Исторические мифы на Украине и в России до 1917 года жестко разделяют национальное движение и прессу по языковому признаку. Газеты на русском языке — это русские, на украинском — это украинские. С этим можно было бы согласиться, если бы русские националисты обладали эксклюзивным правом на русский язык. Но ведение агитации украинскими националистами в Российской империи до 1917 года на «чужом» русском языке свидетельствует об обратном. На украинских землях выходили двуязычные газеты — на русском и украинском языках. Материалы на украинском публиковались и в русскоязычных газетах.

Русский язык помогал украинским националистам получить новых сторонников и привлекать к украинскому дискурсу пассивное большинство населения. Качественное светское образование имело максимум 1-2% населения, и оно было русскоязычным. В империи просто не было школ на украинском языке.

В начале 1914 года Симон Петлюра написал в московском журнале «Украинская жизнь», что украинцев было намного больше, чем аудитория газет и журналов на украинском языке. Чтобы привлечь больше украинцев в «сознательное украинское общество», он предложил агитировать в газетах и журналах, издававшихся на русском языке. Эта идея не нова. В Российской империи украинские националисты использовали украинский и русский языки по крайней мере уже с середины XIX века. Двуязычными были члены первой украинской организации Кирилло-Мефодиевского братства в 1840-е годы. На украинском и русском писали Тарас Шевченко и Пантелеймон Кулиш. На русском и украинском издавались книги Михаила Грушевского и Дмитрия Яворницкого.

На русском языке в юности говорил известный идеолог украинского интегрального национализма ХХ века Дмитрий Донцов. Так он вспоминал о своем детстве в Мелитополе в 1880-1890-х годах: «Украинца из меня сделали: Гоголь, Шевченко, Кулиш и Стороженко, которых я знаю с того времени, как научился читать, то есть с шестого года жизни (их книги были у отца в библиотеке)». Из приведенного списка Гоголь точно писал на русском. Также могли писать на русском Кулиш и Стороженко. «Библия» украинского национализма — «Кобзарь» Тараса Шевченко — вероятнее всего была на украинском. Но и она также массово издавалась на русском.

Использование русского языка в среде украинский националистов усилилось после революции 1905 года. Царский манифест от 17 октября 1905 года объявил свободу слова и печати. Тотальная цензура снова была введена в 1914 году, после начала Мировой войны. В империи начался бум частных газет и журналов. Как и сейчас, бывшие успешные газеты выживали в основном благодаря политическим партиям, местным властям и богатым частным спонсорам. Часть региональных элит симпатизировала украинскому национализму, и газеты под их влиянием публиковали проукраинские материалы на русском и украинском языках.

В газетах Волыни, Киева, Полтавы, Умани, Черкасс или Екатеринослава украинский национальный дискурс иногда просто бушевал. В правых, левых и либеральных газетах регулярно печатались статьи на русском и украинском языках в честь юбилеев «поэта Украины» Тараса Шевченко. Регулярно встречаются на русском и украинском языках рассказы и стихи на украинскую тематику. В новостных разделах газеты сообщали о действиях украинских активистов. Отдельно могли издаваться новости под рубрикой «На Украине». В русскоязычных газетах печаталась реклама газет и журналов на украинском языке.

Некоторые газеты на украинских землях были русскими только по названию и двуязычными (русскими и украинскими) по факту. Часто использовали украинский язык в своих газетах руководители Почаевского отдела Союза русского народа. В 1909 году часть номеров «Почаевского листка» почти полностью были напечатаны на украинском языке. Волынским черносотенцам рассказывали о борьбе украинцев за свои права в Галичине, об убийстве поляками во Львове украинского студента Адама Коцка, о «сыне» и «апостоле правды и науки» Пантелеймоне Кулише, о «певце» и «поэте Украины» Тарасе Шевченко. Съезд Почаевского отдела Союза русского народа в октябре 1910 года обсуждал полный переход «Почаевского листка» на украинский язык.

Второй центр по изданию российско-украинских газет в 1906-1914 годах располагался в Полтавской губернии. В местном самоуправлении доминировал либерально-монархический «Союз 17 октября». Губернское земство и местное отделение «Союза» возглавлял меценат украинской культуры и будущий премьер-министр Украинского государства 1918 года Федор Лизогуб. Он и его однопартийцы официально заявляли, что выступают за свободу украинского языка. Подконтрольная ему «Полтавская земская газета» печатала в переводе манифесты императора Николая II и новостной раздел на русском языке «По Украине». Предвыборная газета полтавских октябристов «Народный листок» печатала призывы распространять украинский язык. Двуязычные газеты на русском и украинском выходили также в других городах Полтавской губернии — Гадяче и Лохвице.

Статьи на украинскую тематику печатались в самой популярной газете Екатеринослава «Русская правда». Она имела «правую» репутацию и была рупором местной элиты и земства. В екатеринославской элите мирно уживались черносотенцы, октябристы, украинские прогрессисты и активисты украинской просветительской организации «Просвита». Местная элита регулярно собиралась на светском рауте в честь Шевченко в элитарном Английском клубе. На страницах газеты одновременно печаталась информация и агитация либерально-монархического «Союза 17 октября» и радикального Союза русского народа. В 1908 году была напечатана статья в честь очередного юбилея «великого украинского поэта Тараса Шевченко». В начальный период существования газеты к ее изданию был привлечен известный украинский историк и «казацкий отец» Дмитрий Яворницкий. В «Русской правде» публиковались его статьи об истории украинского казачества. Без проблем в «Русской правде» печатал рекламу украинских мероприятий будущий министр правительства гетмана Скоропадского Петр Дорошенко. В 1907 году газета напечатала программную статью на украинском языке «От украинского отдела Союза 17 октября».

На русском и украинском языках выходил журнал Киевского союза учреждений мелкого кредита «Мошкара» («Муравейникъ»), который имел поддержку государственной администрации Киевской губернии.

Одна из первых газет Умани «Народная жизнь» выходила на русском и украинском. Редакция сообщала, что газета должна издаваться на украинском языке, но из-за малого количество грамотных, говорящих на украинском языке, газета будет выходить на украинском и русском языках. Газета «Приднепровье» из Черкасс в 1913-1914 годах не содержала текстов на украинском языке. Однако в ней были напечатаны: благодарность бывшему кременецком епископу Никону за поддержку украинских интересов, статья в честь столетия со дня рождения Тараса Шевченко и критика противников украинского движения.

После чтения уманских и черкасских газет сразу понимаешь, почему радикальные русские националисты обвиняли украинских националистов в «иудействе» и «жидовском антироссийском заговоре». Большинство читателей местной прессы были евреями, и в газетах постоянно чувствовался местный колорит из смеси рекламы еврейских бизнесменов, зарисовок еврейской жизни, перепалок корреспондентов на тему финансирования хедеров, еврейских больниц и тому подобное.

Украинский национализм на украинских землях был не одинок в контексте того, кто применял русский язык. В похожей ситуации находились польские националисты на Украине. Они имели возможность агитировать на русском и польском языках. Школьное образование на родном языке для почти миллиона этнических поляков отсутствовало. Часть поляков не умела читать на польском, но зато могла читать на русском языке.

Похожая ситуация была и у еврейских националистов. Они использовали русский вместе с идиш. Шолом-Алейхем писал свои известные рассказы на языке, на котором многие их соплеменники уже не говорили. Его «Тевье-молочник» получил мировую известность в переводе на русский и другие языки, а не на языке оригинала.

Националисты использовали несколько языков и в других регионах Европы. В Ирландии национальный язык — это гэльский и английский. В Шотландии — английский, гэльский и англо-шотландский. До 1918 года в Чехии языком общения и образования были чешский и немецкий. Чешский национальный символ Йозеф Швейк из романа Гашека говорил на двух языках и предпочитал ругаться на немецком. На Украине было то же самое.

Реальная практика выбора языка агитации украинских, польских, еврейских и русских националистов на украинских землях Российской империи явно показывает отсутствие у русских националистов эксклюзивного права на русский язык. Украинские националисты постоянно использовали русский язык для общения и агитации наряду с украинским. В национализме идея и групповые интересы важнее, чем язык. Даже если это якобы «чужой» для украинских националистов русский язык.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.