Альпинист и режиссер из Оттавы Элия Сайкали (Elia Saikaly) говорит, что третье восхождение на крышу мира станет для него последним.

«Чувствуешь себя по-настоящему не в своей тарелке, оказавшись в ситуации, когда нужно перешагнуть через мертвое тело», — рассказал Сайкали по телефону из Катманду через три дня после того, как поднялся на вершину горы Эверест.

«Пойду ли я туда снова? Не думаю. После этого сезона вряд ли. Было довольно жутко».

Более 800 человек поднялись на 8 848-метровую вершину Эвереста в этом году, и по меньшей мере 10 человек погибли во время восхождения. По показателям смертности самой высокой в мире горы этот год ничем не отличается от других. Но для Сайкали, команда которого добралась до вершины в одиночестве в 2013 году, когда он там в последний раз был, толкучки и хаоса в этом году было слишком много.

«Смерть. Погибель. Хаос» — так он описал это в своем аккаунте в Инстаграме.

«Люди просто перешагивают через мертвое тело. Ты оглядываешься, чтобы посмотреть, как они на это реагируют, и понимаешь, что они не осознают реальность происходящего, просто не могут. Это приводит в замешательство. Так что они просто идут дальше. Уже когда спускаешься вниз, задаешься вопросом: стоило ли оно того? Что вообще стоит за всей этой индустрией?»

Сайкали отправился туда, чтобы заснять восхождение четырех арабских женщин — Джойс Аззам (Joyce Azzam) и Нелли Аттар (Nelly Attar) из Ливана, Надиры Алхарси (Nadhira Alharthy) из Омана и Моны Шахаб (Mona Shahab) из Саудовской Аравии — все они добрались до вершины вместе с Сайкали и командой проводников-шерпов ранним утром в четверг.

Но они были не одни. К вершине в тот день направились еще примерно 200 альпинистов, причем многие из них были плохо проинструктированы, плохо экипированы и недостаточно физически подготовлены для этого испытания. По словам Сайкали, это был «настоящий дурдом».

«Через 20 мнут мы увидели, как какого-то альпиниста спускают вниз на носилках. Через час — как два шерпа ведут вниз другого, который совершенно обезумел. Непонятно, в чем там было дело, но по всей видимости, у человека был серьезный случай горной болезни. Но все продолжали подъем, образуя длинную цепочку. Каждые 2,5 часа нам попадался погибший альпинист, прикрепленный к якорю. Каждому из нас приходилось буквально перешагивать через тело. От этого становилось не по себе».

Сайкали и его группа альпинистов от компании «Мэдисон Маунтаниринг» (Madison Mountaineering) прошли хорошую тренировку и были подготовлены к подъему, так что они продвигались дальше, обгоняя порой сразу 8-10 человек. Через 10 часов непрерывного восхождения они достигли вершины.

«Там, наверху, просто светопреставление, — сказал Сайкали. — Две женщины сняли маски и спросили: „А где тут вершина?" Мне пришлось им ответить: „Разве вы не видите перед нами очередь из 50 человек, которые хотят на нее попасть?" Было так много людей, и все соревновались за право постоять на этой точке. В этот раз я даже решил на нее не подниматься».

«С одной стороны, это очень красиво. Те арабские женщины по-настоящему покорили вершину. Они поднялись на пик достойно, грациозно, показали настоящий класс. А с другой стороны — все эти неподготовленные, неорганизованные толпы людей, эти смерти… С одной стороны, это твоя истинная страсть. А с другой стороны — это катастрофа. И тебя мучает вопрос: почему?»

Сайкали родился в Оттаве, изучал кинорежиссуру в Алгонкинском колледже (Algonquin College) и восемь раз участвовал в экспедициях на Эверест. Он заслужил репутацию одного из ведущих режиссеров, снимающих альпинистов. И он прекрасно знает, что такое смерть в горах. В 2005 году его близкий друг, профессор из Оттавы Шон Иган (Sean Egan), нанял его, чтобы заснять его подъем на Эверест в качестве заявки на то, что он самый пожилой канадец, совершивший это восхождение. Иган погиб во время подъема. В 2014 году Сайкали снова был на этой горе с камерой в руках — тогда мощное землетрясение спровоцировало лавину, погубившую 22 альпиниста, в том числе еще одного близкого друга режиссера.

Он решил выйти из «отставки», чтобы заснять экспедицию арабских женщин. Спонсоров он найти не смог, поэтому расходы на съемки взял на себя.

«Я увидел в этом прекрасную возможность рассказать историю и помочь им донести свой месседж о толерантности и открытости, побороть негативные предрассудки».

Во время предыдущего проекта Сайкали на вершину горы Килиманджаро в сентябре 2018 года поднялась группа из шести женщин-альбиносов, чтобы привлечь внимание к опасностям и дискриминации, с которыми сталкиваются люди с альбинизмом в Африке.

Даже лучшие альпинисты выдыхаются на Эвересте. Сайкали во время съемок выкладывается по полной. С помощью нескольких шерпов, включая его близкого друга и партнера Пасанга Каджи (Pasang Kaji), он поднял на вершину пять камер и 20 батарей.

«Дело не в хвастовстве, просто я бы хотел, чтобы люди понимали, чем я там занимаюсь, — сказал он. — Вы не можете никого остановить или попросить вернуться назад, чтобы снять еще один дубль. Вы на высоте 8500 метров над уровнем моря, на вас кислородная маска. Вы рискуете пальцами каждый раз, когда вы касаетесь камеры. Вы вынимаете аккумулятор после каждого кадра. Вы запрыгиваете на острый, как нож, гребень, чтобы получить нужный кадр… Но я это просто обожаю. Это будоражит мою кровь. Сюжет волнует меня, мотивирует и дает мне силы идти дальше».

Сайкали возвращается в Оттаву в воскресенье. Он надеется выпустить свой фильм «Мечты об Эвересте» («Dreams of Everest») этой осенью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.