«Великое замещение» (коренного населения Европы приезжими — прим. ред.) — лживая концепция. На самом деле коренных французов просто не существует. Население мира и Франции всегда отличалось смешением. «Сейчас мы проводим исследования, которые доказывают, что и сам хомо сапиенс был смешанным видом, поскольку в нем есть малая часть генома неандертальцев и малая часть генома денисовского человека» — эти аргументы демографа  и историка Эрве Ле Бра (Hervé Le Bras) уходят корнями очень далеко, в палеонтологию, когда его критическому взгляду предстают модные среди ультраправых теории вторжения.

7 ноября он опубликовал для Фонда Жана Жореса заметку на тему «миграционных реалий во Франции». В ней он утверждает, что «ошибка суждения» в теории «великого замещения» состоит в том, что читателя заставляют поверить, будто иммигранты и неиммигранты представляют собой закрытые, отдельные группы. Утверждается, будто смешения рас и народов, так называемой метисизации не существует — как не существовало ее при апартеиде в ЮАР. А раз так, то выходит, будто если первая группа (приезжие) растет, это обязательно происходит в ущерб второй (коренным). Он доказывает, что на самом деле все обстоит совершенно иначе. «Теория великого замещения основана на отрицании следующего факта. Вот он. Когда иммигранты прибывают, они начинают понемногу перенимать некоторые наши качества, и наоборот, — объясняет Эрве Ле Бра. — Происходит смешение различных групп, метисизация. Глубочайший расизм — это тот, который не признает это смешение, не видит метисизацию, а вместо нее заводит разговоры о расовой чистоте».

В качестве доказательства он приводит данные об изменениях в уровне рождаемости во Франции. По данным Национального института статистики и экономических исследований, «у 30% новорожденных среди близких родственников есть одновременно иммигранты и неиммигранты. Через поколение этот показатель, по всей логике, дойдет до 50%», — отмечает он.

«Замещение на самом деле существует, — признает в своей записке эксперт. — У французов, чьи близкие родственники только французы, замещение происходит в пользу тех, у кого в семье французы и иностранцы». «На самом деле примерно таким же образом дела обстояли во Франции всегда (…). На протяжении истории Франции римляне смешивались с галлами, франки — с кельтами; алеманы, бургундцы и бретонцы (прибывшие из Ирландии) — с местным населением, викинги — с нормандцами, берберы — с провансальцами и гасконцами и т.д.»

Каждый год люди уезжают из Франции

Комментарии части политического класса по поводу последних миграционных перемен (именно эти разговоры заставили правительство на этой неделе заявить о намерении «вернуть себе контроль» над миграционными потоками) подпитывают разговоры населения насчет некой волны приезжих, которая может захлестнуть страну. Вообще, слово «волна» часто звучит в миграционной сфере, но все нередко забывают о том, что эта волна порой и откатывается назад. Эрве Ле Бра напоминает, что каждый год из Франции уезжают люди. В 2017 году страну покинули 71 000 иммигрантов, а число въехавших составило 262 000. В то же время 241 000 «неиммигрантов» (то есть пресловутых "коренных" французов — прим. ред.) уехали из страны, а 108 000 вернулись. При сложении двух этих тенденций эксперт указывает на общий вклад миграции в 58 000 человек, что составляет меньше «тысячной доли населения».

Он указывает на неправоту тех, кто предрекает «бегство в Европу» африканской молодежи, о чем писал в 2018 году в одноименной книге Стивен Смит. Хотя прогнозирование миграционных потоков «очень сложно», Эрве Ле Бра не согласен с демографическими аргументами, которые лежат в основе этих сценариев. Он приводит пример Нигера, страны Западной Африки, которая отличается наибольшей бедностью, небольшими площадями сельскохозяйственных земель и высокой рождаемостью, составляющей 7,3 ребенка на женщину. «В 2016 году во Франции жило 6 200 нигерцев при населении Нигера в 21 миллион человек. Их число увеличилось, поскольку в 2011 году их было 3 600 человек, но население Нигера выросло за тот период на 3,6 миллиона. Увеличение числа нигерцев во Франции представляет собой 0,07% увеличения их населения в Африке».

«На самом деле, единственная причина роста миграции связана с повышением уровня образования в Африке и Азии, поскольку, чем выше уровень образования человека, тем выше вероятность его иммиграции». Эксперт напоминает, что 80% международной миграции в центральной части Африки происходит внутри континента и по большей части состоит из бедного сельского населения, у которого нет ни финансовых, ни психологических ресурсов для долгого и трудного путешествия в Европу. Ведь для него сначала нужно перебраться через Сахару, а затем через Средиземное море.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.