Они называются «Сан», «Миррор», «Дейли Мейл», «Дейли Экспресс»… Все вместе они образуют семейство английских таблоидов, вульгарную, аморальную, агрессивную и даже жестокую группу. «Таблоид обращается к чувствам, инстинктам, эмоциям, он создан не для того, чтобы писать о новостях», — прекрасно описал ситуацию один из главных американских мастеров этого жанра. Как ни удивительно (удивительно ли?), эти газеты читают все, во всех кругах. Королева Англии сама по утрам раскрывает «Дейли Мейл», который предварительно утюжит ее мажордом, чтобы просушить чернила.

В Великобритании их расцвет пришелся на 1960-е годы, когда медиамагнат Руперт Мердок (Rupert Murdoch) купил газеты «Сан» и «Ньюс оф зе Ворлд» с одной единственной целью: продавать как можно больше номеров любой ценой. «Таблоиды — это бизнес, большой бизнес. Если понимаешь это, то смотришь на вещи иначе», — говорит Жан-Батист Перетье (Jean-Baptiste Pérétié), режиссер документального фильма «Таблоиды: Блеск и нищета скандальной прессы» (вышел в 2012 году на Arte). Для работы над фильмом он отправился на встречу с информаторами в их королевство, туда, где никто не считает проблематичной покупку информации, и долгое время допускаются даже самые неблаговидные методы. «По сути, там всем наплевать, существует или нет настоящая новость».

Леди Ди

«Эти люди — потрясающие негодяи, бессовестные частные детективы, которые копаются в мусорных баках, покупают осведомителей, сидят в барах до поздней ночи. Они очень гордятся своими методами, независимостью от властей». В 1970-х годах был сделан упор на секс и скандал, а на знаменитой «третьей полосе» «Сан» каждый день печатали обнаженную женщину с короткой статьей сомнительного содержания. С 1980-х годов у таблоидов появился новый козырь: Леди Ди. «Если было нечего продать, было достаточно взять фотографию Дианы, максимально увеличить ее и поместить на первую полосу», — подтверждает бывший главный редактор «Сан» Келвин Маккензи (Kelvin MacKenzie), которого считают «гением таблоидов». Вот примеры нескольких передовиц: «Моя жизнь — пытка», «У меня была связь с Хьюиттом», «Я никогда не любила Доди». Ни в одном из случаев не было ее настоящей цитаты.

Благодаря принцессе Диане желтая пресса познала свой момент славы (1987 год стал рекордным для «Сан»: 4 миллиона экземпляров каждый день) и начало упадка (англичане напрямую обвинили ту же «Сан» в гибели принцессы Дианы). Скандал вокруг устроенной таблоидом «Ньюс оф зе Ворлд» прослушки (несколько телефонов знаменитостей, в том числе принцев Уильяма и Гарри) стал последним ударом в 2011 году. Неблаговидные методы таблоидов впервые по-настоящему оказались под огнем критики. «Ньюс оф зе Ворлд» закрылась, «Сан» потеряла 50% аудитории с 2011 по 2014 год, и все таблоиды были вынуждены менять имидж.

Частная жизни против «общественного интереса»

На фоне этого упадка встал вопрос о границах публикаций, которым доводится переступать через закон. «Что же насчет защиты частной жизни и права на образ?», — возмущаемся мы, французы. «Во Франции и Великобритании действуют одинаковые законы касательно защиты частной жизни», — говорит адвокат парижской и лондонской коллегии Нил Робертсон (Neil Robertson). В общих чертах, «публикация сведений частного характера допускается в обоих странах в случае существования легитимного общественного интереса».

Другими словами, все упирается в понятие общественного интереса, которое по-своему интерпретируется в каждой стране и носит крайне субъективный характер. «Французская юриспруденция зачастую склоняется пользу уважения к частной жизни, тогда как Великобритания традиционно уделяет большое внимание "общественному интересу", который зачастую служит оправданием для сенсационных откровений насчет публичных людей», — объясняет Робертсон. Например, недавняя ссора Бориса Джонсона с его партнершей представляет собой важную грань личности премьера. То же самое касается и публикации фотографий обнаженного принца Гарри из Лас-Вегаса в 2012 году: они важны для понимания не лучшей международной репутации младшего сына Чарльза и Дианы…

Несмотря на традиционную тягу к скандалам, английские таблоиды не стали публиковать топлесс-снимки Кейт Миддлтон в 2012 году: в этом случае обосновать общественный интерес было бы затруднительно. Как бы то ни было, журнал «Клозер» охотно сделал это, поплатившись максимальным штрафом за вмешательство в частную жизнь (45 000 евро). «Принцип желтой прессы в том, что нужно делать продажи, — продолжает адвокат. — Поэтому, в зависимости от интимности откровения, взвешиваются все "за" и "против", выгода и риски, и после этого принимается решение».

Информационная война с Меган

В том, что касается Меган и Гарри, таблоиды явно решили не сдерживаться. После королевской свадьбы в мае 2018 года одна за другой следуют однообразные передовицы о Меган Маркл, ее (брошенных) друзьях, (прошлых) связях и (семейных) склоках. Откуда столько ненависти? Потому что она американка, говорят некоторые. Потому что она не горела желанием сотрудничать во время беременности, ворчат СМИ. Потому что поливать Меган грязью выгодно, если говорить проще. Выгода в данном случае, без сомнения, перевешивает риски.

Как бы то ни было, принц Гарри выступил с речью в ЮАР, открыто осудив «безжалостную кампанию» против его супруги, которую «ежедневно позорит» «определенная пресса», распространяя «откровенно ложную информацию». После этого он подал в начале октября в суд на «Сан» и «Дейли Миррор», обвинив их во взломе своего личного мобильного телефона для кражи голосовых сообщений. Меган в свою очередь судится с «Ди-Эм-Джи Медиа» (издательство «Дейли Мейл») за неправомочное использование персональных данных, а также нарушение авторского права и закона 2018 года о защите данных после того, как таблоид опубликовал ее письмо отцу. «Меган и Гарри выиграют, на этот счет нет никаких сомнений, — утверждает Нил Робертсон. — Дело в том, что здесь нет и намека на публичный интерес». Если бы речь шла о Чарльзе и Уильяме, которые однажды станут королями… Но Гарри лишь шестой в списке наследования, и его частная жизнь не должна быть под прицелом СМИ.

СМИ все разом ощетинились в ответ на нападки принца и его супруги. «Критика прессы со стороны Гарри весьма неблагоразумна», — пишет «Дейли Мейл». «Невероятное заявление Гарри, наверное, последнее, что было нужно королеве», — присоединилось к ним уважаемое издание «Телеграф». Означает ли это, что таблоиды хотят отомстить? Достаточно ли силен принц Гарри, чтобы вступить в борьбу, которая может нарушить хрупкое равновесие между королевской семьей и желтой прессой? И, самое главное, позволят ли британцы утонуть своим любимым дилерам сплетен? Дело в том, что «Сан» до сих пор продает по 1,3 миллиона экземпляров в день. А это в четыре раза больше, чем у их французских коллег.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.