Последними, кто во французском Национальном собрании поддерживал право родителей на пощечины и шлепки, стали правоконсервативные и ультраправые депутаты партии Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Их голосов оказалось недостаточно, и парламент, а за ним и сенат утвердили отмену сохранившегося с XIX века закона, который дозволял родителям воспитание при помощи шлепков, оплеух и прочих методов воздействия на ребенка, которые еще в прошлом столетии вышли из моды, а в нынешнем полностью утратили актуальность.

Депутат Эмманюэль Менар (Emmanuelle Ménard) из партии Ле Пен «Национальное объединение» (в прошлом «Национальный фронт») с возмущением заявила, что правительство «вмешивается во внутрисемейные вопросы», однако теперь и во Франции телесные наказания вне закона — на два десятилетия позже Германии.

Одним из основных инициаторов отмены родительского права на воспитание битьем стала Марлен Скьяппа (Marlène Schiappa) — писательница и журналистка, с 2017 года занимающая пост государственного секретаря по вопросам равноправия и равенства. «Не вижу никаких причин, которые оправдывали бы удары, шлепки, любое насилие, — говорила Скьяппа. — „Маленьких оплеух" не бывает».

Ранее порицание в отношении Франции, законодательство которой полностью не запрещало телесные наказания, высказывал Совет Европы. В его комиссию по социальным вопросам поступила жалоба от британской общественной организации «Эппроуч» (Approach), которая защищает права детей по всему миру. По мнению этой организации французские законы нарушали 17-ю статью Европейской социальной хартии (это конвенция Совета Европы, закрепляющая ряд социальных прав человека): подписавшие ее государства, в том числе Франция, обязуются «всеми возможными способами пресекать любые виды насилия в отношении детей».

Франция в настоящий момент является председателем Совета Европы и пошла на изменения законодательства, полностью соответствующие социальной хартии. Отныне чиновники французских загсов обязаны напоминать каждой вступающей в брак паре, что у нее нет права на насилие в отношении детей и любые телесные наказания, и зачитывать на церемонии бракосочетания соответствующую статью исправленного закона.

Впрочем, принятые парламентариями поправки идут вразрез с реальной картиной французской семейной жизни — и, вероятно, не только французской. Проведенный в Пятой республике три года назад социологический опрос, которым занимался институт исследований общественного мнения Ifop, показал: 85 процентов французских родителей время от времени применяют шлепки и удары в качестве воспитательных мер. Примерно 70 процентов французов тогда же выступили против отмены права на телесные наказания.

Однако определенную смену настроений в обществе нельзя не отметить: если еще в 2009 году французская первая леди и мать двух дочерей Бернадетт Ширак (Bernadette Chirac) называла вопрос об отмене телесных наказаний «смехотворным», то уже в этом году волну возмущения французов вызвал случай в северо-восточном городе Мо, где священник ударил во время церемонии крещения плачущего ребенка. В социальных сетях поднялась буря, церковное начальство выказало порицание священнику и запретило крестить детей.

Тем не менее даже среди представителей местных организаций по вопросам семьи нет единства в отношении безнасильственного воспитания. Так, руководитель союза «Семьи Франции» Тьерри Видор (Thierry Vidor) опасается снижения родительского авторитета в связи с вступлением запрета в силу: «Взросление без наказаний и штрафов оказывает на детей более опасное влияние, чем небольшое физическое воздействие».

Из 47 государств, входящих в Совет Европы, любые формы физического насилия в отношении детей законодательно запрещены в 27. Первопроходцем была Швеция, соответствующим образом изменившая законодательство еще в 1979 году. Через десять лет за скандинавами последовала Австрия. В июле 2000 года «Закон о запрете насилия в воспитании» (Gesetz zur Ächtung von Gewalt in der Erziehung) был принят в ФРГ. Шлепок по попе согласно этому закону является нанесением телесных повреждений и может быть наказан денежным штрафом или даже лишением свободы на срок до пяти лет.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.