Посмотрите, как низко пала Демократическая партия.

На этой неделе делегат законодательного собрания штата Вирджиния внес на рассмотрение законопроект, дающий право на аборт вплоть до самого момента рождения. В ходе своего скандального выступления делегат признал, что, даже когда очевидно, что ребенок должен вот-вот родиться — на 40-й неделе беременности и даже в ходе родов — предложенный им закон позволяет делать аборт, если на то даст согласие хотя бы один врач.

На следующий день, давая интервью по радио, сторонник этого законопроекта губернатор Ральф Нортэм (Ralph Northam) в своих заявлениях пошел еще дальше. Он попытался убедить своих оппонентов в том, что, если ребенок выживет после аборта, «младенцу создадут комфортные условия. [И] он будет реанимирован, если этого захотят мать и семья, и тогда уже правомерна дискуссия».

Для этого существует другое слово: детоубийство. Злодеяние, с точки зрения морали, достойное всяческого порицания.

Законопроект Вирджинии был предложен неделю спустя после того, как сенат штата Нью-Йорк бурными аплодисментами приветствовал принятие аналогичного закона. Губернатор Эндрю Куомо (Andrew Cuomo) объявил это «исторической победой в борьбе за… наши прогрессивные ценности» и поручил зажечь розовую подсветку на достопримечательностях по всему штату, в том числе на Башне Свободы.

Это бесстыдное приятие культуры смерти пугает каждого американца, который ценит человеческую жизнь. Не так давно заявленная Демократической партией позиция заключалась в том, что аборт должен быть «безопасным, законным и редким явлением». Именно этот поддержанный многими отказ от абортов на поздних сроках привел к тому, что в 2003 году значительное двупартийное большинство в Конгрессе приняло закон, запрещающий аборты методом частичного рождения. А теперь взгляните, как низко пала Демократическая партия.

Тот факт, что так называемые «прогрессисты» поддерживают и, более того, приветствуют аборты на поздних сроках, знаменует собой не только тревожный откат назад, но и нарушение всех возможных требований человеческой порядочности. По мере того как современная медицина позволяет обеспечивать жизнеспособность плода на все более ранних сроках беременности, большинство американцев соглашается с тем, что ребенок, который способен выжить вне матки, заслуживает шанса на жизнь. Аборты на поздних сроках разрешены лишь в горстке стран, включая Китай и Северную Корею.

Пока мы не услышали приветственные возгласы из Олбани, а радиоволны в Вирджинии не донесли до нас апологию того, чему нет оправдания, мы думали, что Соединенные Штаты оставили такого рода варварские практики в прошлом.

Законопроекты об абортах, появившиеся в Вирджинии и Нью-Йорке, должны стать для всех американцев призывом к действию. Об обществе можно судить по тому, как оно относится к своим наиболее уязвимым представителям, и с нашей стороны было бы нечестно позволить этому моменту пройти незамеченным. Сегодня — и всегда — мы должны демонстрировать свою приверженность тому, чтобы вновь поставить в центр американского законодательства священное право человека на жизнь.

Со своей стороны, должен сказать, что я чрезвычайно горжусь тем, что служу заместителем у президента, который является самым ревностным поборником жизни среди американских лидеров за всю их историю. С первых дней своего президентства Трамп продолжает быть неутомимым защитником жизни. Он восстановил и расширил «политику Мехико», чтобы наши деньги, выделяемые на иностранную помощь, не направлялись группам, которые продвигают или осуществляют аборты за границей. Он вывел Соединенные Штаты из Фонда Организации Объединенных Наций в области народонаселения, чтобы доллары наших налогоплательщиков не шли на поддержку принудительной стерилизации и абортов за рубежом. И он подписал закон, позволяющий штатам отказывать в федеральном финансировании медицинским организациям, производящим аборты — и лишать финансирования планирование семьи.

Однако приверженность жизни не ограничивается пределами Белого дома. Лидеры штатов также принимают меры для защиты нерожденных. Они поощряют родителей делать выбор в пользу жизни, требуя соблюдения небольших периодов ожидания, устанавливая стандарты ультразвука и прочих процедур, которые делаются с сознательного согласия пациента, и запрещая аборты, которые совершаются исключительно на основании пола, расы или инвалидности ребенка — инициатива, которой я имел честь придать законную силу, будучи на посту губернатора штата Индиана.

И благодаря усилиям миллионов отзывчивых и неравнодушных американцев мы меняем сам образ мыслей и побуждаем людей обратить их сердца к жизни. Сегодня в США совершается меньше всего абортов за весь период их регистрации — речь идет о более чем 50-процентном снижении с 1980-х годов. Вот чему действительно стоит радоваться.

Так что даже в этот мрачный момент в истории нашей страны американцы не должны падать духом. Законопроекты штатов Нью-Йорк и Вирджиния отнюдь не являются каким-то дерзким рывком в дивный новый мир. Они — последний вздох умирающего движения, которое составляет резкий и непримиримый контраст с вечными основополагающими принципами нашей страны.

В конце концов, у подножия той же Башни Свободы, которая на прошлой неделе была залита розовым светом в ознаменование принятого штатом Нью-Йорк закона, установлен памятник 11 сентября. Там на камне выгравированы имена всех, кто погиб в ходе страшных терактов 18 лет назад, включая одиннадцать нерожденных детей, которых мы потеряли вместе с их будущими матерями.

Наша приверженность неотъемлемому праву на жизнь так же тверда, как камень, на котором значатся эти имена. И наша администрация, и наше движение будут продолжать сражаться до тех пор, пока наша страна вновь не признает и не прославит священное право человека на жизнь.

Майк Пенс (Mike Pence), вице-президент Соединенных Штатов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.