Кетогенная диета (или, как ее еще называют, кето-диета) стала в последнее время модным способом сбросить вес, несмотря на то что диетологи не устают повторять, что, если мы действительно хотим похудеть, нам нужно «изменить свои привычки, правильно питаться и заниматься спортом». Именно такой совет дает Альба Адот (Alba Adot), диетолог из «Фонда Алисии», принадлежащего «Фонду Каталунья-ла-Педрера».

Гиппократу приписывают такие слова: «Ваша пища должна быть лекарством, а ваши лекарства — пищей». Ученые доказали, что при некоторых заболеваниях кетогенная диета не только улучшает качество жизни пациентов, но и является единственным возможным лечением. Это происходит, например, при синдроме дефицита транспортера глюкозы I типа (GLUT-1), при котором глюкоза не попадает в нейроны, или при дефиците ПДК, а также при некоторых случаях рефрактерной эпилепсии (когда нет реакции как минимум на два препарата), говорит Карме Фонс (Carme Fons), детский невролог в больнице Сан-Жоан-де-Деу.

В этих случаях кетогенная диета назначается в качестве лекарственного средства. «Она не лечит болезнь, но она эффективно купирует симптомы», — объясняет Карме Фонс.

При кетогенной диете исключается потребление углеводов (сахаров, фруктов, овощей, бобовых, макарон, риса, хлеба…), а питание состоит в основном — до 90% — из жиров, с небольшим добавлением белка, «ровно столько, чтобы дети на этой диете могли продолжать расти», — говорит Альба Адот.

Фактически, «при этой диете углеводы полностью исключаются», — говорит Наталия Эжеа (Natàlia Egea), диетолог из больницы Сан-Жоан-де-Деу. «Цель диеты состоит в том, чтобы организм находился в состоянии постоянного кетоза, чтобы он использовал жиры в качестве основного источника энергии», — говорит врач. Принцип, на котором основана диета, схож с принципом голодания, при котором организм вынужден начать потреблять накопленные липиды в качестве основного источника энергии.

При дефиците транспортера глюкозы I типа в организме «отсутствует транспортер глюкозы, который доставляет глюкозу из крови в нейроны», — говорит невролог. В результате организм не способен правильно перерабатывать углеводы, «нейроны не получают энергию, и начинается энергетический дефицит. Когда нейроны находятся в этом состоянии, происходят судороги. Диета воздействует на связи между наиболее заторможенными нейронами», — объясняет Карме Фонс.

Дефицит ПДК «является нарушением обмена веществ, вызванным дефектом пируватдегидрогеназного комплекса (ПДК), который играет ключевую роль в процессе производства энергии организмом». При диете с высоким содержанием жиров «образуются кетоновые тела, преобразующиеся после окисления в энергию, что оказывает противосудорожное действие», — говорит Наталия Эжеа.

«У пациентов не только прекращаются судороги, но и улучшается их подвижность. Кроме того, эта диета также способствует удалению свободных радикалов, что является еще одним защитным фактором», — уверяет Карме Фонс.

Диета должна разрабатываться индивидуально диетологом, который внимательно следит за появлением возможных побочных эффектов. Количество жиров устанавливается пропорционально сумме белков и углеводов, в соотношении приблизительно 4 к 1.

Мать одиннадцатилетней девочки (которая предпочла сохранить анонимность) рассказывает, как эта диета помогла ее дочери. У девочки начались эпилептические припадки в возрасте 8 месяцев. «Они были не очень продолжительными, но частыми — около шести или семи каждый день. Лекарства не справлялись с ними, и невролог сказал, что у нас оставался на выбор только кортизон или кетогенная диета», — говорит она. В возрасте шести лет ее дочь начала придерживаться кетогенной диеты, и «припадки стали реже, а через 8 месяцев совсем исчезли».

Эта диета настолько эффективна, что некоторые пациенты возвращаются к обычному питанию после года кетогенной диеты, и не испытывают больше припадков. Хотя это случается не так часто. «Этой диеты сложно придерживаться длительное время, но если режим питания пациента хороший, проблем не возникнет», — уверяет Наталия Эжеа. И в любом случае, врачи не прекращают диету, если не уверены, что судороги не вернутся, добавляет Карме Фонс.

В случае с упомянутой девочкой «диетолог сказал, что 5 лет спустя пришло время прекратить диету, но невролог говорит, что нельзя. "И я тоже не хочу, потому что боюсь", — объясняет ее мама. У кетогенной диеты есть и свои минусы. Поскольку она исключает фрукты и овощи, с самого начала необходимы дополнительные минералы и витамины.

Именно так и вынуждены поступать Хави и Имма, родители шестилетней Мар, у которой в три года диагностировали дефицит транспортера глюкозы I типа. Каждый день она принимает витаминные добавки, в том числе B12. Мар придется соблюдать эту диету всю жизнь.

Кроме того, отсутствие клетчатки приводит к запорам, а отсутствие углеводов — к падению сахара, и, особенно в начале, к усталости», — объясняет Наталия Эжеа. Наконец, «в зависимости от того, какие типы жиров включены в диету (ведь бекон — это не то же самое, что оливковое масло), меняется липидный профиль и возникает перегрузка почек».

Кетогенная диета очень строгая и «нет никаких поблажек», говорит Наталия Эжеа. Подобное питание очень необычное: «В нашей культуре есть много значимых продуктов, например хлеб, которые не разрешены диетой», — добавляет она. «Это сложная диета, но она гарантирует, что пациент сможет жить нормальной жизнью», — уверяет Альба Адот.

В случае одиннадцатилетней девочки, которая придерживается диеты с соотношением 3:1, она ест измельченную пищу, потому что 30 миллилитров оливкового масла легче вмешать в пюре, чем в обычную пищу. У нее повышенный уровень холестерина, но это единственный побочный эффект.

У Мар диета также с соотношением 3:1, и девочка не страдает от побочных эффектов. «Улучшение состояния Мар было впечатляющим. С трех лет она не ходила, а теперь ходит почти совершенно нормально», — говорит ее отец, Хави. Он рассказывает, что сначала он пытался подходить к диете творчески и делать своеобразный гуляш, но потом понял, что нужно быть практичным.

Альба Адот говорит: «Это особенно трудно для детей. Конечно, они следуют диете по настоянию родителей и осознают, что это фактически дарит им жизнь. Но давайте представим, как трудно ребенку, который никогда не может съесть бутерброд на перемене или пиццу с друзьями».

«Сначала было очень сложно, но в какой-то момент вы привыкаете. Вы выучиваете, что можно есть, а что нельзя, и дальше уже действуете на автопилоте. Мар полностью смирилась со своим положением. Она знает, что есть вещи, которые она не может есть, она понимает и принимает это», — говорит мама девочки. «Если мы идем в ресторан, я приношу с собой ее еду. Если я хочу мороженое, я съем его не на глазах у моей дочери. Она ходит в обычную школу и каждый день приходит домой обедать, потому что в школе ей не предоставили такой возможности», — добавляет она.

Хави тоже умеет готовить некоторые блюда для своей дочери, и она съедает их в школе. «А когда она уезжает в поездки, я готовлю ей всю еду и кладу ее в вакуумные упаковки», — объясняет он. Семья девочки пыталась устроить так, чтобы она обедала в школе, и школьные повара даже были готовы научиться готовить эту специальную диету, но «уровень кетоза начал падать, и я решил не рисковать», — говорит Хави.

Около двух лет назад «Фонд Алисия» начал «исследование того, как можно улучшить кетогенную диету, чтобы она была более приятной», говорит Альба Адот.

Фонд уже давно изучает редкие заболевания, ведь для некоторых людей любая, даже небольшая помощь в диете очень ценна, говорит Альба Адот. «Каждый год мы разрабатываем наиболее актуальные и интересные проекты. Мы связались с больницами Валь-д'Эброн, Сан-Жоан-де-Деу и Парк Таули, и кетогенная диета привлекла наше внимание».

Результатом всех этих исследований, финансируемых «Фондом Каталунья-ла-Педрера», стала формула для приготовления субстанции «КетоАлисия» («KetoAlicia»), на основе которой можно создавать заменители наиболее распространенных зерновых продуктов. «Смесь на 65% состоит из орехов или сушеного кокоса, на 22,5% из подорожника и перемолотой шелухи семян подорожника яйцевидного и на 12,5% из семян льна, которые придают субстанции объем. Мы стараемся сделать так, чтобы субстанцию было легко приготовить и хранить дома», — рассказывает Альба Адот. Самый незнакомый из ингредиентов — это семена подорожника, но их легко найти в травяных магазинах и даже в супермаркетах.

Кроме того, фонд создал свой веб-сайт, на котором помимо формулы субстанции есть различные рецепты, подходящие даже для самого строгого варианта диеты. Есть разные рецепты в зависимости от соотношения жиров, рекомендованного конкретному пациенту. Рецепты включают, среди прочего, шоколадную начинку, соусы для макарон, томатную пасту.

Результаты были потрясающими, как сообщают «Фонд Алисия» и больница Сан-Жоан-де-Деу. Пациенты теперь могут не только тщательнее следовать диете, но это «оказало огромное эмоциональное и психологическое воздействие на детей и их родителей. А именно этого мы и пытались добиться, ведь теперь они могут есть то, что раньше не могли, например спагетти болоньезе или печенье», — говорит Альба Адот.

Семья Мар использует «КетоАлисию» уже в течение полугода. Хави говорит: «То, что моя дочь теперь может взять с собой бутерброд на перемену, кажется, больше радует меня, чем ее, потому что Мар очень привыкла к диете. "КетоАлисия" очень вкусная, похожа на настоящий хлеб. Я попробовал еще крокеты и пиццу. И то и другое просто потрясающее».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.