Йозеф Банаш (Jozef Banáš) был дипломатом, политиком, менеджером в иностранных корпорациях. Он занимал высокий пост в Парламентской ассамблее НАТО, но он бросил все, когда услышал голос своего таланта. Он стал одним из самых успешных словацких писателей, автором нескольких бестселлеров и самым переводимым современным словацким автором.

Путешественник, спортсмен, отец знаменитой дочери. Он владеет пятью языками. Кому-то потребовалось бы на все это несколько жизней, а он все успевает за одну. Недавно он замечательно проявил свой талант в великолепном биографическом романе об одном из величайших сынов словацкого народа Милане Растаславе Штефанеке.

Теперь Йозеф Банаш решил отправиться туда, куда за пять лет не отважился поехать ни один словацкий журналист от мэйнстрима, потому что там можно столкнуться с правдой, несовместимой с официальной версией. Речь о Крыме. Что он там видел и какую правду об «оккупации» Крыма узнал, об этом вы прочитаете ниже.

Йозеф Банаш: «Как я искал в Крыму партизан, или как русофобия развязала Первую мировую войну

Все ответственные люди, которые еще сохранили рассудок, с растущим беспокойством следят за усиливающейся русофобией и дезинформационной кампанией вокруг России, ее президента, российских действий у себя дома и за рубежом. Недавно я закончил перевод новеллы Цвейга «Перед бурей», в которой знаменитый автор описывает причины начала Первой мировой войны.

Одной из важных причин была западноевропейская русофобия, вызванная, в первую очередь, растущей агрессивностью Германии. В Австро-Венгрии русофобия являлась практически модным трендом. Тех, кто отзывался о русских, сербах и славянах позитивно, немедленно клеймили русофилами, опасными панславистами, сторонниками конспиративных теорий (да, уже тогда). Их обвиняли в распространении лживой информации (термина «фейк» тогда еще не было) и подвергали публичному осуждению. Большая часть граждан помалкивала о своей позиции, желая жить спокойно, и нам известно, к чему это привело….

Русофобия и сегодня уже превратилась почти во внешнеполитическую доктрину США и их европейских вассалов. Хотя она проявлялась и прежде, резкий скачок русофобии произошел после событий в Крыму.

Я не буду отдельно говорить об организации и ходе референдума в Крыму в марте 2014 года. Скажу только о самом важном: соответствовал он или нет воле крымчан. Тех крымчан, чьи отцы, деды и прадеды буквально генетически не переносили никаких оккупантов, когда-либо ступавших на их землю. А таких в истории полуострова было немало. Из наиболее ярких вспомню турок, французов, британцев и немцев. Как только на крымскую землю ступала нога оккупанта, на полуострове тут же формировалось партизанское движение.

Крымчане не любят оккупантов. Со всех сторон я слышу, что Крым оккупирован. Крым за его историю оккупировали много раз. В последний раз это сделали немцы с 1941 по 1944 годы. Теперь же, судя по заявлениям политического и медиа мэйнстрима, Крым оккупирован вновь. Уже пятый год. Неужели?

Все началось с референдума 16 марта 2014 года, в результате которого Крым вошел в состав Российской Федерации. США и их марионетки не признали референдум. Если бы США признали итоги плебисцита в Крыму, то сегодня Макрон, Меркель, Туск и все остальные сыпали бы лестные комментарии в адрес Путина.

Но Вашингтон отказался признать референдум, а присоединение Крыма к России назвал аннексией. Поэтому сегодня Макрон, Меркель, Туск и все остальные сыплют в адрес Путина ругательства. Однако, как я думаю, чтобы считать присоединение Крыма к России аннексией, нужно сначала ознакомиться с определением аннексии как таковой.

А определение звучит так: «Аннексией, согласно международному праву, является насильственное присоединение территории одного государства или его части к территории другого или других государств против воли населения. Это нарушает право на самоопределение народов».

На всякий случай я повторю самое главное: «Против воли ее населения».

Строительство железнодорожной части Крымского моста
Аннексий, совершенных против воли населения, за историю было немало. Наиболее известна аннексия Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией в 1908 году, аннексия Восточного Иерусалима и Голанских высот Израилем. Определенного рода аннексией можно считать и протекторат Чехии и Моравии при Гитлере. Также вспоминается аннексия Эритреи Эфиопией, которая привела к войне за независимость Эритреи. Марокко и Мавритания аннексировали Западную Сахару, что привело к формированию вооруженного движения сопротивления «Полисарио». Китай аннексировал Тибет и так далее.

Все эти аннексии объединяет одно: местное население оказывало и оказывает оккупационному государству вооруженный отпор. И тут мы подходим к ключевому критерию, который касается обозначения присоединения Крыма к России как аннексии. Речь о вооруженном сопротивлении или любом другом проявлении недовольства населения аннексированных территорий. Вот только за пять лет, прошедших после референдума, я что-то ни разу не читал ни об одном акте антироссийского сопротивления в Крыму. Поэтому эта аннексия «против воли местного населения» начала вызывать у меня подозрения.

Единственным объяснением было то, что словацкие журналисты деликатно и с уважением к фигуре Путина закрывают глаза на антироссийское сопротивление в Крыму. Тут я испугался: не упустил ли я по невнимательности тот момент, когда Вашингтон, Брюссель и Берлин изменили мнение и признали референдум законным? Но ничего подобного в новостях я не нашел (пока), поэтому сказал сам себе: если туда не едут наши журналисты-расследователи, то туда отправлюсь я сам. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Мое путешествие в Крым

От путешествия в Крым меня даже отговаривали. Якобы если я поеду туда, украинцы больше не пустят меня на территорию Украины. Не знаю, как украинцы могли бы узнать о моей поездке, так как мы летели через Москву. И если бы я сам откровенно не рассказал об этом, украинские органы никогда не узнали бы, что я побывал в Крыму.

Однако у меня нет никаких причин скрывать свою поездку в Крым. Напротив, как мне кажется, любая попытка пролить свет на правду и снизить градус напряженности помогают двум славянским народам: украинцам и русским. Я люблю оба эти народа. В обеих странах у меня есть читатели, и я никогда не забуду замечательные слова, которыми украинская литературная звезда Юрий Щербак и автор «Литературной газеты» (ее шеф-редактором является звезда российской литературы Юрий Поляков) похвалили мой роман «Зона энтузиазма».

Писатели А.П. Чехов и Л.Н. Толстой в Гаспре (Крым)
Сегодня эти люди, которые мне импонируют и которых я уважаю, стоят по разные стороны баррикад. Кто это допустил? Когда это случилось? Кто разделил двух этих прекрасных людей? Кто разделил русских и украинцев?

И действительно ли их разделили, или это только кажется, если судить по словам политиков и журналистов мэйнстрима?

Кто навязывает нам иррациональную русофобию, которая напоминает мне хоккейный матч, во время которого судья нагло подыгрывает одной из команд. Он жестоко засуживает русских, зрителей это возмущает, но со стадиона его никто не удалит, потому что все СМИ пишут об объективном судье. Так информация о нечестности купленного судьи распространяется среди людей способом, который называют «альтернативным»…

Так что же с несчастными оккупированными людьми? Что же случилось с крымчанами, и как они живут сегодня?

Одни говорят, что Крым принадлежал украинцам, другие — что русским. Крым принадлежал многим. Русским, украинцам, а задолго до них — киммерийцам, готам, грекам (вспомним трагедию Еврипида «Ифигения в Тавриде», а Таврида — греческое название Крыма), римлянам, византийцам, итальянцам, татарам Золотой Орды. В 1243 году полуостров захватили орды Чингисхана, а с 1443 года там существовал Крымский каганат. Также Крым принадлежал протоболгарам (предкам болгар), хазарам, туркам, а с 1783 года — русским. В 1856 году в турецко-русской войне они утратили контроль над Черным морем.

Тем не менее русское влияние в Крыму продолжало расти. Регион превратился в летнюю резиденцию видных русских политиков (близ Ялты в Ливадии стоит царский дворец), людей искусства, коммерсантов, русской богемы. Национальный состав население всегда был пестрым и часто менялся насильственными методами. Во время трехлетней оккупации Крыма немцами во время Второй мировой войны они истребили еврейское население, а после завершения войны Сталин по принципу коллективной вины изгнал из Крыма болгар, татар, греков, армян. Больше всех пострадали татары из-за их активного сотрудничества с немецкими оккупантами. Тысячи татар воевали против Советского Союза на стороне немецких фашистов (восстановление Крымского каганата во время немецкой оккупации полуострова).

Так что утверждать, что Крым с давних пор был русским, неправильно. Полуостров начал активно русифицироваться только после Второй мировой войны. Якобы с 1954 года он принадлежит Украине. Тогда глава СССР, украинский русский Хрущев, подарил Крым Украине.

Парусная регата в Керчи
Если память мне не изменяет, Украина в то время являлась частью единого государственного образования, которое называлось Союзом Советских  Социалистических Республик. Таким образом, Крым в равной степени принадлежал как украинцам, так и русским или эстонцам и таджикам. Я не могу здесь не отметить, с каким прямо-таки образцовым упорством демократические политики и журналисты сегодня отстаивают решение коммунистического лидера Хрущева…

Жители Крыма приняли решение

Любой нормальный человек, конечно, признает, что, вероятно, самым объективным фактором, который решит вопрос, кому принадлежит Крым, являются его жители. А они свое решение приняли. 16 марта состоялся референдум, в котором приняло участие 83,1 процента населения Крыма. Из них 96,77% высказались за присоединение к России. На отдельном референдуме в Севастополе за присоединение проголосовали 95,6% крымчан (из 89,5% пришедших на голосование).

Тем, кто сомневается в результатах референдума, я должен напомнить, как появились Соединенные Штаты Америки. В 1776 году США в одностороннем порядке провозгласили независимость от Великобритании Декларацией. Так что если Крым надо вернуть Украине, то и США следовало бы вернуть Великобритании. А ведь это абсурд…

На тему, чей же Крым, слушайте наш подкаст 

Россия не Голлум, а Крым не Кольцо Всевластия

Со времен Екатерины Великой ясно, что Крым и, в первую очередь, порт Севастополь являются для России важнейшим регионом. Севастополь, который официально называют городом русской славы, — стратегический русский порт на теплом море, откуда Россия через Босфор и Дарданеллы может выходить в Средиземное море и другие мировые моря. Крым — это не только стратегическое место, но и буквально символ России.

В 1990 году после распада СССР Крым и все его, преимущественно русское, население за одну ночь лишились прямой связи с Россией. Власти Украины предпочитали заниматься воровством вместо того, чтобы развивать свое государство и тем более заботиться о развитии преимущественно русского Крыма.

В 2005 году я лично встречался с президентом Ющенко, который предоставил нам свой самолет для поездки в Севастополь. У России с Украиной был договор, который давал россиянам право пользоваться портом. Во время торжественного обеда с командованием украинского черноморского флота на палубе фрегата «Гетман Сагайдачный» я побеседовал с самыми высокопоставленными украинскими морскими офицерами. В какой-то момент наш разговор прервал глава нашей делегации, президент Парламентской ассамблеи НАТО, французский сенатор Пьер Лелуш. Через переводчика он спросил меня, говорю ли я по-украински. Я ответил, что нет и что разговариваю с украинскими офицерами по-русски. С Лелушем они тоже говорили по-русски…

Опять в Крыму

С тех пор я больше не бывал в Крыму и теперь отправился туда полный решимости найти доказательства недовольства местных жителей тем, что полуостров присоединен к России. После прилета в реконструированный аэропорт в столице Крыма Симферополе мы отправились прямиком в центр крымских татар — Бахчисарай, где, учитывая историю татар, я ожидал столкнуться с самыми ярыми российскими противниками.

Татарин Руслан устроил нам трехчасовую экскурсию на джипе по окрестным горам и достопримечательностям. Я ожидал увидеть партизанские землянки, но ничего подобного не заметил. Даже в самых отдаленных уголках крымских гор или в Бахчисарае мы не нашли никаких следов антироссийской деятельности.

Мы осмотрели Хансарай — дворец татарских ханов. Его доминантой является Фонтан слез, который прославился после того, как в 1820 году его воспел в поэме «Бахчисарайский фонтан» Пушкин, побывавший здесь. Чего не сумели сделать влиятельные ханы, сумел поэт. Вот насколько сильной может быть поэзия. Как я и ожидал, некоторые местные татары откровенно говорили о своем недовольстве тем, что, по их мнению, их народ на полуострове — на вторых ролях. Они не могут простить русским насильственную депортацию и смерть десятков тысяч татар в сталинские времена.

Но, похоже, русские тоже не могут забыть татарам то, что те сделали, вступив в сотрудничество с немецкими оккупантами.

Начало строительства соборной мечети в Крыму
Но многие татары воевали на стороне Советского Союза. Среди десятков людей, с которыми мы поговорили в Крыму, татары были, несомненно, настроены наиболее критично. Они признались, что с тех пор, как Крым стал русским, выросли зарплаты, но постепенное повышение цен свело весь зарплатный рост на нет. Многие татары, а также другие жители Крыма работают за границами полуострова, в основном в России, а также странах Европейского Союза, прежде всего в Польше.

По их словам, в тендерах побеждают в основном российские компании из континентальной России, которые привозят своих работников, тем самым снижая шансы местных жителей найти работу. Татары говорили откровенно и критично, но на вопрос, хотели бы они вернуться на Украину, отвечали по-разному.

Во время разговора одна молодая татарка рассмеялась и глянула на парней: «Больше всего вам не нравится, что под русскими вы обязаны давать чеки, выставлять фактуры и платить налоги. В украинские времена все это было редкостью…»

Мы сидели и беседовали с местными в замечательном простенком ресторанчике. За соседним столом официант разливал десяти парням вино в «стаканы». Татары — мусульмане и алкоголь не продают. Но можно приносить свой, и официант с готовностью принесет бокалы. Прежде чем выпить, мужчины встали и три раза выкрикнули: «Ура, ура, ура Россия!» Двое (татары) выпили чай, но и они прокричали слова во славу России.

Стратегический Севастополь

Разочарованные тем, что в татарском Бахчисарае мы так и не нашли антироссийского сопротивления, мы отправились в Севастополь. Памятники и памятные таблички там буквально на каждом шагу напоминают гостям о героизме защитников этого города будь то во времена турецко-англо-французской коалиции против России либо во время Второй мировой войны.

Если бы мы не приехали в этот город, мы не поняли бы, почему русские никогда не откажутся от Севастополя и Крыма. Во время боев за освобождение города от фашистов погибли 170 тысяч советских солдат, а 40 тысяч били ранены. Если бы госпожа Нуланд приехала сюда вскоре после того, как начала организовывать киевский Майдан, она уберегла бы себя, свою страну, но, главное, украинцев и русских от огромных проблем.

Приспущенные флаги России на кораблях в Севастополе
Мы побывали в стратегическом заливе Балаклава. Нам показали стратегическую базу подлодок советского флота (теперь ее планируют возродить и расширить). Мы заглянули даже в самые отдаленные улочки в надежде найти там хоть клочок какой-нибудь антироссийской листовки или хотя бы маленькое граффити с антироссийским или антипутинским текстом. Но нигде ничего не нашли.

Ялта

Из Севастополя, где солдат Толстой переродился в самого известного русского писателя, мы отправились в чеховскую Ялту, которая как две капли воды похожа на французскую Ривьеру. Больной Чехов написал там прославленные пьесы «Три сестры» и «Вишневый сад».

Для меня посидеть в доме Чехова и в тени деревьев его сада, который он преимущественно засадил сам, стало одним из самых запоминающихся впечатлений от крымского путешествия.

Я наблюдал за людьми в ресторанах, кафе, на пляжах и разговаривал с ними. Они отдыхали, ели, пили, пели по вечерам и танцевали не только в барах, но и на бульварах, где играли оркестры, выступали фокусники, циркачи и гадалки на Таро.

Чехов был прав, когда сравнивал красоту Ялты с французской Ниццей. Но разница между Ниццей и Ялтой в том, что в Ницце я видел до зубов вооруженных полицейских на каждом шагу, а в Ялте, да и во всем Крыму, за всю неделю я заметил только четверых. И тем не менее в дружественной атмосфере я чувствовал себя в безопасности.

Мне пришло в голову, а не являются ли все эти артисты и смеющиеся люди специально обученными российскими агентами, которые разыгрывают представление, как когда-то знаменитый князь Потемкин. Он демонстрировал императрице Екатерине фасады великолепных зданий, которые сзади подпирали деревянные колья. Поэтому на всякий случай я обошел все эти десятки новых роскошных отелей, бассейнов, коттеджей, спорткомплексов. Они оказались реальными. Как и экскаваторы и краны.

Все это как-то расходилось у меня в голове с информацией о несчастных и оккупированных крымчанах. Мы побывали в Ливадии в бывшем царском дворце, где в феврале 1945 года на протяжении недели пили, пировали и решали судьбы мира Сталин, Черчилль и Рузвельт. Еще хорошо, что осталась Ливадия, ведь через пару лет, быть может, выпускники журналистских факультетов будут убеждать нас, что мир от фашизма освободили немцы под предводительством Гитлера.

Оккупированные крымчане?

Из Ялты мы отправились по побережью в Алушту, и везде — картина одинакова. Вместо того чтобы организовывать антироссийское сопротивление, оккупированные крымчане валялись на пляжах. Из Алушты мы поехали на север в горы, чтобы избежать подозрений, что мы намеренно путешествуем только по образцовому южному побережью. Я был крайне поражен, когда увидел в Крыму туристов с Украины. Говорят, в прошлом году Крым посетило более миллиона украинцев, желающих отдохнуть.

Мы переместились в Феодосию, где в старом отеле «Гранд Астория» нас ожидал особый сюрприз, хотя, с другой стороны, он вполне вписывался в картину всего мною увиденного. Отель стоял напротив памятника Владимиру Ильичу Ленину, взиравшему на здание изучающим взглядом, на площади Ленина, названной в его же честь. На фасаде отеля был барельеф в честь визита в отель Юрия Гагарина, а на втором барельефе изображался городской съезд большевиков, который состоялся в этой гостинице в 1919 году. Третий барельеф был выполнен в честь 22 марта 1920 года. В тот день в этой гостинице перед отъездом в эмиграцию прощался со своим штабом белогвардейский генерал Антон Деникин. И даже красивейшее кафе отеля названо в его честь.

© Анастасия Кончаковская
Скульптуры героев рассказа А.П. Чехова "Дама с собачкой" на набережной Ялты
Я спросил портье, не странно ли это, что в отеле, находящемся на площади, названной в честь лидера большевиков, висит мемориальная доска в память о главном враге большевиков Деникине. Портье улыбнулся и ответил: «Все они были русскими, и все это наша история…»

Мой восторг от путешествия достиг пика, когда мы приехали в близлежащий Коктебель. О том, как известный поэт Евтушенко отправил оттуда 21 августа 1968 года телеграмму Брежневу, в которой протестовал против советского вторжения в Чехословакию, я написал целую главу в романе «Зона энтузиазма».

В то время Евтушенко находится там в творческом отпуске. От территории Литературного фонда, который тогда образовывали 28 домов, сохранился только один. Но меня приятно удивила почта Коктебеля. Она все такая же, какой была в августе 1968 года, когда Евтушенко подал там свою телеграмму. Когда я показал заведующей русский перевод романа и главу под названием «Коктебель 1968» она очень удивилась и пригласила местного редактора, которому я дал интервью. Меня переполнял восторг от того, что я оказался в местах, где в 1968 году творилась история советского сопротивления оккупации.

Из бывшего дома советских писателей я вышел на набережную к белому дому писателя Максимилиана Волошина, в котором его посещали поэты знаменитого русского Серебряного века, такие как Брюсов, Мандельштам, Гумилев, Цветаева и многие другие. В Крыму жил и творил и Александр Куприн, Иван Бунин, Максимилиан Волошин, Аркадий Аверченко, Анна Ахматова, Константин Паустовский, Александр Грин, Владимир Набоков, Борис Балтер, Евгений Евтушенко и многие другие замечательные писатели.

Главная достопримечательность Крыма

Из Феодосии мы отправились в Керчь посмотреть, пожалуй, на самую главную достопримечательность Крыма — мост, соединяющий полуостров с российским континентом. Решение построить мост приняли после того, как в 2015 году Киев отключил Крым от источников электроэнергии и даже воды. Тем самым киевские власти, конечно, не завоевали симпатию местных жителей, на которых и прежде в основном плевали (таким оказалось общее мнение русских, украинцев и татар). Большинство крымчан утверждает, что 2015 год стал для них самым трудным. С тех пор ситуация улучшается, хотя рост цен все время догоняет рост зарплат.

Четырехполосный мост протяженностью 19 километров начали строить в апреле 2015 года и сдали в эксплуатацию ровно через три года… По сути это два моста. Второй, железнодорожный, сейчас заканчивают.

По словам местных жителей, Крымский мост является одним из самых строго охраняемых объектов в Российской Федерации. В этом нас убедило множество боевых кораблей с его южной стороны. Когда симпатичная девушка-полицейский попросила меня на контрольном пункте открыть капот, я пожал плечами.

— Вы не умеете открывать капот?

— Это арендованная машина, и мы не русские.

— А откуда вы?

— Мы чехи и словаки.

Она с улыбкой махнула рукой, и мы выехали на мост. По дороге обратно нас уже никто не проверял. И в Феодосии, и в Керчи люди сидели на бульварах, делали покупки, пили кофе, дети скакали на батутах, а взрослые играли в шахматы. Постепенно эти оккупированные граждане начали меня раздражать. Вместо того чтобы оказывать сопротивление оккупантам, они восседают на лавочках и едят мороженое, да еще и русское!

Последние надежды я возлагал на столицу Симферополь. Мы отправились в западном направлении через весь полуостров. Трассу «Таврида» протяженностью 250 километров планируют сдать в будущем году. Целых 250 километров мы ехали по сути по одной большой стройке.

По приезде я, исполненный надежд, пошел посмотреть на одну из известнейших достопримечательностей города Александро-Невский собор, освященный в XIX веке. В 1930 году по приказу Сталина его снесли, и я был уверен, что крымчане этого русским не забудут.

Но меня ждал сюрприз. Храм сиял прежней красотой, а неподалеку виднелся щит с надписью «Восстановление собора ведется под патронатом президента Российской Федерации Владимира Путина».

Жизнь в Крыму продолжается

Народ, который узнал, что такое война, на собственном опыте, видел ее на собственной земле, сделает все для того, чтобы этот ужас не повторился. Во время войны немецкие фашисты убили огромное количество молодых мужчин. И совершенно понятно, почему русские почти на каждом шагу напоминают об ужасах войны.

И наоборот, наиболее воинственны те народы, на земле которых войны не было. Русские, англичане, французы, немцы, китайцы, японцы, итальянцы, сербы, поляки, венгры, чехи, словаки, греки, голландцы, бельгийцы, румыны, украинцы, белорусы, литовцы, латыши, эстонцы и другие 40 народов мира пережили ужасы войны у себя дома.

Самые большие абсолютные потери во Второй мировой войне понес Советский Союз: 25 миллионов человек, а это 14% его населения. Максимальные потери из расчета на общую численность населения понесли поляки — 5,6 миллионов, то есть 16% населения. Три миллиона из них стали жертвами еврейского холокоста.

Число погибших граждан США достигло 418 500 (0,32 % населения Соединенных Штатов). У жителей США нет опыта войны на собственной территории. Ни в Первую, ни во Вторую мировую войну на материковой территории США не был уничтожен ни один дом, ни одна школа или больница. США не понесли никаких материальных потерь. Американцы не знают, что такое война.

Несмотря на то, что в Крыму я не нашел и следа антироссийского сопротивления, наше путешествие увенчалось успехом. Я извиняюсь перед журналистами мэйнстрима за то, что не нашел никаких доказательств антироссийской деятельности. Тем не менее я сделал все возможное, но не встретил ни одного человека, который считал бы себя жителем оккупированной территории.

Напротив, люди благодарили русских за то, что они не допустили в Крыму такой же войны, как в Луганске или Донецке.

Во время недельного визита в Крым я поговорил более чем с 30 местными жителями: русскими, украинцами, татарами, дорожными рабочими, официантами, продавцами, туристами, полицейскими. Говорил я и с вузовскими преподавателем, с журналистом, пенсионерами, спасателями, курортниками, поварами, военными, а еще — с гадалкой и даже одним алкоголиком (единственным, которого я встретил во время путешествия).

Я полагался на случайный выбор. Все до единого говорили с удовольствием и даже с восторгом о том, что теперь являются частью России. Даже татарская продавщица была не против, хотя и жалела о том, что во времена, когда Крым был частью Украины, в ее кафе приходило больше иностранных туристов.

Я спросил ее, от того ли это, что Крым присоединился к России, или причина в санкциях, введенных против РФ, а также в тотальной негативной и лживой медиа-пропаганде иностранных СМИ о Крыме? Продавщица без колебаний ответила, что о негативной пропаганде крымчанам хорошо известно, и именно зарубежная пресса их объединяет.

Так же их объединяют и санкции. Они сплачивают не только крымчан, но и всех граждан Российской Федерации. Профессор истории из Воронежа, с которым я долго спорил, даже выразил американцам и их марионеткам (иначе он их не называл) благодарность за санкции.

«В России существует множество политических, общественных, национальных и других противоречивых течений. В истории любой страны так бывало всегда: когда ей угрожал сильный враг из-за рубежей, все внутренние раздоры отходили на второй план и страна сплачивалась вокруг своего лидера. Таким образом, Вашингтон и его сателлиты не могли оказать Владимиру Путину услугу лучше, чем введение санкций».

Крым живет своей жизнью. Там царит покой и благодать. Я все время думаю, почему за пять лет с тех пор, как полуостров присоединился к России, ни один наш журналист мэйнстрима или телевизионная группа туда не съездили? Может, у них нет на это денег? Поэтому я предложил этот репортаж всем четырем самым крупным нашим СМИ. Но на мое предложение они даже не ответили…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.