Слова «Чернобыль» и «авария» в одном предложении производят сильное впечатление. История самой страшной в истории аварии ядерного реактора еще не закончена, но для паники из-за того, что Украина демонтирует старый саркофаг, покрывающий взорвавшийся реактор Чернобыльской АЭС, нет никаких оснований.

После обретения независимости в 1991 году страна пытается решить чернобыльскую проблему в рамках длительной и исключительно сложной работы по обеспечению безопасности этого объекта. Сразу же после аварии, которая произошла 26 апреля 1986 года, советские инженеры и добровольцы из других стран начали лихорадочно разрабатывать варианты конструкции укрытия для взорвавшегося четвертого энергоблока, чтобы остановить выброс излучаемой им радиации в воздух и грунтовые воды.

В какой-то момент ученый Валерий Легасов, один из главных персонажей сериала о чернобыльской катастрофе, снятый недавно телеканалом «Эйч-Би-Оу» (HBO), насчитал 17 различных вариантов конструкции. В одной из записей, сделанных им перед самоубийством в 1988 году, он вспоминал, что два основных варианта укрытия предусматривали захоронение реактора под насыпным «куполом» и использование сохранившихся стен здания, в котором размещался реактор, для возведения новой конструкции с бетонной крышей. Был выбран второй из этих вариантов, поскольку он позволял возвести укрытие в кратчайшие сроки и с наименьшими затратами. Но все пошло не совсем так, как планировалось.

Пока шли споры и экстренные строительные работы, разрушенный реактор с вертолетов засыпали всевозможными материалами — песком, карбидом бора, мраморным щебнем, свинцом — чтобы уменьшить распространение радиации. В мае 1986 года началось строительство укрытия, которое впоследствии стали называть саркофагом, при этом строители не совсем понимали, что им надо будет сделать. Необходимо было изучить уцелевшие конструкции реакторного здания, но ни дронов, ни роботов, которые могли бы выполнить эту работу, не было. Были опробованы десятки различных роботов, но они либо останавливались из-за радиации, либо застревали среди обломков.

Так что строительство велось вслепую, наугад, и решения принимались по ходу работ. 90 тысяч человек, работавших круглосуточно, подвергали себя огромному риску. Невозможно сказать, сколько из них умерло из-за того, что они выполняли эту работу. В итоге строители решили не строить бетонную крышу над саркофагом, поскольку они сомневались, что стены были достаточно прочными, чтобы выдержать ее вес. Вместо этого на раму из стальных балок они начали укладывать трубы и покрывать их листовым металлом. Во всей конструкции, включая крышу, было множество щелей. Их закрывали асбестовыми мешками, наполненными полиэтиленовыми гранулами, вспоминал Легасов.

Строительство было закончено к концу ноября 1986 года. Строители оставили на стенах свои подписи — точно так же, как расписались на стенах берлинского Рейхстага солдаты после его взятия в 1945 году. Это была такая же победа. Но металлические балки и трубы должны были прослужить не более 30 лет. А сколько простоят старые стены разрушенного здания, ставшие частью новой конструкции, определить было трудно.

В 2016 году над руинами четвертого энергоблока было возведено новое арочное сооружение из стали и бетона, так называемый «Новый безопасный конфайнмент» («Новая защитная оболочка»). Стоимость проекта составила 2,4 миллиарда долларов, его финансировали 44 страны, а реализован он был французским консорциумом. Однако пока невозможно установить, обеспечит ли это сооружение достаточную защиту, если рухнут конструкции старого саркофага, официально называющегося «Укрытием». Под ним до сих пор находятся тонны высокорадиоактивных материалов.

Последний раз нестабильные части конструкции укрепляли в 2008 году, и они должны прослужить до 2023 года. Государственное специализированное предприятие «Чернобыльская АЭС», компания, управляющая бывшей атомной электростанцией, только что заключило контракт на 78 миллионов долларов с украинской фирмой «Укрбудмонтаж», которая к тому времени должна будет демонтировать старый саркофаг. В пресс-релизе, в котором идет речь об этом контракте, говорится о том, что существует большая вероятность обрушения некоторых конструкций, и эта новость пугает.

На фоне этих страшных известий следует сказать, что обеспечение безопасности станции является проектом, с которым Украина, наверное, справляется лучше всего как независимое государство. За последние четверть века в стране из-за неэффективного управления наблюдается полный развал, но украинские власти поступают честно и не скрывают от мировой общественности правду о состоянии и нуждах станции. Они тесно сотрудничают с международными экспертами с тем, чтобы определить, что необходимо сделать. Кроме того, они совместно со странами «большой семерки» и Евросоюзом создали так называемый чернобыльский фонд «Укрытие» для финансирования нового проекта «Новый безопасный конфайнмент». Правда, демонтаж старого саркофага «Укрытие», финансируется за счет средств из собственного бюджета Украины.

И хотя этому постсоветскому государству порой не удается остановить вывоз радиоактивных металлов и загрязненной продукции из зоны отчуждения вокруг АЭС, оно делает все возможное, чтобы не допустить новых серьезных утечек радиации. На протяжении всего времени, пока происходили смены правительства и разные другие бурные события, это остается приоритетной задачей.

Об Украине беспокоиться не надо. Совсем другое дело — Россия. Она тоже пострадала из-за аварии на Чернобыльской АЭС и понесла огромные потери — особенно потому, что отправила тысячи людей на ликвидацию последствий аварии. Россия, должно быть, прекрасно понимает, что это такое, но она все еще не научилась открыто говорить о своих собственных ядерных авариях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.