Многие рассуждали о возможности создания российско-китайского альянса. Я отчетливо помню, как на форуме в Китае один уважаемый китайский специалист сказал: «У США много союзников. У Китая тоже много союзников». Однако большинство специалистов все же убеждены, что такой альянс вряд ли сложится. Хотя я охотно рассматриваю самые разные варианты, все же скептически отношусь к идее российско-китайского альянса. В конце концов, чем эти две страны могут помочь друг другу? Россия не станет рассчитывать на помощь Военно-морского флота Народно-освободительной армии Китая в случае борьбы за Прибалтику — так же, как Китай не станет рассчитывать на помощь российского флота в том случае, если ситуация в Южно-Китайском море изменится.

Вероятно, укрепление партнерства между этими двумя гигантами в области безопасности может обернуться выгодой для военно-промышленных комплексов обеих стран. Они уже ведут совместную работу над созданием транспортного вертолета большой грузоподъемности, но что будет, если они действительно начнут вместе разрабатывать бомбардировщики и эсминцы? Или даже подводные лодки и авианосцы? Мало кто всерьез задумывался над таким вариантом развития событий, и он до сих пор кажется крайне неправдоподобным. Однако в своей статье, опубликованной недавно в российской газете «Независимое военное обозрение» военный специалист Александр Широкорад, по всей видимости, решил выйти за рамки всеобщего скептицизма. Он не только поддерживает идею создания совместной российско-китайской системы ПВО и ПРО в Арктике, но и выдвигает совершенно неожиданное предложение позволить китайским подводным лодкам и атомным ракетным подводным лодкам получать материальную и техническую поддержку в российских арктических портах.

Стоит отметить, что на первый взгляд эта идея кажется довольно абсурдной. И Россия, и Китай демонстрируют чрезвычайно высокую чувствительность в вопросах суверенитета. Русские вряд ли захотят столкнуться с военным присутствием китайцев в этом чрезвычайно важном районе вдоль северных границ России. Между тем у Китая есть всего одна военная база за рубежом — в Джибути — и практически нет опыта проведения каких-либо операций в опасных морских (и подводных) условиях Арктики. Тем не менее, рассмотреть этот однозначно абсурдный вариант все-таки стоит. Китайские стратеги ранее уже рассматривали Арктику в качестве общей российско-китайской зоны «пространства стратегического сопротивления» давлению США, а я прежде уже отмечал, что Китай демонстрирует очевидный интерес к изучению особенностей маневров субмарин в окружении льда.

Давайте попробуем проследить ход рассуждений российского военного аналитика Широкорада. Он начинает со ссылки на довольно странное высказывание госсекретаря США Майка Помпео (Mike Pompeo), с которым тот выступил в Финляндии в начале мая. Как пишет российский аналитик, Помпео «разразился гневной тирадой в адрес Поднебесной». Широкорад объяснил, что Помпео обвинил Пекин в попытках превратить Арктику в Южно-Китайское море. Отметив странность очевидной зацикленности ведущего американского дипломата на Северном морском пути, Широкорад язвительно добавил: «С учетом географии американских торговых путей судовладельцев из Соединенных Штатов Севморпуть волнует не больше, чем полеты на Марс».

Затем Широкорад, который отлично разбирается в подводных операциях и особенностях арктического региона, бросает Помпео спасательный круг, отмечая, что, возможно, госсекретарь просто комментировал идею, озвученную в новом докладе Министерства обороны США, посвященном китайской военной мощи: «[Военные планы Пекина на Арктику] могут включать в себя развертывание в этом регионе подводных лодок в качестве сдерживающего средства против ядерного удара». Что примечательно, уже в следующем предложении этого правительственного доклада содержится намек на возможные трения между Россией и Китаем вдоль Северного морского пути, в частности относительно развертывания нероссийских ледоколов вдоль этого маршрута.

Удивительно, но этот российский аналитик утверждает, что беспокойство американцев вполне оправдано с точки зрения ядерной и военно-морской стратегии. Кратко изложив особенности стратегии развертывания ракетных подводных лодок в эпоху холодной войны, он объясняет, что советские адмиралы были посрамлены в 1962 году, когда «все советские ракетные подводные лодки оказались бессильны перед американской системой ПЛО». Хотя советские субмарины могли эффективно угрожать европейским городам, кремлевские стратеги были сильно встревожены развертыванием американских ракетных подводных лодок на базах в Холи-Лок (Соединенное Королевство), Роте (Испания) и Перл-Харборе. Находясь на этих базах, они могли с легкостью уничтожить все советские цели.

Между тем «для применения оружия по территории США советским подводным ракетоносцам приходилось совершать 7-8-тысячекилометровые переходы до районов боевого патрулирования и обратно». Разумеется, увеличение дальности полета ракет позволяло Советскому Союзу менять границы этих районов патрулирования в свою пользу таким образом, что в конечном счете они могли наносить удары по американским целям «фактически с пирсов». Это позволяло советскому флоту использовать естественные особенности географии и климата. К 1980-м годам советский флот регулярно отправлял патрульные ракетные подводные лодки под арктические льды. Поиски российских атомных подводных лодок в «ледяных джунглях» Арктики оказались сложной задачей даже для военно-морского флота США, который стал пионером в области проведения подобных операций. Широкорад объясняет, что российские ракетные подводные лодки были способны разбивать лед толщиной до двух метров, чтобы затем стрелять своими ракетами с ядерными боеголовками.

Возвращаясь к китайскому подводному потенциалу сдерживания и возможным параллелям с военно-морскими дилеммами, стоявшими перед СССР, Широкорад объясняет, что в географическом смысле китайское побережье находится на «огромном расстоянии» от целей на территории США. Более того, с его точки зрения, китайские ракетные атомные подводные лодки крайне уязвимы перед силами противника на открытых пространствах Азиатско-Тихоокеанского региона.

И здесь Широкорад делает ошеломляющее заявление: «Выйдя в Арктику, китайцы убивают сразу двух зайцев: резко уменьшается уязвимость их лодок и в разы сокращается дистанция до потенциальных целей». По его оценке, развертывание китайский атомных ракетных субмарин в Арктике позволит сократить расстояние полета ракет в 3,5 раза.

Если открытое обсуждение подобного сценария в крупной российской газете не вызывает в вас достаточно сильного беспокойства, то Широкорад делает еще несколько шагов вперед по пути к новой холодной войне: «В перспективе РФ и КНР могут приступить и к созданию в Арктике совместной системы противовоздушной (ПВО) и противоракетной (ПРО) обороны». В конце концов, добавляет он, США планировали нанесение ударов по Китаю и России именно через Арктику начиная с 1950-х годов.

Тот факт, что сотрудничество в области ПВО и ПРО может также способствовать развитию подводного компонента российско-китайского стратегического сотрудничества в Арктике, вполне очевиден, однако российский аналитик делает по этому поводу довольно странное заявление: «На наших арктических островах китайцы могут развернуть систему снабжения и связи своих подводных ракетоносцев». В последнем абзаце своей статьи Широкорад спрашивает, могут ли подобные шаги создать угрозу для России, и сам же отвечает на свой вопрос: «Однозначно нет».

В заключении стоит отметить, что значение этой статьи Широкорада не стоит преувеличивать. Рассуждения одного российского аналитика не стоит приравнивать к новому подходу к российско-китайскому стратегическому сотрудничеству, не говоря уже о конкретном двустороннем соглашении о военном сотрудничестве в области развертывания самых ценных ядерных средств. Ни Москва, ни Пекин пока не дали официального согласия на рассмотрение подобных эксцентричный идей. Тем не менее, существует небольшая вероятность того, что в ближайшие несколько десятилетий такое видение будущего вполне может воплотиться в реальность, если нынешнее движение к новой холодной войне не будет остановлено. Москва получит полноценную инфраструктуру в Арктике (как военную, так и коммерческую), которая будет создана благодаря существенным вливаниям китайского капитала. В свою очередь Пекин получит возможность наносить удары по США и расширить свой ядерный арсенал сдерживания.

Лайл Голдстейн — профессор Института по изучению морского потенциала Китая при Военно-морском колледже США в Ньюпорте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.