли от недоверия к взаимному обогащению. Остается лишь, чтобы ислам выстроил мирные отношения (без какого-либо статуса зимми) с иудаизмом и христианством. Именно к такому движению призывал в конце XIX века шейх аль-Азхар Мозамед Абду. Как бы то ни было, ХХ век стал периодом двух глубоко регрессивных течений в исламе: «Братьев-мусульман» и нефтяного ваххабизма.

Папа понял, что Средиземноморье, Ближний Восток и Азия не придут к устойчивому миру, пока их министерства образования не сформируют взаимный катехизис, в котором молодые иудеи, христиане и мусульмане будут систематически знакомиться с верой друг друга. Потому что нельзя ненавидеть то, что ты так хорошо изучил.

* Это движение зародилось в Египте в 1928 году в ответ на «испорченность» западных нравов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.