Сегодня вы узнаете о человеке, которого ФБР считает самым кровожадным серийным убийцей в истории США. Зовут его Сэмюэл Литтл, и за последние полтора года он признался в 93 убийствах. Это больше, чем Тед Банди (Ted Bundy) и Джеффри Дамер (Jeffrey Dahmer) вместе взятые. Но подлинный масштаб преступлений Литтла остался бы неизвестным, если бы не техасский рейнджер и его чутье. Литтл всю жизнь держал язык за зубами, но за 700 часов допросов Джеймс Холланд разговорил его и заставил выложить все, как есть. Его признания позволили следователям закрыть десятки «глухарей», но у Холланда остались еще зацепки. Он рассказал нам, как он добыл признания из самого жестокого убийцы Америки.

В тюрьму штата Калифорния техасский рейджер Джеймс Холланд входит походкой, которой позавидовал бы Джон Уэйн (John Wayne, актер и герой вестернов — прим. перев.). Его отводят в комнату для допросов к Сэмюэлу Литтлу, убийце, который оставался не пойманным полвека.

Сэмюэл Литтл: Я пятьдесят лет убивал, главным образом женщин, и мне все сходило с рук.

93 убийства в 19 штатах с 1970 по 2005. На закате жизни, исчерпав право на апелляцию, Сэмюэл Литтл делится секретами с рейнджером Холландом с прошлого мая.

Джеймс Холланд: Где ты убивал больше всего?

Сэмюэл Литтл: Это легко — во Флориде и Калифорнии.

Джеймс Холланд: А в каких городах?

Сэмюэл Литтл: Майами и Лос-Анджелес.

Джеймс Холланд: И скольких ты убил в Лос-Анджелесе?

Сэмюэл Литтл: В Лос-Анджелесе где-то человек двадцать.

Шэрин Альфонси: И как это ему удавалось скрываться так долго?

Джеймс Холланд: Он настоящий ловкач. Как Сэмми увиливал от закона? Убивал и тут же смывался.

Бродяга из Огайо предпочитал творить свои преступления в среде, которую называют дном общества. Охотился он на проституток и наркоманок — в общем, тех, ради кого полиция не будет сбиваться с ног. Рейнджер говорит, что Литтл действовал хитро и трезво оценивал своих жертв и их окружение.

Джеймс Холланд: Первое, что я понял, — что он дьявольски умен.

Шэрин Альфонси: Умен?

Джеймс: Да, он сущий гений.

Шэрин Альфонси: Как вы можете так говорить?

Джеймс Холланд: Ну, во-первых, у него потрясающая память на детали, просто фотографическая. Ты ему: Сэмми, расскажи-ка про такой-то случай. А он: там три надгробия. Грунтовая дорога с известкой. Через четверть мили увидишь облезлую баптисткую церковь, ее бы не мешало побелить. Феноменально!

Например, Литтл запомнил необычные арки на окраине Майами рядом с тем местом, где он убил одну женщину. Разумеется, когда детективы Майами взялись за расследование, они тут же их узнали. Там Литтл задушил Мириам Чепмен в 1976 году.

Шэрин Альфонси: А у вас никогда не возникало ощущение, что он вам лапшу на уши вешает?

Джеймс Холланд: Нет. На вранье его ни разу не ловили. Почти все его показания удалось подтвердить.

Благодаря признаниям Литтла судьи и прокуроры по всей стране смогли закрыть немало давних дел.

Судья: Признаете ли вы себя виновным в убийстве?

Сэмюэл Литтл: Признаю.

Всего за год признания Литтла помогли раскрыть 50 «висяков», над которыми следователи бились десятилетиями.

Джеймс Холланд: Расскажи мне о Норт Литтл Рок. Как выглядела та девочка?

Сэмюэл Литтл: Кроличьи зубы. Щербинка здоровенная.

Вспоминая, как он душил своих жертв, Литтл приходит в нездоровое возбуждение.

Сэмюэл Литтл: Она пыталась спастись, а я — получить удовольствие.

Шэрин Альфонси: Как достучаться до серийного убийцы? Как взять и разговорить такого?

Джеймс Холланд: Надо избегать обычных следовательских приемов.

Шэрин Альфонси: Это как?

Джеймс Холланд: Не взывай к раскаянию и не пытайся говорить по душам.

Шэрин Альфонси: Потому что у них нет ни души, ни совести?

Джеймс Холланд: Да. Такое их вообще не трогает. Понимаете, вы же просите их рассказать о самом сокровенном. Так какого черта им раскрываться перед тобой нараспашку? Но ведь тебе-то того и надо.

Сэмюэл Литтл: Негритянка, тощенькая такая. Веселая. Я ее убивал, а она смеялась.

Джеймс Холланд: По Сэмми видно, как он мысленно возвращается на место преступления. Он тогда начинает оглаживать себе лицо. И живо представляет себе жертву — он смотрит вдаль, словно мимо. Можно сказать, у него в голове крутится карусель из жертв, и он так и ждет, чтобы она остановилась и можно было сосредоточиться на одной из них.

Следователи обнаружили, что Литтл любит рисовать. Рейнджеру Холланду стало интересно, сможет ли он изобразить жертв по своей замечательной памяти, и он дал ему карандаши, краски и бумагу. Вот что получилось.

Шэрил Альфонси (смотрит на целую галерею рисунков): Ну и ну! Это все он нарисовал?

Джеймс Холланд: Все он.

Шэрил Альфонси: Как подробно! А бывает так, что вы с первого взгляда понимаете, кого именно он изобразил?

Джеймс Холланд: Да постоянно.

Шэрил Альфонси: Правда?

Джеймс Холланд: Да, остается лишь сличить.

Шэрил Альфонси: И скольких он уже нарисовал?

Джеймс Холланд: Я думаю, где-то с пятьдесят.

Шэрил Альфонси: От подписи к этой картинке становится не по себе.

Джеймс Холланд: «Сэм убил меня, но я все равно люблю его». Да, некоторые он подписывает.

Шэрил Альфонси: «Худая девица у шоссе». «Девчонка из стрип-клуба. Бросил в лесу». 1972 год… Это же так давно.

Джеймс Холланд: Да, и мы опознали ее. Это было в Новом Орлеане.

Шэрин Альфонси: Я даже лицо гостиничного администратора не запомнила, а ведь я съезжала из отеля сегодня утром. Дайте мне хоть миллион долларов, чтобы я нарисовала ее лицо, и я все равно не смогу. Удивительно, как это у него выходит.

Джеймс Холланд: Именно. Он словно мысленно делает снимки и хранит их у себя в голове.

Еще полтора года назад рейнджер Холланд и слыхом не слыхивал о Сэмюэле Литтле. А он в это время гнил в тюрьме на окраине калифорнийской пустыни Мохаве, отбывая три пожизненных приговора за удушение трех женщин. В приговоре от 2014 года судьи называли Литтла «сексуальным хищником». Он отрицал все и вел себя вызывающе.

Но в ФБР заметили, что Литтлу каким-то образом годами удавалось обходить обвинения в насильственных преступлениях по всей стране. Десятки пропавших женщин в разных штатах, включая Техас, привлекли внимание рейнджера Джеймса Холланда. Он — опытный следователь, по собственному признанию, «расколовший» дюжину убийц.

Шэрин Альфонси: Когда вам поручают то или иное дело, то почему выбирают именно вас?

Джеймс Холланд: В моих делах никогда не бывает ни ДНК, ни заключений судмедэксперта — ни единой зацепки.

Никаких улик не было и против Сэмюэла Литтла — лишь подозрения. Рейджера заинтриговал один «глухарь» (дело без перспективы раскрытия) из города Одесса в штате Техас. Проститутку Дениз Бразерс занесло в дурной район. В 1994 году она бесследно исчезла…

Дэмиен: Где мы только не искали…

Ее сын Дэмиен вспоминает, как они ездили по Одессе с бабушкой и дедушкой, разыскивая мать. Месяц спустя тело Дениз обнаружили в кустах возле заброшенной парковки.

Дэмиен: Нам позвонили, попросили приехать на опознание.

Шэрин Альфонси: И вам тоже пришлось ехать?

Дэмиен: Да.

Шэрин Альфонси: Сколько же вам тогда было?

Дэмиен: Четырнадцать.

Шэрин Альфонси: Такое небось не забывается…

Дэмиен: Нет.

24 года Дэмиен не знал, кто убил его мать и зачем. Рейнджер Холланд прочел, что Дениз Бразерс была задушена и что Сэмюэл Литтл в то время обретался на западе штата.

Джеймс Холланд: Дело это рук Сэма или нет, я не знал. Но, скажем так, я предчувствовал некую вероятность.

Чтобы проверить свое чутье, рейнджер отправился в прошлом году в Калифорнию допросить Литтла, хотя к правоохранительным органам тот всегда относился враждебно.

Джеймс Холланд: Верил ли я, что он сознается? (смеется) Да я ни секунды не сомневался, такой вот я нахал.

Шэрин Альфонси: Но начало у вас не задалось.

Джеймс Холланд: Да, глупо получилось.

Шэрин Альфонси: Он разозлился.

Джеймс Холланд: О, это еще слабо сказано.

Литтл устроил сцену и полчаса кричал, что на него возвели напраслину и что никакой он не насильник.

Джеймс Холланд: Что Сэмюэл Литтл не насильник, я и не сомневался. Я так ему и сказал, что считаю его убийцей. И тут он замолчал и уставился на меня. Похоже, на сей раз он не возражал. Вот понаблюдайте за ним, как он отводит глаза, когда я говорю «убийца». Ему понравилось. Он себя им и считает.

Шэрон Альфонси: Убийцей?

Джеймс Холланд: Да.

Шэрон Альфонси: А был такой момент, когда вы сказали себе: «Вот тут-то ты и попался».

Джеймс Холланд: Да, когда он обмолвился о трех жертвах в Техасе.

Причем одна из них как раз в Одессе.

Кристи Палаццоло: Тут мы аж переглянулись. Черт возьми, он же про Одессу. Мигом поднимаем документы и начинаем проверять и сличать.

Кристи Палаццоло (Christie Palazzolo) из ФБР и Анджела Уильямсон (Angela Williamson) из Министерства юстиции расследуют насильственные преступления. Они слушали записи допроса и тут же пробивали по базе данных ФБР.

Шэрин Альфонси: Вы достали фотографии с места преступления. И что, все сошлось тут же?

Анджела Уильямсон: Полностью. (смеется).

Шэрин Альфонси: И он рассказал во всех подробностях…?

Кристи Палаццоло: Да.

Шэрин Альфонси:… которых даже в деле не было?

Кристи Палаццоло: Да, все до мельчайшей детали. Аж жутко.

Шэрин Альфонси: Например?

Анджела Уильямсон: Про Дениз он вспомнил, что у нее были вставные зубы.

Вскрытие подтвердило, что у Бразерс были искусственные зубы. Все детали совпали: Дениз Бразерс убил Сэмюэл Литтл. Рейнджер Холланд понял, что напал на след. Он собирался выписать Литтла на несколько месяцев в Техас, чтобы допрашивать его круглосуточно и выжать из него еще больше признаний…

Шэрин Альфонси: В Техасе действует смертная казнь. Казалось бы, это последнее место, куда приговоренный серийный убийца отправится добровольно.

Джеймс Холланд: По сути, я ему пообещал, что пойду к окружному прокурору и попрошу его вычеркнуть смертную казнь. Я был уверен, что он согласится.

Это было вовсе неслыханно, ведь рейджер Холланд и окружной прокурор Одессы Бобби Бланд (Bobby Bland) даже ни разу не встречались.

Бобби Бланд: И он такой говорит: «Я хочу от вас письмо, на вашем бланке, что вы в виде исключения отменяете смертную казнь». Ну я и отвечаю: «Знаете, вообще-то это серьезная заявка». (смеется).

Шэрин Альфонси: Так почему же вы согласились?

Бобби Бланд: Ради общего блага. Звонит мне из Калифорнии какой-то странный рейджер и говорит, что у него на крючке серийный убийца. Ну, я ему поверил.

На следующее утро письмо с отменой смертной казни было в руках Сэмюэла Литтла. В сентябре прошлого года рейнджеры отправили Литтла в Техас, самолетом в окружную тюрьму Уайз. 48 дней мужчины провели с глазу на глаз в камере для допросов. За это время Литтл признался в 65 убийствах. Чтобы тот не умолкал, рейнджер кормил его пиццей и поил газировкой Dr Pepper.

Шэрин Альфонси: Люди услышат и вознегодуют: как это вы так хорошо обращались с серийным убийцей?

Джеймс Холланд: Что я могу ответить? Надо выбирать, хотим ли мы раскрыть одно дело или 93.

Шэрин Альфонси: То есть вы создали ему комфортные условия ради дела.

Джеймс Холланд: Так точно.

Шэрин Альфонси: Так почему же все-таки он выбрал вас?

Джеймс Холланд: (вздыхает) Может, я ему чем-то приглянулся.

Сейчас Литтл снова в калифорнийской тюрьме. Мы хотели взять у него интервью на камеру, но закон штата этого не дозволяет. Поэтому мы попросили его нам позвонить.

Он согласился, и мы проговорили почти час. Нам было интересно, почему он решил признаться именно сейчас.

Шэрин Альфонси: Вас волнует, что за ваши преступления в тюрьме оказались невинные люди?

Сэмюэл Литтл: Да небось кучу народа засадили в тюрьму по моей милости. Вот и решил: «Если помогу кому-нибудь выбраться, может, Бог мне еще разик улыбнется».

Большую же часть разговора Литтл проговорил о своих жертвах.

Сэмюэл Литтл: Они были на мели, без денег и без крыши над головой. Сами шли ко мне в сети.

Слушать его напичканные кровавыми подробностями рассказы было тяжело. В конце концов, мы поинтересовались, что им двигало.

Сэмюэл Литтл: Вряд ли найдется другой человек, которому бы нравилось то же, что и мне. Думаю, я вообще один такой во всем мире. Гордиться тут нечем. Это проклятие.

Из-за старости Литтла, его слабеющего здоровья и опасений, что память ему изменит, приходится спешить, чтобы поскорее установить имена остальных его жертв.

Джеймс Холланд: Этому конца и края нет. Но бросать нельзя, надо довершить начатое.

Рейнджер Холланд всячески поощряет Литтла, чтобы тот рисовал дальше. На прошлой неделе ему на стол легли три новых наброска. Три портрета, промелькнувших в памяти самого кровавого убийцы в американской истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.