Сможет ли Дейнерис вмеру использовать свои военные силы, чтобы защитить население королевства, на правление которым она претендует? Этот вопрос стал одной из центральных моральных дилемм, и, возможно, моральных трагедий долгого сериала. Та же этическая дилемма преследует многих из тех, кто ведет военные кампании сегодня в мире.

После эпической осады Винтерфелла, описанной в эпизоде «Игры престолов» «Последние из Старков», его главная героиня Дейнерис Таргариен сталкивается с мучительными военными дилеммами, словно взятыми из статей современных газет, и проблемами, связанными с этической стороной применения силы, вокруг которых сегодня много споров.

Пока ее союзник Джон Сноу продвигает войска на юг по суше, Дейнерис ведет своих Безупречных по морю, чтобы перебазировать силы на Драконий камень, в крепость, которая станет удобным плацдармом для достижения ее конечной цели: захвата столицы Королевской Гавани, удерживаемой злодейской Серсеей Ланнистер. Дейнерис летит над ее флотом на своих двух драконах, уверенная в своем превосходстве, так как у Серсеи нет военно-воздушных сил, а ее пехоте и кавалерии не достает эффективного оружия против драконов.

Однако советник Серсеи Кибурн разработал и в большом количестве произвел огромные арбалеты, называемые «скорпионами» — баллисты, обладающие достаточной дальностью действия и проникающей мощью, чтобы навредить драконам Дейнерис. В реальном мире баллисты были впервые придуманы греками и римлянами как форма военно-морской и осадной артиллерии (они сыграли роль в завоевании Цезарем современной Франции и Великобритании) и имели эффективный радиус действия в несколько сотен метров.

Союзник-пират Серсеи Эурон Грейджой развертывает свой вооруженный баллистами флот, чтобы устроить засаду силам Дейнерис, и сбивает дракона Рейгала снарядом «земля-воздух». Дейнерис пытается атаковать флот Эурона, но вынуждена отступить под градом снарядов.

Пусть опасность, создаваемая баллистами во время пикирующей атаки Дейнерис вполне реальная, едва ли залп дальнего радиуса действия мог бы убить дракона Рейгала на большой высоте.

Хотя Эурон использует остров, чтобы скрывать свои корабли от флота Дейнерис во время анфиладного огня, у Дейнерис остается огромное преимущество в области разведки просто потому, что она может летать высоко над их головами. Кроме того, так как немагическое оружие Эурона ограничено законами физики, оно должно иметь относительно небольшой эффективный диапазон, поскольку теряет проникающую способность на больших расстояниях и не располагает системами наведения, а также не отличается высокой скорострельностью и не обладает разрывными свойствами. Обычно одно или два из этих качеств присущи зенитным орудиям реального мира.

Тем не менее, фиаско Дейнерис начинает казаться более правдоподобным, если учесть, что в реальности военные часто несут свои самые тяжелые потери, когда их застают врасплох относительно новые технологии и тактики, против которых они еще не разработали контрмер. Например, во время начальной фазы Четвертой арабо-израильской войны контратакующие израильские самолеты и танки понесли тяжелые потери от египетского ракетного оружия массового поражения, прежде чем изменили свою тактику, чтобы противодействовать этой угрозе.

Огневая мощь Эурона, поражающая драконов, больше напоминает по действию современные системы ПВО, такие как система «Иджис» (Aegis), которой оборудованы современные эсминцы и крейсеры США. В ней используется полдюжины разных видов оружия, предназначенных для поражения целей различных типов на разных дистанциях: от автоматических скорострельных пушек «Фаланга», используемых, чтобы за несколько секунд до столкновения сбивать ракеты, летящие на малой высоте над поверхностью моря, до ракет СМ-3 Блок II (SM-3 Block II), которые могут пролететь сотни миль и сбить баллистическую ракету, летящую из космоса. Каждый корабль оборудован более чем сотней ракет. Кроме того, все корабли, оборудованные «Иджис», могут соединять в единую сеть свои радары СПАЙ-1Д (SPY-1D), которые могут обнаруживать самолет в радиусе 200 миль.

Фиаско в воздухе также продемонстрировало слабости Дейнерис в роли иностранного захватчика. Если бы она располагала базовыми средствами сбора разведывательной информации в Королевской Гавани, она могла бы заранее узнать о том, что там размещают довольно заметные баллисты, и спланировать контрмеры заблаговременно.

Артиллерия ПВО Серсеи теперь не позволит использовать последнего оставшегося дракона Дейнерис в решающей битве за Королевскую Гавань. Тактики реального мира предлагают несколько решений.

Пентагон для нейтрализации систем противовоздушной обороны предпочитает использовать ракетно-пусковые установки, запускаемые с самолетов и кораблей. В то время как самолеты со средствами радиоэлектронной борьбы на борту обнаруживают и блокируют радары, малозаметные крылатые ракеты «Джазм» (JASSM), запущенные с расстояния в сотню миль, могут уничтожать объекты ПВО.

Дейнерис вряд ли будет оснащать драконов крылатыми ракетами и средствами радиоэлектронного подавления, но логичной альтернативой этому может стать осадная артиллерия, например, катапульты, которые можно использовать для методического вышибания баллист с расстояния за пределами их эффективной дальности.

Россия уже давно вкладывает средства в артиллерию и тактические ракеты большой дальности для поражения целей, до которых не могут добраться ее военные самолеты, а вооруженные силы США недавно начали разработку систем орудий и ракетных артиллерийских установок большой дальности для уничтожения смертоносных зенитных ракетных батарей типа «земля-воздух».

Другая тактика состоит в том, чтобы внедрить в тыл врага оперативников сил специального назначения, которые смогут вывести из строя артиллерию ПВО. Например, на более позднем этапе Четвертой арабо-израильской войны Израиль использовал закамуфлированные войска, которые на захваченных машинах-амфибиях пересекли Суэцкий канал и вывели из строя грозные египетские дальнобойные ракеты ПВО и радары.

Какое количество жертв среди гражданского населения «приемлемо»?

Еще одна уловка Серсеи — пригласить в крепость Королевской Гавани тысячи беженцев, создав дилемму: если Дейнерис подожжет своим драконом крепость, она убьет тысячи невинных людей, и это обернет население против нее.

К сожалению, так, как Серсея, рассуждают и в реальном мире. Военные кампании с бомбардировками с воздуха в густонаселенных районах, даже при использовании высокотехнологичного и высокоточного оружия, неизбежно влекут за собой жертвы среди гражданского населения. Повстанцы в городах особенно заинтересованы в использовании жилых домов гражданских лиц, не только для того, чтобы там прятаться, но в некоторых случаях и для того, чтобы у бомбардировок противника были политические последствия.

Во время битвы при Мосуле в 2016-2017 годах, ИГИЛ* (организация, запрещенная в России — прим. перев.), поступило чудовищно жестоко, не позволив гражданским покинуть городскую зону боевых действий, чтобы помешать воздушному наведению на цели и повысить политическую цену за атаки.

Советники Дейнерис Тирион и Варис в ужасе от перспективы такой бойни. К сожалению, они выражают больше моральных сомнений в связи с ценой, которую могут заплатить невинные, чем многие из наших реальных политических лидеров.

Конечно, агрессивные режимы, вроде нацисткой Германии и имперской Японии намеренно обстреливали гражданских в европейских и азиатских городах, чтобы деморализовать гражданское население. Так же поступала и Великобритания, которая в 1920-х годах бомбила иракцев с бипланов, и поджигала немецкие города с помощью сотен тяжелых бомбардировщиков во время Второй мировой войны.

В марте 1945 года Соединенные Штаты использовали драконий огонь из нашей реальности, сбросив 453 тонны (в основном) наполненных напалмом кассетных бомб на жилые и коммерческие районы Токио, вызвав мощный пожар, который уничтожил шестнадцать квадратных миль (примерно 25 тысяч квадратных километров — прим. перев.) густонаселенного города. 100 тысяч гражданских погибло, а миллион остался без крыши над головой.

Сегодня сирийские и саудовские военно-воздушные силы заслужили себе дурную славу своими нападениями на гражданские объекты. Но даже войска, которые добросовестно стремятся свести к минимуму потери среди гражданского населения, все равно могут убивать сотни и тысячи человек.

Современное высокоточное оружие с системами наведения дает возможность попытаться ограничить побочный ущерб. В то время как военно-воздушные силы прошлого использовали десятки бомбардировщиков для ковровых бомбардировок больших территорий сотнями тысячефунтовых бомб в надежде, что некоторые из них приземлятся вблизи цели, нередко в процессе этого убивая гражданских или дружественные войска, сегодня один современный самолет может более надежно поразить ту же самую цель, сбросив одну-единственную 285-фунтовую малоразмерную авиабомбу с джи-пи-эс или лазерным наведением.

Но высокоточное оружие лишь уменьшает число жертв среди гражданского населения. Например, «Эмнести интернешнл» (Amnesty International) сообщила, что в результате авиаударов по бывшей столице ИГИЛ Ракке было убито более 1 600 гражданских.

Заманчивая цель, которую видно сверху, например, колонна автомашин или рота пехоты, движущаяся через открытое поле, может, фактически, оказаться беженцами, спасающимися от боевых действий, или местными жителями, собирающимися на свадьбу. Воздушные удары США неоднократно по ошибке поражали такие цели в Сербии, Афганистане, Ираке и Сирии.

Меры по минимизации таких ошибок, например, использование наземных наблюдателей и применение более строгих правил ведения боевых действий и авторизации атак, часто предполагают больший риск для военнослужащих на земле.

Сможет ли Дейнерис в меру использовать свои военные силы, чтобы защитить население королевства, на правление которым она претендует? Этот вопрос стал одной из центральных моральных дилемм, и, возможно, моральных трагедий долгого сериала. Та же этическая дилемма преследует многих из тех, кто ведет военные кампании сегодня в мире.

Себастьен Роблин получил степень магистра по конфликтологии в Джорджтаунском университете и работал университетским преподавателем Корпуса мира в Китае. Он также работал в сфере образования, занимался редактированием, а также расселением беженцев во Франции и США. В настоящее время пишет по вопросам безопасности и военной истории для проекта «Война — это скучно» (War Is Boring).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.