Лесные пожары на северо-востоке России угрожают разрушительными последствиями для людей, животных и климата.

Особую опасность представляют собой упавшие от ветра деревья. «Если не вывозить бурелом, то рано или поздно упавшее дерево превратится, по сути, в порох, — предостерегает министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин. — Будет достаточно молнии в засушливый период, даже ветра, чтобы возник огонь».

Российские власти рассматривают масштабные лесные пожары этим летом как роковые, неизбежные. Виновна в этом природа — а именно ветер.

Вот уже два месяца горит тайга. Российское отделение «Гринпис» со ссылкой на данные лесоохранных ведомств сообщает, что в этом году в Сибири и Якутии огнём пройдено уже 14,9 миллионов гектар — почти в два раза больше территории Австрии. По данным «Гринпис», в результате пожаров в атмосферу попали более 225 миллионов тонн углекислого газа, что в три раза больше ежегодных парниковых выбросов в альпийской республике.

Однако «подавляющее большинство пожаров возникает по вине человека», как отмечает Константин Кобяков, эксперт природоохранной организации WWF Россия. По данным «Гринпис», свыше 90% пожаров в Сибири возникают из-за халатности рыболовов, отдыхающих, автолюбителей и сельских жителей — или же лесорубов.

В Сибири тем временем появились подозрения, что коррумпированные чиновники препятствовали тушению пожаров, чтобы прикрыть вырубку леса. «Если не тушат пожары — значит это кому-то нужно. Значит, нужно скрыть либо воровство леса, либо какую-то ещё преступную деятельность», — считает Татьяна Давыденко, бывшая глава Счетной палаты Красноярска.

Эксперт «Гринпис» Марина Дроздовская высказывает сомнения на этот счет. С точки зрения закона сегодня не проблема получить разрешение на дешевую вырубку леса, в том числе на больших площадях, отмечает эксперт. Однако многие деревообрабатывающие предприятия используют такие разрешения, чтобы параллельно проводить и незаконную вырубку. «Нелегальный» лесоруб из Иркутской области недавно написал в интернете, что на одно разрешенное бревно обычно приходится десять нелегальных, которые по бумагам транспортируют на место разрешенной валки леса. Коррумпированные чиновники закрывают на это глаза, бизнес с таежным деревом идет так хорошо, что лесорубы проникают все глубже в сибирские леса, а небрежно потушенные костры или брошенные окурки вызывают новые пожары.

Их тушению во многом мешает бюрократия. Лесоохрана сейчас выступает против закона, который разрешает региональным властям устанавливать контрольные зоны, в которых они обязаны лишь наблюдать за лесными пожарами. «Региональные комиссии по чрезвычайным ситуациям получили возможность не бороться с огнем, если он не угрожает поселениям, объектам экономики и если прогнозируемые затраты на тушение превышают прогнозируемый вред», — пишет сибирский новостной портал «Тайга.инфо». Так, красноярская комиссия по ЧС решила не тушить пожары на площади почти 900 гектар в Эвенкии. Расходы на тушение она оценила почти в 2 миллиона евро, а ущерб — в менее 70 тысяч. Однако одна только вырубка в Эвенкии, по рыночным ценам, стоит почти в пять раз больше.

По словам Марины Дроздовской, лесоохрана практически разорена, в то время как у МЧС много денег, однако его пожарные службы, как правило, действуют только в закрытых поселениях. «В сибирских регионах, где было объявлено чрезвычайное положение, задействовались и пожарные самолеты МЧС». Их снимало государственное телевидение, они потушили крупный пожар и улетели.

«Мы называем это тушением пожара для души», — говорит Дроздовская. Потом очень часто не хватает лесных пожарных, которые высаживались бы с воздуха, чтобы ликвидировать оставшиеся очаги пожара.

Федеральное агентство лесного хозяйства оценивает экономический ущерб от лесных пожаров с начала года примерно в 100 миллионов евро. По мнению экологов, ущерб намного выше. Власти игнорируют тот факт, что пожары уничтожили также и фауну, и экосистему тайги. Эксперт «Гринпис» Михаил Крейндлин уверен, что в одном только Красноярском крае ущерб, нанесенный популяции и месту обитания сибирского соболя, составил порядка 300 миллионов евро.

По официальным данным, продолжают гореть свыше 1,1 миллионов гектар леса. По данным портала «Проект», занимающегося журналистскими расследованиями, в таежном поселке Байкит прятались два медведя, бежавших из леса от огня.

Люди и животные с нетерпением ждут осени, дождя и сибирских морозов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.