Россияне не хотят больше быть плохими ребятами в этой компьютерной игре. Они предпочитают другие роли в западных художественных и развлекательных продуктах. «Исламское государство» (террористическая организация запрещена в России — прим. ред.), с членов которого списывались отрицательные персонажи, теперь отправлено в отставку, а аудиовизуальная индустрия возвращается к традиционно узнаваемым профилям злодеев. Последний выпуск серии видеоигр Call of Duty. Modern Warfare (Зов долга. Современная война) вызвал критику со стороны некоторых слоев российского общества, которые считают, что роль их страны в таких аудиовизуальных продуктах, как и в некоторых фильмах, намеренно показывается негативно. Так некоторые представители администрации Путина считают, что все это является частью западной пропагандистской кампании, направленной на то, чтобы нанести ущерб имиджу Российской Федерации.

Действие этой серии Call of Duty проходит в обстановке, явно напоминающей войну в Сирии, хотя в игре место, где происходят события, называется Урзикистан. Плохие парни — русские солдаты, и в оригинальной версии игры слышно, что они говорят на языке Достоевского. Они представлены как безжалостные завоеватели, которые, не моргнув глазом, убивают мирных жителей, в том числе женщин и детей.

Все это вызвало ожидаемую реакцию. Появились многочисленные публичные призывы удалить Call of Duty из российских магазинов. Подобное недовольство, пусть и не единодушное, в рядах игрового сообщества, привело к тому, что компания «Сони» решила не включать этот шутер в свой каталог Playstation 4 для России, хотя он по-прежнему будет доступен в версии для ПК и для консоли Xbox One.

Негативная реакция на эту игру, даже со стороны россиян, критикующих режим президента Владимира Путина, является еще одним доказательством того, что в общественном мнении России преобладают люди, считающие русофобскими большинство подобных художественных вымыслов, сфабрикованных в западных странах, и особенно в США.

Официальный представитель МИД России, Мария Захарова, минувшим летом, задолго до выхода указанной серии Call of Duty на рынок, дала интервью телеграмм-каналу Rasstriga, в котором пожаловалась на то, как изображают Россию в западных фильмах и видеоиграх. «Они начали с противостояния человека с монстрами и инопланетными существами. А теперь в компьютерных играх напрямую распределяются роли между странами и народами; при этом персонажи с символикой одной нации должны уничтожать людей, которые в свою очередь символизируют другое государство», — прокомментировала пресс-секретарь. «Современная индустрия развлечений учит детей, учит молодое поколение, что это реальность, что это нормально, что это часть современного мира», — заявила Захарова.

Однако еще до того, как пресс-секретарь внешнеполитического ведомства произнесла эти слова, скандальный депутат Госдумы Виталий Милонов, хорошо известный из-за своих выступлений против признания прав гомосексуалистов, уже начал говорить о необходимости введения цензуры на литературные произведения и фильмы, приходящие в Россию из-за рубежа. В частности, он упомянул такие фильмы, как «Ярость» и «Проклятые ублюдки». Еще одной постоянной проблемой, беспокоящей, по-видимому, некоторые слои российского общества, является замалчивание, по их мнению, или принижение роли Советского Союза в победе над нацистами и утверждения о том, что как раз союзники выиграли Вторую Мировую войну.

«То, что произошло с Call of Duty, было относительно предсказуемым: ведь известно, что россияне очень чувствительны к этим вопросам, а все это очень хорошо вписывается в историю о том, что весь мир против них», — говорит Николас Де Педро (Nicolás de Pedro), профессор лондонского Института аналитики Statcraft.

Альберто Перес Вадильо (Alberto Pérez Vadillo), консультант по вопросам международной политики, специализирующийся на российских темах, и который по профессиональным причинам проводит большую часть года в России, говорит, что многие там задаются вопросом: «Почему бы вам не оставить нас в покое? Их раздражают попытки навязать им такие подходы. Они образованные люди, и им не нравятся эти неуклюжие выдумки».

Были ранее, да и сегодня все еще предпринимаются попытки субсидировать российских создателей компьютерных игр, чтобы заставить их придерживаться определенных поведенческих стандартов, но они так и не имели успеха, хотя, вспоминает Перес Вадильо, «геймеров в России великое множество, по-видимому, из-за особенностей климата в стране».

Показываемые в «Зове долга» игровые военные эпизоды в Сирии, переименованной в Урзикистан, возможно, не так уж и далеки от реальности, по словам Де Педро: «Русские в бою не признают никаких ограничений, если это позволяет им уберечь свои собственные силы, поэтому в Сирии постоянно происходят их преднамеренные бомбежки госпиталей. Подобным образом они предупреждают, что вы не можете жить в этих районах».

«По моему мнению, русские несут прямую ответственность за соучастие в геноциде и за бомбардировки гражданских объектов в Сирии, хотя они постоянно отрицают это», — говорит Лейла Начавати (Leila Nachawati), профессор факультета журналистики Университета Карлос III, специалист по Ближнему Востоку, тесно связанная с этой реальностью, поскольку она дочь гражданина Сирии, в которой до сих пор продолжаются военные действия.

Тем не менее, считает специалист, «как Россия, так и США используют свои культурные и медийные ресурсы как часть геополитики, дегуманизируя образы других». «Причем, не только крупные СМИ на службе официальной пропаганды, но и целые отрасли культуры, такие как Голливуд, или индустрия видеоигр, могут внести свой вклад в эту геополитическую повестку дня, создавая искаженные образы других и увековечивая сложившиеся стереотипы. Русские старательно поддерживают представление о Европе, как о гомосексуальной стране, выглядящей карикатурно и унизительно по сравнению с мускулистым гетеросексуальным мачо, олицетворяющим Россию», — утверждает Начавати.

«Кремль хочет очернить Запад в глазах российского общества, но поскольку любой из его минимально информированных членов знает, что уровень жизни здесь намного выше, становятся так важны эмоциональные и духовные элементы. И именно это четко отражается в наиболее часто используемом тезисе: мы беднее, но мы лучше», — говорит Де Педро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.