С тех пор как компания «Эппл» ровно 12 лет назад выпустила в продажу первые айфоны, их было продано более двух миллиардов. Они сделали много хорошего для своих владельцев, но планете они, как кажется, нанесли только вред. Чтобы сделать такое количество устройств, надо очень много металла, пластика, стекла и прочих материалов. Часть из них, включая кобальт, добываются вручную, причем иногда на таких работах в самых бедных странах заняты дети, например, в Демократической Республике Конго (ДРК). Других материалов, включая редкоземельные металлы, довольно мало. Европейское химическое общество в рамках осуществленного проекта сделало вывод, что в течение века на Земле могут закончиться многие из этих элементов, а это очень серьезная угроза.


Всем этим телефонам надо много электричества, а вырабатывают его в основном за счет сжигания ископаемого топлива. Согласно одной оценке, ресурсоемкий смартфон может за год потребить столько же электроэнергии, сколько и холодильник. «Цифровая экономика», неотъемлемой частью которой стали айфоны и им подобные устройства, использует 10 процентов от общего объема электричества на нашей планете. Стив Джобс советовал нам «сделать небольшую вмятину во Вселенной», однако возникает такое ощущение, что устройства его компании и других производителей сделали вмятину совсем не маленькую, да еще и отразившуюся на общем самочувствии Земли.


Но некоторые важные меры опровергают эту мрачную точку зрения. Например, общий объем потребляемого в США электричества остается по сути дела неизменным почти 10 лет. На протяжении нескольких десятилетий до начала Большой рецессии потребление пластика в США росло на 50 процентов быстрее, чем экономика страны, но с 2009 года ситуация кардинально изменилась, и сейчас рост потребления пластика почти на 15 процентов меньше темпов роста экономики.


Что касается большинства других природных ресурсов, то темпы роста их потребления не просто замедлились. Стали снижаться абсолютные объемы потребления. Из года в год Соединенные Штаты используют все меньше стали, меди, золота, удобрений, воды, пахотных земель, древесины, бумаги и прочих составных элементов экономики. И признаков надвигающегося дефицита очень немного. Цены на редкоземельные элементы, например, остаются намного ниже недавних пиковых показателей.


Эти изменения произошли не из-за глобализации и не из-за переноса производства в другие страны. США остаются мощным промышленным локомотивом, поскольку на их долю приходится около 25 процентов мировой экономики. Так что же происходит? Почему эта страна сменила курс и научилась мягче ступать по планете?


«Писатель, историк и отставной радиоведущий» Стив Сичон (Steve Cichon) начал догадываться об этом, когда в 2014 году купил за три доллара кипу старых газет «Баффало Ньюс» (Buffalo News). На последней странице номера за 16 февраля 1991 года была реклама магазина электроники «Радиолачуга». Сичон заметил в этом рекламном объявлении нечто удивительное: «На этой странице есть 15 электронных гаджетов… 13 из 15 сейчас уже постоянно лежат у вас в кармане».


Этими гаджетами из кармана Сичона, которые спрятались в айфоне, были: калькулятор, камера, радиоприемник с таймером, мобильный телефон и магнитофон. В рекламе ничего не было сказано про компас, фотоаппарат, барометр, высотомер, акселерометр и систему GPS, но и они тоже сейчас прячутся в айфоне и прочих «умных» телефонах.


Открытие Сичона говорит о том, что когда мы ведем речь о воздействии айфонов на планету, нет смысла говорить отдельно об изготовлении двух миллиардов этих устройств. Мы должны думать комплексно. Что пришлось бы сделать в нашем мире за последние 12 лет, не будь в нем смартфонов? Ответ предельно ясен: очень много чего, производилось бы гораздо больше техники, гораздо больше медийных устройств.
В последние годы резко сократились объемы продаж фотоаппаратов, видеокамер, пленки и видеокассет. Но это не из-за того, что мы прекратили делать фотографии и видео. Дело в том, что устройство под названием смартфон позволило нам сделать потребление этих вещей нематериальным. Дематериализация — это идея, появившаяся еще в 1920-е годы (здесь уместно вспомнить «эфемеризацию» Ричарда Бакминстера Фуллера (R. Buckminster Fuller). А Соединенные Штаты и прочие богатые страны показывают, что время этой идеи наконец-то пришло.


Почему сейчас? Есть две причины, и первая из них — это технический прогресс. Все более мощный и популярный айфон стал олицетворением этого прогресса, однако технологий дематериализации появилось великое множество. Компьютерный дизайн позволяет делать стенки алюминиевых банок тоньше, здания легче, а двигатели экономичнее. Датчики и машинное обучение позволяют эффективнее использовать энергоемкие производства. Прецизионное сельское хозяйство дает возможность фермерам увеличивать урожаи с меньшим количеством земли, воды и удобрений. Эти технологии в совокупности требуют много электроэнергии, но и экономят ее они тоже очень существенно. Вот почему потребление электроэнергии в США растет все медленнее, а общее энергопотребление чуть больше, чем до начала рецессии.
Энергия и природные ресурсы стоят денег, которые компании не хотят тратить, особенно если им приходится сражаться с суровыми конкурентами. Таким образом, вторая причина дематериализации после технического прогресса — это капитализм, напряженное соперничество за поставку товаров и услуг. Но бесконечная капиталистическая жажда наживы означает, что капитализм опустошает планету, разве не так? Больше нет, и это доказывают факты потребления ресурсов и использования энергии.


Но как такое возможно? Если говорить коротко, компании не хотят тратить больше средств, чем это абсолютно необходимо — ведь деньги счет любят. А технический прогресс сегодня предлагает множество способов удовлетворить все наши потребности за счет меньшего количества ресурсов. В результате мы начинаем понимать, как в условиях роста экономики и населения оказывать меньше отрицательного воздействия на нашу планету. Нам наконец-то становится ясно, как получить больше, потратив меньше.


В качестве примера приведем картон. Хотя после появления интернета бурными темпами растет электронная торговля, общий объем поставок картона в США в 2015 году был меньше, чем в 1995-м. Да, «Амазон» и ее конкуренты доставляют нам домой гораздо больше картонных коробок. Но из-за конкуренции все стараются сэкономить на картоне, и поэтому постоянно изобретают что-то новое в сфере упаковки и логистики. В итоге эти инновации привели к уменьшению спроса на картон и многие другие материалы.


Несмотря на свою силу и мощь, капитализм и технический прогресс не решат все наши экологические проблемы. Они не справятся автоматически с загрязнением окружающей среды (где наибольший вред приносят парниковые газы), не защитят исчезающие виды и незащищенные сообщества. Поэтому нужно, чтобы люди настаивали на осуществлении мудрой политики (включая охрану природы и правильное природопользование, квоты на загрязнение, недопущение эксплуатации детей и налоги на углеродные выбросы) и требовали, чтобы власти оперативно реагировали, принимая эти меры. Мы также можем потребовать, чтобы изготовители электронных устройств типа «Эппл» увеличивали срок службы своей продукции и обеспечивали ее ремонт, чтобы мы реже их выбрасывали.


Но нам не стоит беспокоиться о том, что айфоны и их цифровые близнецы опустошат планету или даже оставят на ней большую вмятину. Нет, они делают прямо противоположное. Они ведут нас ко второй эпохе Просвещения, и на сей раз это просвещение физическое, а не интеллектуальное. Я предсказываю, что в двадцать первом веке это просвещение распространится по США и другим богатым странам, а потом перейдет в другие части нашего мира с меньшими доходами. И тогда мы наконец наладим устойчивые и здоровые отношения со всей Землей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.