Перед тем, как в прошлые выходные состоялась премьера «Джокера», многие говорили, что этот рассказ о кровожадном злодее вторит новостям о массовых убийствах, и что этот фильм может подтолкнуть неуравновешенных зрителей к насилию. Но как оказалось, картина эта подтолкнула зрителей лишь к тому, чтобы пошире открыть свои бумажники и купить билеты на главную премьеру октября.

Посмотрев картину, я понял причину такой обеспокоенности. Снятый режиссером Тоддом Филипсом «Джокер», в котором главную роль душевнобольного клоуна Артура Флека исполняет Хоакин Феникс, — это одновременно качественный фильм и отъявленная мешанина из «Короля комедии» и «Таксиста» Скорсезе. Это поклон в сторону классового неприятия и подмигивание архетипическому сюжету Бэтмена. А в центре этой картины стоит душевнобольной человек-одиночка.

Но больше всего меня поразило не это, а другое. То, что хотят сказать авторы фильма о психическом расстройстве и о классовых разногласиях в обществе, не столь интересно, как то, что они случайно говорят о принадлежности к белой расе. По сути дела, это иллюстрация того, что происходит, когда превосходство белой расы никем не сдерживается. Картина показывает заблуждения многих белых мужчин о своем месте в обществе и о той звероподобной жестокости, которая у них возникает, если их лишить этого места.

Главное в сюжете фильма — это то, что Джокер — белый мужчина. Чернокожий в Готэм-Сити (на самом деле, это Нью-Йорк), страдающий в 1981 году от загадочного душевного расстройства, как Флек, был бы бездомным и невидимым. Он бы не смог превратиться в общеизвестную личность, способную спровоцировать целый город на восстание против богачей. Общество чаще всего выбрасывает на обочину чернокожих мужчин, страдающих от психического расстройства, как Флек, и в итоге они оказываются на улице или за решеткой, о чем говорят данные социологических исследований.

Хотя Флек говорит, что он часто ощущает себя невидимкой, будь он чернокожим, он действительно стал бы невидимым. Естественно, за исключением тех случаев, когда он встречается с полицией. Уж полицейские его точно увидели бы.

Дело Флека расследуют лучшие детективы Готэма, но его принадлежность к белой расе действует как силовое поле, которое защищает его, когда Джокер совершает преступления во второй половине фильма. А теперь подумайте, как бы выглядел чернокожий в ток-шоу, которое ведет Мюррей Франклин (Роберт Де Ниро). Чернокожего, который ведет себя столь же странно, как Флек, ни за что бы не выпустили в эфир. А белого Флека показали, и вскоре началось кровопролитие.

Или посмотрите на то, как Флек общается с другими людьми. Он часто беседует с теми, кто стоит ниже его на социальной лестнице. Это назначенная государством врач-невропатолог, к которой он ходит поначалу; это беспокойная мать, отчитывающая Флека за то, что он играет с ее сыном в детскую игру в автобусе; это его возможная пассия — соседка, живущая в одном с ним доме; это психиатр, которую он посещает в лечебнице Аркхэм. Все эти персонажи — чернокожие женщины, и со всеми он со временем вступает в открытую ссору. Филипс настойчиво ставит Флека в оппозицию к этим женщинам, показывая, как он начинает с ними враждовать.

Не знаю, намеренно сделал это Филипс или нет, но это важно. Когда мы узнаем, что его роман с соседкой (которую мастерски и сдержанно сыграла Зази Битц) — это просто плод его больного воображения, то, как он уходит из квартиры, показывает, что осознание данного факта заставило Флека убить ее, а возможно, и ее ребенка. Завершив свой последний разговор с врачом из Аркхэма, он идет, оставляя после себя кровавые следы. Это говорит о том, что и ее он тоже убил.

Флек убивает белых мужчин, потому что не может добиться их положения в обществе, потому что они его травят и избегают. Но его чернокожие жертвы женского пола настолько незаметны, что режиссер даже не удосуживается показать их смерть. Однако мы как зрители можем и должны это заметить.

Принадлежность к белой расе влияет на характер Флека и по-другому. Он рассчитывает на то, что семейство Уэйнов будет относиться к нему как к сыну, и полагает, что в больнице ему выдадут все медицинские записи, стоит только попросить санитара (его сыграл великолепный Брайан Тайри Генри). Те привилегии, которые положены расе Флека, настраивают его на такие несбыточные мечты. А когда мечты не сбываются, последствия становятся смертельными.

Наверное, когда кинематографисты снимали «Джокера», они не думали специально о белой расе. Но она стала тайной сообщницей Джокера, содействующей насилию на экране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.