Андрей Прис утверждает, что подвергается преследованиям в России, потому что является геем. Административный суд города Регенсбурга сомневается в его гомосексуальности и даже не замечает всей странности своей позиции. Как можно подтвердить свою сексуальную ориентацию в суде?

Андрей Прис выглядит изможденным. Этот 39-летний мужчина с коротко подстриженными волосами, щуплым телосложением и пронзительным взглядом сидит рядом со своим партнером Борисом Б. перед компьютером и подносит к веб-камере старые фотографии. На одной из них Прис стоит на коленях перед Б. с розой в руках, на другой оба лежат на траве, тесно прижавшись друг к другу, и смеются. На фотографиях они выглядят совсем юными, только на последних снимках появляется растительность на лице и серьги в ушах. «С учетом перерыва мы вместе уже 18 лет. Но суд не верит, что я гей», — сказал Андрей по скайпу на немецком языке с русским акцентом.

Как говорит Прис, в июле 2015 года он вместе с Б. из страха перед гомофобными преследованиями бежал из Санкт-Петербурга. Но Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев (BAMF) отклонило его прошение о предоставлении убежища, так как суд счел изложенные Андреем обстоятельства его жизни на родине недостаточно опасными. Прис опротестовал решение, но в августе проиграл дело в баварском административном суде в Регенсбурге.

В решении сказано, что суд «не убежден в гомосексуальности истца». Его объяснения якобы наводят на мысль, «что утверждения истца являются просто тактическим средством для получения убежища». На прошлой неделе Прис принял радикальное решение: объявил голодовку на шесть ней и каждое утро устраивает пикет перед зданием суда.

Прис живет в Регенсбурге с 2016 года, работал там в розничной торговле и на почте. Он говорит, что хочет подтвердить полученный им на родине диплом медбрата. В 2018 году он заключил брак с другим мужчиной, но сейчас живет отдельно и вновь сошелся с Б. Фамилию своего супруга Прис носит до сих пор и планирует развод.

«В России меня запугивала полиция, и я вынужден был прятаться. В 2012 году они меня избили, найдя у меня в кармане флайер одного из гей-клубов», — рассказывает Прис. — У меня часто случались панические атаки, когда я видел полицейских. Я боялся ездить на метро и не знал, как мне выжить". Когда Прис в свободное время выступал как травести-артист, его часто задерживала полиция и подвергала давлению.

Факты и причины преследования изложены неубедительно

Эти описания встречаются и в обосновании приговора административного суда, которое попало в распоряжение «Вельт». По мнению судьи, истец «не смог изложить факты преследования и причины преследования достаточно убедительно». Кроме того, «не понятно, почему истец немедленно после первого сексуального контакта с мужчиной пришел к заключению, что он гомосексуалист».

Пресс-секретарь суда Герхард Апфельберг (Gerhard Apfelbeck) защищает подобную аргументацию. «Судья не пришел к предписываемому законом убеждению, что утверждения истца о его гомосексуальности соответствуют действительности», — ответил он на запрос «Вельт». На вопрос, как это можно сделать в суде достаточно убедительно, он ответил, что «это зависит от совокупности обстоятельств каждого отдельного случая».

«Квартеера» (Quarteera), организация по защите прав русскоговорящих лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) в Германии, подвергло это решение суда острой критике. «Сексуальную ориентацию в ходе судебного разбирательства нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Прису пришлось в ходе процесса отвечать на вопросы о своей сексуальной жизни и его опыте сексуального общения с мужчинами и женщинами. Это недопустимое вмешательство в интимную сферу человека», — говорит сотрудник организации Артем Успенский. Он на общественных началах консультирует лиц из ЛГБТ-сообщества, пытающихся получить политическое убежище. Артем говорит, что многие сотрудники миграционного ведомства, принимающие решения в ходе слушаний, не испытывают достаточного сочувствия к этим людям. «Некоторые переводчики также находятся в плену предрассудков, внушенных им еще на родине», — считает Успенский. Ведомство не согласно с такой оценкой. «Сотрудники, ведущие слушания, имеют соответствующую подготовку, чтобы в должной мере реагировать на особые ситуации заявителей и уважать их основные личные права», — заявил официальный представитель ведомства.

Сообщения о подобных случаях появляются постоянно. Так, в марте административным судом в Карлсруэ была отклонена апелляция одного нигерийца на отказ в представлении ему убежища со следующим обоснованием: «утверждение, что первый гомосексуальный половой акт…был воспринят пассивным партнером как приятный… из-за анатомических особенностей человеческого тела далеко от действительности и поэтому не может быть принято на веру». (Подобная оценка может быть воспринята в сегодняшней Германии как гомофобная, а стало быть, недопустимая в юридическом заключении — прим. ред.)

В прошлом году несколько подобных случаев привлекли внимание общественности и в Австрии. В судебном решении по делу одного афганца сказано: «Ни ваша походка, ни ваше поведение, ни ваша одежда ни в коей мере не указывают на то, что вы можете быть гомосексуалистом. Вы не гомосексуалист, и поэтому после возвращения в Афганистан вам бояться нечего». В октябре 2018 года ученые Университета Сассекса в ходе исследования, проведенного в содружестве с консультационными службами Северного Рейна-Вестфалии, установили, что многие лица из ЛГБТ-сообщества, подавшие прошения о предоставлении убежища, сообщают о дискриминации и стереотипных высказываниях во время слушаний их дел. Например, в ходе многих опросов сильный акцент делался на сексуальных практиках.

Гомосексуальность в России строго табуирована

Гомосексуальность в России строго табуирована. В среду на прошлой неделе в Москве активистами-гомофобами была сорвана театральная постановка о гомосексуальном каминг-ауте, женщина-режиссер спектакля была на короткое время взята под стражу. В августе в Санкт-Петербурге не допустили празднования Дня Кристофер-стрит, многочисленные ЛГБТ-активисты были арестованы. С 2013 года существует так называемый закон о «гомосексуальной пропаганде», запрещающий позитивные высказывания о гомосексуальности среди несовершеннолетних в средствах массовой информации и в Интернете.

Федеральное правительство Германии в июле 2018 года в ответе на запрос партии зеленых охарактеризовало положение с правами лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров [в России] как «вызывающее озабоченность». Было заявлено, что у правительства есть сведения о том, что насильственные преступление против представителей ЛГБТ-сообщества "не преследуются с достаточным упорством и во многих случаях полностью не расследуются и не наказываются«.

Насколько велики шансы на получение убежища для лиц, которые ссылаются на свою сексуальную ориентацию как на причину для эмиграции, миграционное ведомство ответить не может. «Причины, излагаемые заявителями, настолько многогранны, что невозможно на их основе вывести какую-то статистику», — сказал официальный представитель ведомства. Причины для установления какого-либо статуса для лиц, нуждающихся в защите, также не поддаются статистическому учету. Согласно решению суда в деле Приса ведомство «не считает, что гомосексуалисты в принципе должны рассматриваться как преследуемая группа в Российской Федерации».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.