Хотя вес головного мозга составляет всего 2% от веса всего тела человека, именно на мозг приходится половина суточного потребления углеводов, и глюкоза является для него самым важным топливом. Когда мы находимся в состоянии острого стресса, нашему мозгу требуется примерно на 12% больше энергии, что заставляет многих браться за сладкие снеки.

Углеводы — это самый быстрый источник энергии для нашего тела. Во время тестов на определение когнитивных способностей те испытуемые, которые переживали какой-то стресс, демонстрировали не слишком хорошие результаты, если они выполняли тест, предварительно не поев. Между тем после еды их показатели возвращались в норму.

Когда мы испытываем голод, у нас активизируется сразу несколько отделов мозга. В центре оказываются вентромедиальный гипоталамус и латеральный гипоталамус. Эти два отдела в промежуточном мозге участвуют в регуляции метаболизма, пищевого поведения и функций пищеварения. Однако в гипоталамусе есть так называемое дугообразное ядро. Если оно замечает, что мозгу не хватает глюкозы, оно блокирует поступление информации от остального тела. Именно поэтому мы обращаемся к углеводам, как только наш мозг сигнализирует о нехватке энергии, — даже если нашему телу всего хватает.

Чтобы лучше понять отношения между мозгом и углеводами, мы провели эксперимент с участием 40 человек, состоявший из двух частей. В первой части мы попросили участников выступить с 10-минутной речью перед незнакомыми людьми. Во второй части им не нужно было выступать с речью. В конце каждой части мы измеряли концентрацию гормонов стресса — кортизола и адреналина — в крови участников. Мы также предоставили участникам возможность пользоваться буфетом в течение часа. Если участники выступали с речью, предварительно не поев, уровень их стресса был выше, и в среднем они употребили на 34 грамма углеводов больше по сравнению с ситуацией, когда им не нужно было произносить речь.

Так что насчет шоколада? Если днем вам хочется шоколада, я советую его есть, чтобы оставаться здоровым и бодрым. Так происходит, потому что на работе люди часто испытывают стресс и мозг испытывает повышенную потребность в энергии. Если в этот момент человек ничего не ест, вероятнее всего, мозг будет забирать глюкозу у тела — глюкозу, которая требуется для питания мышечных клеток, — что в свою очередь будет провоцировать выработку гормонов стресса. В других случаях мозг может начать экономить энергию, но тогда уменьшается концентрация и снижается результативность.

Чтобы удовлетворить возросшие потребности мозга, можно либо есть больше любых продуктов, как это делали участники нашего эксперимента, либо облегчить нашему организму задачу и просто наесться сладкого. Даже младенцы отдают предпочтение сладкому. Поскольку их мозг очень большой в сравнении с их маленьким телом, младенцам требуется много энергии. Они получают эту энергию из грудного молока, в котором содержится много сахара. Со временем наша тяга к сладкому уменьшается, но никогда не исчезает полностью — даже когда мы становимся взрослыми. Насколько сильной является эта тяга к сладкому, зависит от конкретного человека и во многом объясняется условиями жизни. Как показывают исследования, люди, которые в детстве постоянно испытывали стресс, во взрослой жизни имеют более выраженную тягу к сладкому.

В некоторых случаях мозг не может получить энергию из собственных запасов тела, даже если жировых отложений достаточно. Главная причина — хронический стресс. Поэтому, чтобы мозг этих людей получал достаточное количество энергии, они должны всегда много есть. Порой единственный способ избавиться от этой пищевой привычки — покинуть среду, вызывающую хронический стресс. Поэтому, хотя многие часто ругают себя за употребление слишком большого количества сладкого и других углеводов, причина такой тяги далеко не всегда объясняется отсутствием самоконтроля, и для ее выяснения может потребоваться более глубокий анализ образа жизни и характера стресса — в прошлом и настоящем. Как только причина стресса устранена, пищевое поведение может нормализоваться.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.