В эти выходные Джеффри Эпштейн, ожидавший суда в тюремной камере, скончался. Официальная причина его смерти — самоубийство.

Этого финансиста обвиняли в совершении множества преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних девушек. Согласно материалам дела, он приглашал девушек к себе домой, где они делали ему массаж, во время которого он мастурбировал и вступал с ними в половые контакты. В 2007 году ему предъявили обвинение, но, как написала Джули Браун (Julie K. Brown) в газете Miami Herald, в конце концов он получил всего 13 месяцев тюрьмы, заключив сделку о признании вины, под которой свою подпись поставил прокурор Александер Акоста (Alexander Acosta), позже ставший министром труда в администрации президента Дональда Трампа.

Но в июле этого года Эпштейна арестовали в Нью-Джерси. Ему было предъявлено обвинение в торговле людьми с целью сексуальной эксплуатации в связи с тем, что он нанимал девушек для насильственного секса в своих домах в Нью-Йорке и Палм-Бич. Если бы его признали виновным, ему грозило бы до 45 лет тюрьмы.

Эпштейн настаивал на том, что все сексуальные контакты, в которые он вступал со своими обвинительницами, происходили по обоюдному согласию, и что в те моменты он был убежден, что им уже есть 18 лет. Он заявил, что он не виновен в торговле людьми. Но в июле в своем интервью изданию Today женщина по имени Дженнифер Араос (Jennifer Araoz) рассказала, что в 2002 году, когда ей было 15 лет, Эпштейн изнасиловал ее.

Между тем по мере расследования этого дела стали появляться весьма тревожные подробности прошлого Эпштейна. В частности, люди, лично знакомые с финансистом, вдруг вспомнили, будто он хотел «осеменить человеческую расу своим ДНК, оплодотворяя женщин на своем огромном ранчо в Нью-Мексико», о чем написала газета New York Times.

История Эпштейна представляет собой пример изменений, которые постепенно происходят благодаря движению #MeToo.

Когда власти начинали расследовать дело Эпштейна, он созвал целую команду частных детективов, чтобы те собрали компрометирующую информацию на женщин, которые его обвиняли, а также на полицейских и прокуроров, которые занимались его делом. В результате он и его команда опытных адвокатов, куда вошли Алан Дершовиц (Alan Dershowitz) и Кеннет Старр (Kenneth Starr), сумели убедить обвинение отнестись к нему снисходительно, несмотря на показания все большего числа женщин и девушек.

Эпштейн гордился своей «коллекцией» знаменитых друзей, куда вошли Билл Клинтон и Дональд Трамп, и долгое время ходили слухи о том, что некоторые из его друзей, вполне возможно, принимали участие в его противозаконных действиях. Однако, поскольку он сумел избежать сурового наказания и минимизировать скандал вокруг своего дела, ему также удалось сохранить в тайне подробности, касающиеся тех известных людей, которые могли быть причастны к его преступлениям.

Тот факт, что Эпштейну удавалось так долго избегать сурового наказания, — это напоминание о том, что американская система правосудия долгое время с легкостью игнорировала слова девушек и женщин, особенно если они обвиняли богатых и влиятельных мужчин.

Какое-то время казалось, что женщины, утверждающие, что Эпштейн насиловал их, получат возможность заявить об этом в суде, и паутина власти и влияния, защищавшая Эпштейна и его друзей от ответственности, начнет, наконец, рассыпаться.

Но теперь Эпштейн мертв, и уголовное преследование в отношении него будет приостановлено. Пока неясно, как это отразится на расследовании других преступлений Эпштейна и его потенциальных сообщников. Но адвокат Лиза Блум (Lisa Bloom), представляющая интересы жертв Эпштейна, заявила в субботу, 10 августа, что они продолжат вести гражданские дела в отношении правопреемников Эпштейна: «Мы только начинаем».

Эпштейн всегда славился своим богатством и был известен своим пристрастием к юным девушкам. Все остальное остается загадкой.

Джеффри Эпштейн, скончавшийся в возрасте 66 лет, был известен как влиятельный финансист до того, как в 2007 году ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений сексуального характера. Однако то, как именно он сумел заработать свое состояние, по большей части остается загадкой.

Поработав в начале 1980-х годов в инвестиционном банке Bear Stearns, в 1982 году он основал свою собственную фирму J. Epstein and Co, которая предлагала услуги клиентам, состояние которых превышает миллиард долларов. Очень скоро он уже распоряжался миллиардами долларов своих клиентов. К 1992 году он уже владел самой большой частной резиденцией на Манхеттене. Чтобы уменьшить свои налоги, он вел бизнес с острова Сент-Томас, входящего в состав Американских Виргинских островов, как минимум с 1996 года, и ему принадлежал остров Литтл Сент-Джеймс.

На этом острове также зарегистрирован фонд Эпштейна Jeffrey Epstein VI Foundation, прославившийся в первую очередь тем, что он выделил Гарвардскому университету 6,5 миллионов долларов на реализацию программы в области математической биологии и эволюционной динамики. В статье, опубликованной в газете Harvard Crimson в 2003 году и посвященной Эпштейну и его пожертвованиям, светила Гарварда, включая Алана Дершовица (Alan Dershowitz), который в 2007 году помогал Эпштейну защищаться в рамках дела о совершении секс-преступлений, называли его «блестящим» человеком и «одним из самых приятных филантропов».

В статье, опубликованной в журнале New York, даже те люди, которые были знакомы с Эпштейном, назвали его загадочным. Источники его баснословного богатства оставались по большей части загадкой, но один его знакомый сравнил его с волшебником из страны Оз, намекнув на то, что под покровом тайны скрыто гораздо меньше, чем многие полагают.

Говорят, что Эпштейн управляет 15 миллиардами долларов своих клиентов, однако, если не считать основателя Limited Лесли Векснера (Leslie Wexner), список его клиентов держится в строгом секрете. Начав свою карьеру в качестве учителя математики в частной школе, он собрал вокруг себя блестящих ученых, однако у него самого нет даже степени бакалавра. В течение более 10 лет ходили слухи о его связях со светской львицей Гислен Максвелл (Ghislaine Maxwell), дочерью медиа-титана Роберта Максвелла (Robert Maxwell). Тем не менее, Эпштейн продолжал вести жизнь холостяка, проводя по 600 часов в год на борту самолетов и колеся по всему миру в поисках новых инвестиционных возможностей. Ему принадлежит то, что многие считают самым большим частным домом, однако он все равно ведет свой бизнес с крошечного острова Сент-Томас… Вот что о нем сказал еще один влиятельный представитель Уолл-Стрит: «Он — загадочная фигура в духе Гэтсби. Ему нравится, когда люди думают, будто он очень богат, и он сам культивирует эту ауру отчужденности. Все это странно».

В 2007 году Майкл Стролл (Michael Stroll), который подал иск против Эпштейна в связи с одной сделкой, заключенной в 2000-х годах, сказал в интервью журналу New York: «Все, кто с ним дружит, считают его совершенно гениальным, потому что он очень богат. Я не увидел в нем никакой гениальности, я никогда не видел, чтобы он работал. Все богатые люди, которых я знаю, работают по 26 часов в сутки. А этот парень играет 26 часов в сутки».

У Эпштейна было много друзей среди известных людей, и позже ему очень пригодились его связи, когда он стал защищаться от обвинений в совершении секс-преступлений. Он получил порцию славы в начале 2000-х годов в связи с тем, что он отправил президента Билла Клинтона, актера Кевина Спейси (Kevin Spacey) и комика Криса Такера (Chris Tucker) в Африку в поездку по центрам, специализирующимся на профилактике и лечении СПИДа. Клинтон еще много раз летал на частном самолете Эпштейна в 2002 и 2003 годах, если верить бортовым журналам, попавшим в руки репортеров издания Gawker в 2015 году. Gawker также опубликовало записную книжку Эпштейна с адресами политиков, актеров и знаменитостей.

В 2002 году Эпштейн назвал своих знаменитых друзей своего рода «коллекцией», заявив, что «я инвестирую в людей — будь то политика или наука. Вот что я делаю». В какой-то момент он тратил по 20 миллионов долларов ежегодно, чтобы спонсировать группу ученых и их исследования в самых различных областях, от изучения тибетских монахов до альтруистического поведения. Он также был близким другом Дональда Трампа, который в своем интервью журналу New York назвал Эпштейна человеком, «получающим удовольствие от светской жизни».

Друзья и знакомые этого финансиста, очевидно, хотели продолжать с ними общаться, несмотря на его склонность к эксцентричным, а порой даже откровенно настораживающим затеям. По словам некоторых, он хотел использовать свое ранчо в Нью-Мексико в качестве базы, где женщин должны были оплодотворять его спермой и где они рожали бы детей, как сообщили Джеймс Стюарт (James B. Stewart), Мэтью Голдштейн (Matthew Goldstein) и Джессика Сильвер-Гринберг (Jessica Silver-Greenberg) в своей статье, опубликованной в июле в New York Times. Как они сообщают, Эпштейн не делал из этой затеи особого секрета: один ученый вспоминает, как финансист обсуждал ее во время обеда в своем таунхаусе в 2001 году, а другой источник Times слышал об этом от самого Эпштейна и еще как минимум от одного человека.

Тот факт, что Эпштейну удавалось сохранять свою «коллекцию» знаменитых друзей, несмотря на его откровенные разговоры о евгеническом эксперименте, в центре которого должен был оказаться он сам, может быть свидетельством его влияния, способности его знакомых закрывать глаза на его эксцентричность или того и другого сразу.

Между тем именно его друзья и знакомые позволяют лучше узнать его историю. Вполне возможно, что они помогли ему добиться мягкого приговора в 2008 году, однако они играют важную роль по еще одной причине. Его связи со знаменитыми людьми породили гипотезы о том, что они тоже — в первую очередь Клинтон и Трамп — могли принимать участие в надругательствах над девушками. Однако, поскольку Эпштейну удалось сохранить все подробности своего уголовного дела в тайне, общественность вряд ли узнает, кто еще мог участвовать в тех преступлениях. Защитив себя, Эпштейн, вероятно, сумел защитить и своих знаменитых друзей.

В ходе расследования выяснилось, что Эпштейн подверг сексуальному насилию десятки девушек. Ему вынесли шокирующе мягкий приговор.

«Светская жизнь» Эпштейна зачастую включала в себя очень юных девушек. «Я знаю Джеффа 15 лет, — сказал Трамп в 2002 году. — Потрясающий парень. С ним очень весело проводить время. Говорят даже, что он любит красивых женщин так же сильно, как и я, и многие из них очень молоды».

В своей статье в журнале New York 2007 года колумнист Vanity Fair Майкл Вольф (Michael Wolff) рассказал, как в 1990-х годах он однажды летел на частном самолете Эпштейна, отметив, что «на борт самолета Эпштейна сопровождали — как бы получше сказать — три девушки-подростка, которые не были его дочерями», которым было «18,19,20 лет, кто знает» и которые выглядели «как модели».

«Он никогда не скрывал своей склонности к юным девушкам, — продолжил Вольф. — В какой-то момент, когда у него уже начались проблемы, в разговоре со мной он признался: „Что я могу сказать? Я люблю юных девушек". На что я ответил, что ему следует говорить, что он любит молодых женщин».

Наконец, в 2005 году одна женщина сообщила в полицию Флориды, что некий богатый мужчина домогался ее падчерицы, о чем написала газета Daily Beast. Это заявление заставило детективов Палм-Бич начать расследование, и они нашли множество девушек, которые рассказали, что Эпштейн надругался над ними. В конце концов это дело было передано в ФБР, и в 2008 году, после длительного расследования и судебных тяжб, Эпштейн признал себя виновным в склонении несовершеннолетних к проституции в рамках сделки с федеральной прокуратурой.

Согласно материалам дела, с которыми ознакомилась Джули Браун (Julie Brown) из Miami Herald, Эпштейн регулярно заказывал несовершеннолетних девушек к себе в поместье в Палм-Бич, где он платил им за массаж. Во время сеансов массажа он часто подвергал девушек сексуальным домогательствам — просил их трогать его, пока он мастурбирует, сам трогал их, а иногда совершал с ними половой акт. Затем, как сообщило издание Miami Herald, он платил им деньги за то, чтобы они приводили к нему других девушек, и некоторые из них так и поступали, находя девушек в торговых центрах и на вечеринках.

По словам Джозефа Рекейри (Joseph Recarey), ведущего детектива Палм-Бич, по сути, Эпштейн создал «сексуальную пирамиду». Браун удалось найти 80 женщин, утверждавших, что Эпштейн растлил их или надругался над ними, и, по некоторым данным, их число может оказаться намного больше.

«Он сказал мне, что ему нужны девушки как можно моложе, — рассказала Кортни Уайлд (Courtney Wild), которая, по ее собственным словам, привела Эпштейну около 70-80 девушек. — Он хотел, чтобы я привела ему как можно больше девушек. Ему всегда было мало».

В ответ на иски, поданные некоторыми из тех девушек, Эпштейн заявлял, что все происходило по обоюдному согласию и что он был уверен, что им уже есть 18 лет.

Во многих случаях последствия надругательств оказывались крайне разрушительными для психики пострадавших девиц.

«Невозможно не думать обо всем этом, — призналась Джен-Лиза, которой было всего 14 лет, когда Эпштейн впервые потрогал ее с сексуальными намерениями. — Даже какое-нибудь слово может вызвать [травматичное] воспоминание. Для меня таким словом стало слово „чистый". Он называл меня чистой, когда я была с ним в той комнате, а потом — ну, я помню, что он сделал со мной в той комнате».

«Девушки, которые приходили в поместье к Джеффри Эпштейну, как правило, разделяют свою жизнь на две части — на жизнь до Джеффри и после Джеффри», — пишет Браун.

Уайлд была 14-летней учащейся средней школы и капитаном команды чирлидеров, когда она познакомилась с Эпштейном. Это было «до Джеффри». «После Джеффри» она стала употреблять наркотики и отсидела три года в тюрьме за преступление, связанное с распространением наркотиков.

В прошлом году одну женщину, к которой, по ее словам, приставал в сексуальном контексте Эпштейн, нашли мертвой — она умерла от передозировки наркотиков, оставив малолетнего сына.

В 2007 году ФБР подготовило против Эпштейна обвинительное заключение на 53 страницах, которое могло обернуться пожизненным сроком, как пишет издание Herald. Но вместо этого Эпштейн заключил сделку с Акостой, который в то время был прокурором Майами, и отсидел в тюрьме всего 13 месяцев — не в федеральной тюрьме и не в тюрьме штата, а в частном крыле тюрьмы Палм-Бич.

Ему предоставили возможность покидать тюрьму на 12 часов, чтобы он мог работать в своем офисе шесть дней в неделю, несмотря на то, что департамент шерифа Палм-Бич запрещает временное освобождение из-под стражи для секс-преступников.

Сделка Эпштейна — «соглашение об отказе от судебного преследования» — предоставляла защиту от уголовного преследования «всех потенциальных сообщников», то есть, если бы кто-то из влиятельных друзей Эпштейна был замешан в его преступлениях, им ничего не угрожало бы. И Акоста согласился на то, чтобы информацию об этой сделке скрыли от его жертв, чтобы те не пришли в суд и не попытались оспорить эту сделку.

Ожидалось, что иск, который должен был разбираться в суде Флориды в декабре 2018 года, прольет больше света на преступления Эпштейна. Некоторые из жертв Эпштейна должны были впервые выступить в суде с показаниями. Но 4 декабря Эпштейн в последнюю минуту заключил соглашение — прямо перед тем, как должен был начаться отбор присяжных, о чем сообщило агентство Associated Press.

Затем в феврале федеральный судья Кеннет Марра (Kenneth A. Marra) постановил, что прокуратура под руководством Акосты нарушила Закон о правах жертв преступлений (Crime Victims' Rights Act), скрыв информацию о заключении сделки с Эпштейном от более чем 30 женщин, которые утверждают, что он нарушил их сексуальную неприкосновенность. Но в июне федеральная прокуратура сообщила, что все еще не видит оснований для аннулирования того соглашения.

Казалось, новые обвинения дадут прокуратуре еще один шанс привлечь Эпштейна к ответственности.

В июле Эпштейна арестовали в аэропорту Нью-Джерси, когда он возвращался из своей поездки по Франции. В федеральном суде Нью-Йорка ему предъявили обвинения в торговле людьми с целью сексуальной эксплуатации и в заговоре с целью торговли людьми. Если бы его признали виновным, ему грозило бы до 45 лет тюрьмы, а также конфискация его таунхауса на Манхэттене, о чем написало издание New York Times.

Как сообщил один источник Washington Post, в данном случае прокуратура не опасалась двукратного привлечения к ответственности, потому что в нью-йоркском деле участвовали новые жертвы и фигурировали новые обвинения. В обвинительном акте говорилось, что с 2002 по 2005 годы Эпштейн «вербовал» девушек в возрасте от 14 лет для встреч не только в его резиденции в Палм-Бич, но и в его доме на Манхеттене, где он тоже их насиловал.

В обвинительном акте также было сказано, что Эпштейну было известно, что некоторые девушки были несовершеннолетними, потому что они честно говорили о своем возрасте. Согласно этому документу, «Эпштейн «работал и вступал в сговор с другими лицами, включая сотрудников и помощников, которые содействовали ему, среди прочего связываясь с жертвами и составляя расписание их встреч с Эпштейном».

Казалось, нью-йоркское дело может коснуться не только самого Эпштейна, но и некоторых из его пособников.

«Мы надеемся, что прокуратура не остановится на Эпштейне, потому что было много других людей, которые помогали ему заниматься торговлей людьми», — сказал Дэвид Буайе (David Boies), адвокат нескольких жертв, в интервью Daily Beast.

Казалось вполне вероятным, что Эпштейн мог выдать информацию о преступлениях, совершенных кем-то из его влиятельных друзей, в обмен на более мягкий приговор, хотя в своем интервью Daily Beast бывший прокурор Нью-Йорка Мими Рока (Mimi Rocah) заявил, что Эпштейну «не стоит ожидать такой же до нелепости мягкой сделки, которую ему удалось заключить в первый раз».

«Вполне возможно, есть немало важных людей, влиятельных людей, которые в настоящее время очень нервничают, — отметила Браун из Miami Herald во время выступления на канале MSNBC. — Нам придется подождать, чтобы выяснить, назовет ли Эпштейн какие-то имена».

Между тем в июле после настойчивых призывов уйти в отставку Акоста объявил о том, что он уходит с поста министра труда.

Новые обвинения повлекли за собой новые публичные заявления. В июле 32-летняя Дженнифер Араос (Jennifer Araoz) рассказала в интервью программе Today, что в 2001 году у выхода из ее школы в Нью-Йорке к ней подошла девушка, которая с ней заговорила и которая в конце концов познакомила ее с Эпштейном в его нью-йоркском таунхаусе. По ее словам, сначала они просто разговаривали, и она рассказала Эпштейну о том, как несколько лет назад ее отец умер от СПИДа. Но позже Эпштейн стал принуждать ее делать ему массажи, которые заканчивались тем, что он мастурбировал. А в 2002 году, по ее словам, «он меня изнасиловал, он силой меня взял».

Дело Эпштейна — это пример того, как богатым и влиятельным мужчинам могут сходить с рук преступления сексуального характера.

Некоторое время Эпштейн довольно откровенно комментировал выдвигаемые против него обвинения. В ходе одной из бесед с полицией Палм-Бич в 2005 году его адвокат сказал: «Г-н Эпштейн очень любит массажи… Массажи обладают терапевтическим эффектом, они позволяют ему восстановиться. Именно поэтому он так часто проходил сеансы массажа». Он даже пожертвовал 100 тысяч долларов организации Ballet Florida, чтобы танцоры могли регулярно посещать массаж.

Несмотря на тяжесть преступлений, в которых его обвиняли, Эпштейну удавалось избегать серьезных последствий благодаря его богатству и связям.

Ему удалось собрать целую команду, включая частных детективов, а также Дершовица и Старра. Бывший прокурор Старр в этой парочке особенно прославился в конце 1990-х благодаря расследованию, которое он вел по делу об экс-президенте Билле Клинтоне (в конце 1990-х Старр расследовал сексуальные отношения тогдашнего президента со стажеркой Моникой Левински — прим. ред.). Его детективы и адвокаты сделали все возможное, чтобы дискредитировать женщин и девушек, выступивших против него с обвинениями, а также чиновников, работавших над его делом, о чем написала газета Herald.

После того как дело было передано в ФБР, команда Эпштейна начала «наступление длиной в целый год» против прокуроров: они начали копаться в их профессиональной и личной жизни, а также в жизни членов их семей, выискивая «личные грешки», которые могли бы дисквалифицировать всех этих людей в качестве обвинителей Эпштейна, согласно публичному заявлению, с которым Акоста выступил в 2011 году.

Это было бы невозможно без огромного состояния Эпштейна. Однако его отношения с другими влиятельными людьми, вероятнее всего, тоже сыграли немаловажную роль. В сделке Эпштейна о признании вины говорится о некой информации, которую он передал федеральным следователям, о чем написала Браун. Пока неясно, о какой информации идет речь, но Браун отмечает, что Эпштейн был ключевым свидетелем в деле двух руководителей Bear Stearns, инвестиционной компании, которая прогорела в результате финансового кризиса 2008 года. В какой-то момент Эпштейн был инвестором хеджевого фонда, которым управляли эти два человека. Таким образом, вполне возможно, информация о других состоятельных людях помогла ему не попасть в тюрьму. (Тех высокопоставленных людей в конце концов оправдали.)

Как пишет Браун, в конце концов Акоста уступил под давлением. Он и его команда не только позволили Эпштейну избежать длительного срока тюремного заключения, но и начали сотрудничать с адвокатами Эпштейна, чтобы по возможности скрыть все подробности того дела.

Подробный репортаж Браун рисует картину, которая многим кажется очень знакомой: богатый мужчина со связями манипулирует системой, чтобы себя защитить. В этой статье также упоминается дело Харви Вайнштейна (Harvey Weinstein), который, как написал Ронан Фэрроу (Ronan Farrow) из New Yorker, нанял целую армию частных детективов, чтобы те выслеживали актрис и журналистов в попытке решить проблему с выдвинутыми против него обвинениями в изнасилованиях.

Сделка Эпштейна с прокуратурой не просто его защитила. Обеспечив неприкосновенность потенциальным соучастникам, она позволила всем друзьям и помощникам Эпштейна, которые могли быть причастны к его преступлениям, избежать последствий.

В течение нескольких лет ходили разговоры о том, кто из известных друзей Эпштейна мог вместе с ним совершать преступления сексуального характера в его домах. В период предвыборной гонки 2016 года тогдашний председатель национального комитета Республиканской партии Рейнс Прибус (Reince Priebus) намекнул на то, что Билл Клинтон мог быть причастен к тем преступлениям: «Если вы проводите время с человеком с репутацией Джеффри Эпштейна, регулярно, на частных самолетах, по выходным, в поездках, в местах, где, как сообщается, происходили не самые приятные события, было бы нелишним знать, что вы там с ним делали. Особенно если вы — наш бывший президент», — сказал Прибус в интервью Bloomberg.

Кроме того, в период предвыборной гонки 2016 года женщина по имени Кейти Джонсон (Katie Johnson) подала иск против Трампа, заявив, что он изнасиловал ее на одной из вечеринок Эпштейна, когда ей было 13 лет. Позже она отозвала свой иск.

Общественности довольно трудно дать оценку этим заявлениям, особенно если учесть, что власти обнародовали крайне мало информации о преступлениях Эпштейна из-за давления адвокатов и уступчивости прокуратуры. Деньги и влияние Эпштейна защитили не только его самого, но и всех, кто мог быть с ним связан, — крайне тревожный пример власти, которая воспроизводит сама себя и себя же судит.

Те девушки и женщины, которые сообщили о преступлениях Эпштейна, были, напротив, совершенно бессильны. Большинство из них воспитывались в «неблагополучных семьях, семьях с одним родителем или в приемных семьях, пишет Браун. Многие из тех девушек были «в шаге от того, чтобы стать бездомными».

Их юность и бедность позволяли Эпштейну и его помощникам с легкостью вербовать их, обещая им деньги. Потом те же бедность и неопытность позволяли следователям запугивать девушек, а прокурорам — игнорировать их показания или попросту не верить им.

Дело Эпштейна также является одним из множества примеров того, как заявления жертв сексуального насилия попросту игнорируются или отметаются, если жертвы являются представителями неблагополучных слоев общества. Женщины, которые вышли и заявили о том, что певец Ар Келли (R. Kelly) их изнасиловал, столкнулись с точно таким же унижением. Как пишет Констанс Грейди (Constance Grady) из Vox, Келли «обвиняли в создании насильственного секс-культа молодых женщин, которых он предположительно изолировал, промывал им мозги и которых он насиловал физически и эмоционально».

К девушкам и женщинам часто относятся с недоверием, когда они рассказывают о своих переживаниях или о физическом насилии, и для того, чтобы привлечь к ответственности влиятельного мужчину, часто требуют показания множества женщин. К примеру, молодые спортсменки рассказывали о сексуальных домогательствах со стороны Ларри Нассара (Larry Nassar), врача сборной США по гимнастике, которого ранее в этом году приговорили к 175 годам тюрьмы за преступления сексуального характера в отношении более 100 молодых спортсменок, с 1997 года. И в течение более 10 лет чиновники Мичиганского университета, где он работал, ничего не предпринимали.

Потребовалось сенсационное расследование Indianapolis Star, смелые показания десятков жертв и набиравшее мощь движение #MeToo, чтобы наконец привлечь Нассара к ответственности.

Между тем для женщин, которых изнасиловал Эпштейн, справедливость пока не восторжествовала.

После его ареста в июле казалось, что все может измениться. «Господи, — воскликнула Мишель Ликата (Michelle Licata), одна из обвинительниц Эпштейна, услышав новости об обвинительном акте. — Наконец-то, наконец-то справедливость!»

Однако смерть Эпштейна положила конец уголовному преследованию, начавшемуся в июле прошлого года. Пока неясно, чем это обернется для расследования других преступлений, которые мог совершить он и его сообщники.

«От имени жертв, чьи интересы я представляю, я хочу сказать, что мы бы предпочли, чтобы он дожил до момента торжества справедливости, — сказала Лиза Блум в субботу, 10 августа. — Однако мы продолжим работу над нашими гражданскими исками против его правопреемников. Жертвы заслуживают компенсации в полном объеме за тот вред, который он причинил. Мы только начинаем».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.