«Глупость побеждает, потому что уже совершила полный круг, не остановилась на населении, а поднялась до уровня политики, она распространяется в государственном аппарате и подпитывает все общество». Не существует никакой контратаки, которая удержала бы ее, никакого просвещения, которое спасло бы судьбу человечества. Битва проиграна, нам остается лишь осознать факт доминирования кретина.

В «Триумфе глупости» 69-летний Арман Фарраши (Armand Farrachi) создает своего рода бестиарий современного мира. «Невежество удобно располагается на законодательном уровне, оно обретает такую же объективность и власть, как сила притяжения», — отмечает эссеист и интеллектуал, убежденный защитник окружающей среды, когда-то основавший журнал «Сьекль» (Siècle), где публиковались редкие классические произведения поэтов, писателей, философов.

«Репубблика»: Всегда были люди, сетовавшие на вульгаризацию общественных дискуссий и нравов. Разве это не общее место?

Арман Фарраши: Новость не столько в самой глупости как форме радикальной неспособности ума, а в отупении мира, рассматриваемого в ключе его глобальной эволюции и судьбы. Впервые в нашей цивилизации управляющие и управляемые оказались на одном уровне.

— Подзаголовок вашей книги — «Шоколадный пирог президента Трампа».

— Американский лидер рассказал, что в 2015 году принял решение об авианалете на режим Асада за ужином с президентом Китая во Флориде. Военное решение было принято за десертом, поведал он, в тот момент, когда наслаждался отменным шоколадным пирогом. Это совершенно неадекватное заявление служит доказательством того, что одну глупость уже можно объяснить другой глупостью. Поскольку Америка не обладает монополией на глупость, то же самое может произойти и в Елисейском дворце, и в Палаццо Киджи, и на Даунинг-стрит.

— Но раньше в Белом доме был Обама, а кресло в Елисейском дворце сегодня занимает крайне дипломатичный Макрон. Неужели вы не видите никаких отличий?

— Эрудит может оказаться полным идиотом и наоборот. Глупость не антоним здравого смысла и ума. Как писал Делез (Deleuze), это отсутствие смысла в мысли. Скудость идей, сила лозунгов, соблазн обещаний — одним словом, демагогия — представляются убедительными скорее глупым, чем мудрым людям. Логично, таким образом, что в результате выборов к власти приходят не самые прозорливые, а те, кто больше всего походит на большинство.

— Что вы думаете о движении «желтых жилетов»?

— Они близки мне. Я разделяю их радикальную критику в отношении элит. Мне кажется, что ставить под вопрос изначально сложившийся порядок вещей — это здраво, но в том, что касается финального исхода, я пессимист. Все революции всегда сталкивались с предательством.

— Разве антисемитские оскорбления в отношении Алена Финкелькраута (Alain Finkielkraut) не предполагают необходимости дистанцироваться от этого движения?

— Я считаю, что внутри неконтролируемого народного движения неизбежно найдется какой-нибудь идиот. Если бы было доказано, что действительно в рамках движения существует антисемитская, расистская, ксенофобская или крайне правая группировка, я бы не испытывал ни капли сочувствия к «желтым жилетам». Я не считаю, что таковая существует, но это не отменяет возможности такого предположения.

— Хуже глупости — только конформизм?

— Существует изящество глупости, это глупость благонамеренности, bien-pensance, как называл ее Бернанос. Это политкорректность буржуазии, безмыслие, лишенное вульгарности, грубости, брутальности. Но в сухом остатке все равно остается именно безмыслие.

— Флобер писал о «счастье идиотов».

— Глупость обладает некоторыми свойствами эпидемии: она заразна и стремительно развивается. У тонкости духа нет такой силы. Сегодня все становятся гораздо упорнее в своей глупости и располагают лучшими средствами для ее выражения и распространения благодаря интернету. Наша политическая, экономическая и социальная организация не только признает индивидуальную глупость, она еще и распространяет ее, расширяет и часто даже подстегивает. Американский историк науки Роберт Проктор (Robert Proctor) назвал агнотологией метод фабрикации невежества с целью дезориентировать рациональное осмысление ради неких частных интересов.

— Вы ополчились и на журналистов, и на профессоров, и на представителей культуры. Вы никого не щадите?

— Я знаю, что стигматизация глупости — обычно это касается чужой глупости — подразумевает, что вы приписываете себе аттестат о наличии ума. Меня это не очень волнует. Недостатки обвинителя не служат оправданием для обвиняемого.

— В результате получается, что вы не верите в прогресс?

— Революция эпохи Просвещения обещала наступление истины, справедливости, демократии, освобождения народов. Сегодня общественные свободы проседают под давлением беспощадного рынка. Эволюция науки и техники вызывает беспокойство, вместо того чтобы создавать удобство. Многие из нас опасаются, что наши дети живут хуже, чем жили мы. Так называемый прогресс привел к загрязнению воды, воздуха, земли. Наше общество стыдливо, с самоубийственным исступлением оно несется к худшему.

— Сам факт, что вы пишете эту книгу, делитесь с читателями своими умозаключениями, доказывает, что еще не все потеряно?

— Такой мизантроп, как я, не боится писать книгу: люди — это вид злобных существ. И интеллект не является их характерной особенностью. Прилагательное «глупый» на французском звучит как bête, что значит «животный». Наша цивилизация долгое время считала, что, избегая животного состояния и законов природы, она движется к совершенству. Сегодня мы понимаем, что все наоборот.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.