В 11 лет Лизу Анохину стали узнавать на улице. Сейчас, год спустя, она — среди самых популярных детей-блогеров в России. В Инстаграме у нее 2,3 миллиона подписчиков.

Вот в одном из московских парков Лиза бежит, в руках у нее малина, а ее менеджер пятится задом и снимает девочку на телефон. Лиза высокая, худая и ярко накрашена. Увидев получившийся результат на экране, она смеется. «Мы сняли сторис [для Инстаграма], теперь сделаем для ТикТока», — говорит она менеджеру Ивану Бушмелеву, которому всего 25 лет.

По данным компании Statista, в России насчитывается около 40 миллионов пользователей Инстаграма. Россию опережают только Индонезия, Индия, Бразилия и США. По мнению аналитиков, данная платформа для обмена фотографиями особенно популярна среди детей, как и в других частях Европы.

Молодое поколение «инфлюенсеров»

Инстаграм и другие подобные платформы породили целое поколение молодых «инфлюенсеров», что не может не настораживать, ведь этих детей могут начать эксплуатировать собственные родители для получения финансовой прибыли. Кроме того, не утихают споры, вредны ли лайки для психологического здоровья несовершеннолетних.

Подобные дебаты вынудили социальные сети принять особые меры. Ютуб и Инстаграм стараются сделать детские блоги менее привлекательными для рекламодателей. Инстаграм, в частности, скрывает количество лайков под постами.

 

 

Тем не менее многие российские родители подталкивают детей к ведению блога и даже отправляют их на специальные занятия по блоггингу.

Самые маленькие блогеры распаковывают игрушки и сладости. Блогеры постарше, такие как Лиза, выступают на камеру и даже записывают свои собственные минифильмы. Они зарабатывают деньги благодаря рекламе и продвижению продуктов, поскольку у брендов высоко ценятся их связи с другими детьми и, соответственно, будущими покупателями.

В телефоне восемь часов в сутки

Лиза ни на секунду не выпускает из рук телефон в огромном розовом чехле. Она говорит, что пользуется им восемь часов в день. Видео, которые она выкладывает в своем Инстаграме (anokhina_elizabeth_2007), хорошо смонтированы: в них присутствуют визуальные эффекты, на видеоряд наложена музыка.

На вопрос, как ее доход изменил жизнь ее семьи, она дает продуманный ответ: «Это изменило нашу жизнь к лучшему. Я предпочитаю держать тему моего дохода в секрете». Не вдаваясь в детали, она сообщает, что ее мама — адвокат, а отец был военным.

Она не падает духом и утверждает, что продолжит создавать контент, даже если социальные сети введут новые правила, которые могут серьезно затронуть ее каналы. Инстаграм хочет скрыть количество лайков под постом, а Ютуб со следующего года запретит рекламу в видео, направленных на детскую аудиторию.

Поклонники, как девочки, так и мальчики, подходят к Лизе, чтобы сфотографироваться с ней. «Она хорошо говорит, она умная и делает интересные видео», — говорит 12-летняя Наташа Усачева, а 12-летняя Вероника Косынкина хочет «одеваться так же элегантно», как Лиза.

Детский психолог Виктория Караваева, которая работает в Москве, утверждает, что у самых известных детей-блогеров, как и у юных звезд спорта, может развиться «зависимость от популярности, то есть от лайков, от комментариев, от подписчиков, от постоянного одобрения». Конечно, подросткам свойственно ждать похвалы от сверстников, но те, кто «крайне чувствителен к чужому мнению», в конечном итоге могут стать зависимыми от лайков.

Амбиции, деньги и подписчики

На одно из занятий по видеоблоггингу в московской школе программирования Coddy пришел 11-летний Артем Шаловей. У него тоже большие амбиции.

«С нетерпением жду, когда у меня будет миллион подписчиков», — признается он, пока готовит свою следующую стори о видеоиграх, шутках или о трюках на BMX-велосипеде. Артему надо еще пройти долгий путь, потому что сейчас у него всего 130 подписчиков. «Для меня важно зарабатывать много денег и иметь много подписчиков», — говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.