В реальности нас уже не только не 42 миллиона, но даже не 40 миллионов. Эксперты говорят, что постоянное население на Украине сократилось до 37 — 38 миллионов или даже 35 миллионов.

И это прямая угроза для экономики. При таких темпах сокращения населения ВВП не сможет вырасти не только на 40% за пять лет, но и на 25-30%, даже если допустить, что правительство будет проводить грамотную политику.

В стране уменьшается число потребителей. Продажи основных продуктов растут только в деньгах — за счет инфляции. Но в штуках и килограммах, то есть в натуральном выражении, объемы падают.

Ситуацию могло бы исправить резкое повышение благосостояния, которое позволило бы украинцам покупать больше. Но этого тоже не происходит. Поэтому внутренний рынок «схлопывается». Что не только вынуждает отечественные предприятия сокращать производство, но и влияет на настроения потенциальных инвесторов. «Если внутренний рынок с 50-миллионным населением — это очень интересно, то 40 миллионов — уже под вопросом, а 30 — 35 миллионов — под большим вопросом», — говорит глава Ассоциации поставщиков розничных сетей Алексей Дорошенко.

Демография плюс миграция

На прошлой неделе министр Дмитрий Дубилет заявил, что электронная перепись населения в Украине окончена. Правда, ее итоги пока так и не оглашены. «Мы установили фактическое количество населения на Украине. Мы использовали несколько методик, все они дали приблизительно одинаковый результат. На следующей неделе, надеюсь, мы сможем поделиться этими данными», — сказал Дубилет.

Пока уточненных цифр по количеству населения на Украине нет. Госстат на конец 2019 года дает свою оценку — 41,9 миллиона человек. При том, что начинала 2019 год Украина с показателя в 42,2 миллиона. То есть, за 10 месяцев прошлого года население уменьшилось на 212,5 тысячи человек. При этом на 100 умерших приходится только 54 новорожденных.

«Украина сейчас находится в так называемом третьем демографическом переходе, причем у нас он приобрел гибридную форму. По классике, третий демографический переход — это низкая рождаемость и увеличение продолжительности жизни. Но в нашей стране низкие и рождаемость и продолжительность жизни, особенно у мужчин. То есть сокращение населения идет быстрыми темпами», — пояснил экономист, аналитик института Growford Алексей Кущ.

Ситуацию усугубляет трудовая миграция. Украинцы продолжают искать лучшей жизни за границей, а многие не только едут на заработки, но и пытаются перебраться в Европу, вывозя туда свои семьи. Точного количества трудовых мигрантов никто не знает. Называются разные цифры — от 3 до 9 миллионов человек.

«У нас 17 миллионов экономически активного населения, а работает в штате предприятий — только 7 миллионов. То есть «выпадает» 10 миллионов человек. Понятно, что нужно делать скидку, во-первых, на методику подсчета экономически активного населения, во-вторых, неофициальную занятость. Но даже с учетом этого, получается, что трудовая миграция- колоссальная. Постоянная трудовая миграция (когда человек пребывает за границей не менее девяти месяцев в году) — порядка 3 миллионов человек. Маятниковая (сезонные и разовые работы) — еще 4 — 5 миллионов», — отмечает Кущ.

То есть, получается, что по факту в Украине постоянно живет уже не только меньше 42 млн, но и меньше 40 миллионов. Некоторые эксперты даже называют цифру реальной численности населения в 36 — 37 миллионов человек.

И, по словам главы Ассоциации поставщиков розничных сетей Украины Алексея Дорошенко, это уже сказывается на потреблении основных товаров. «Одно дело, если в стране внутренний рынок — 50 миллионов человек, а другое — если 40 миллионов или даже 36 миллионов. Понятно, что идет снижение потребления, тем более, что благосостояние людей растет не быстро и они не могут покупать больше товаров. А этот фактор мог бы если не нивелировать, то как минимум притормозить темпы уменьшения населения, что, собственно, происходит в развитых странах Европы», — говорит Дорошенко.

Меньше едоков и хуже аппетит

Экс-министр социальной политики Андрей Рева в свое время обвинил украинцев в том, что они, дескать, много едят. Что вызвало широкий негативный резонанс. Но на самом деле точных данных о совокупном потреблении украинцами товаров и услуг официальная статистика не дает. Однако Госстат показывает объемы продаж различных товаров не только в денежном выражении (там общую картинку смазывает инфляция), но и в натуральном (то есть в тоннах и штуках).

По ним можно судить, что по большинству товарных групп в рознице идет сокращение продаж. Правда, за 2019 год на сайте Госстата нет и этих данных. Последняя информация по рознице — за 2018 год. Впрочем, общую тенденцию она подтверждает. А за последний год, по словам Алексея Дорошенко, ничего кардинально не изменилось, разве что ситуация еще больше ухудшилась. И в немалой степени — за счет дальнейшего сокращения населения и трудовой миграции. Проще говоря, есть, как раньше, на Украине попросту некому.

Так, через отечественную розницу в 2018 году было продано 213,9 тысячи тонн мяса, 128,9 тысячи тонн мясных изделий, 70,7 тысячи тонн рыбы, 88,6 тысячи тонн сыров, 22,6 тысячи тонн сливочного масла, 93,7 тысячи тонн подсолнечного масла, около 170 тысяч тонн сахара, 422,8 тысячи тонн хлеба, 172,5 тысячи тонн кондитерских изделий, 115,4 тысячи тонн муки, 200,6 тысячи тонн круп, 163 тысячи тонн макарон, 519 тысяч тонн овощей, 414,7 тысячи тонн фруктов и т. д.

Если сравнивать с 2015 годом (к слову, самым неблагополучным в социально-экономическом плане за последние 10 лет), то практически по всем группам — серьезное проседание. Так, мяса в 2015 году через розницу продали 243 тысячи тонн, колбас — около 149 тысяч тонн, рыбы — 72,2 тысячи тонн, сливочного масла — 30,7, тысячи, подсолнечного масла 111,2 тысячи, сахара — 190,8 тысячи тонн, хлеба — 457,7 тысячи тонн.

Муки в 2015 году украинцы купили 147 тысяч тонн, что больше чем на 30 тысяч тонн превышает показатели 2018 года. То есть по большинству категорий идет снижение реального потребления — на 10-15%, а по некоторым — еще больше. В прошлом году, по оценочным данным экспертов, украинцы купили основных продуктов меньше еще на 3 — 5%. При этом снижение продаж по основным продуктовым группам шло постепенно. Скажем, если в 2015 году мяса реализовали около 243 тысяч тонн, то в 2016 году — 222 тысячи тонн. В 2017 году показатель резко упал — до 195,7 тысячи тонн, а в 2018 году снова немного выровнялся — до 213,9 тысячи тонн.

То есть тенденцию нельзя списать на «разовый» выезд трудовых мигрантов. «Уменьшение потребления идет из года в год. И оно уже коснулось практически всех товарных категорий, даже самых дешевых, на которых люди вроде бы экономить не должны, скажем, хлеба или круп. Тем не менее производство хлеба в Украине снижается третий год подряд», — говорит Дорошенко.

Если верить Госстату, на Украине снижается и количество населения, и потребление на душу населения основных продуктов питания. Так, если в 2014 году среднестатистический украинец съедал молочных продуктов 20,3 килограмма в год, то в 2018-м — только 19,1. Потребление яиц упало с 20 до 19 штук в год, рыбы — с 1,6 до 1,4 килограмма, сахара — с 3 до 2,7, картофеля — с 6,9 до 6,3 килограмма, овощей — с 9 до 8,9 килограмма, хлеба — с 9 до 8,3 кг. То есть, в стране становится не только меньше людей, но еще и каждый меньше ест. Что нелогично — доходы населения с 2017 года стабильно растут. Скорее всего, как полагают эксперты, речь идет именно о «неучтенной» официальной статистикой миграции.

При этом денежные показатели розницы постоянно увеличиваются. За 11 месяцев прошлого года, по сравнению с аналогичными показателями 2018 года, обороты выросли на 10,4%. «Торговля является драйвером экономики. Если экономика в целом растет на 3% в год, то торговля — на 10%», — отмечает Алексей Кущ.

Но, понятно, такую динамику обеспечивает, в первую очередь, рост цен, который по продуктовой корзине опережает инфляцию. Скажем, в прошлом году при инфляции ниже 5% многие продуты питания подорожали на 8-15%.

Снижение потребления касается не только продуктов питания, но и товаров массового спроса — одежды, обуви, бытовой техники и др. Правда, там цифры сложнее отследить, так как большая доля товара продается через стихийную розницу, интернет-магазины и по другим направлениям.

Но «минус» в торговле фиксируют отдельные компании. Скажем, в «Эльдорадо» сообщали, что, по итогам третьего квартала прошлого года продажи упали на 1,5%.

А по данным опроса компании GFK, всего по рынку бытовой техники за третий квартал 2019 года был зафиксирован минус 0,6%.

Ловушка для промышленности

Сужение рынка сбыта уже сказалось на показателях промышленности. Так, по данным Госстата, производство продуктов питания упало в 2018 году на 1,5%. А за 11 месяцев 2019 года — еще на 1,1%. При этом некоторые категории обвалились более существенно, скажем, производство сыра — больше чем на 11%, сливочного масла — на 16%, колбас — почти на 6% и т. д. Правда, в падении пищепрома — целый ворох проблем. В том числе и вытеснение отечественной продукции импортом вследствие резкого укрепления гривны. На его долю приходится по отдельным категориям уже до 50% ассортимента.

«Если раньше импортные продукты позиционировались как элитные, потом начали осваивать среднюю ценовую категорию, то сейчас занимают все большую долю даже в социальных категориях продуктов», — говорит Кущ.

Но и тот факт, что население потребляет все меньше, тоже сказывается на объемах производства. Тем более, что отечественная переработка всегда была ориентирована в первую очередь на внутренний рынок. И разогнать экспорт до такого уровня, чтобы он перекрыл падающие продажи внутри страны, предприятия вряд ли смогут.

Глава набсовета компании «Молочный альянс (ТМ «Яготинське) Сергей Вовченко говорит, что на объемах производства молочки сказывается масса факторов. «По сырам и маслу, к примеру, идет сокращение из-за обвала мировых цен. Если в 2018 году экспортировали масло по 4,5-4,8 тысячи долларов за тонну, то в этом году со второго квартала цена — фактически на уровне себестоимости. Но и невысокое потребление сказывается. Правда, тут главная причина не столько миграция, сколько низкая платежеспособность. Объемы потребления молочных продуктов у нас вдвое ниже, чем в Европе», — говорит эксперт.

У них в компании в прошлом году продажи цельномолочной продукции выросли (на 6% в первом полугодии и на 4% во втором).

«Миграция — это палка о двух концах, — сказал «Стране» руководитель одного из предприятий пищепрома. — С одной стороны, она обеспечивает большой поток денег в страну. С другой — уменьшает число потребителей. Да, доходы населения растут, но физически один человек не может съесть больше определенного объема продуктов, сколько бы у него ни было денег. Поэтому, условно говоря, если ранее в городе жило 10 тысяч человек со средним ежемесячным доходом в 5 тысяч гривен, а теперь живет 7 тысяч человек с доходом в 9 тысяч гривен, то это означает, что совокупный доход увеличился с 50 миллионов до 63 миллионов гривен. Но это не означает, что в этом городе больше стали покупать хлеба. Хлеба там покупают значительно меньше — потому что людей меньше стало. И так по большинству продуктов. А больше покупают одежды, гаджетов, которые в основном импортные. Благо курс доллара упал. А потребление продуктов внутреннего производства падает».

По словам Алексея Куща, на фоне сокращения внутреннего рынка сбыта наша экономика теряет и свое другое преимущество — сравнительно дешевую работную силу. И тут также стоит искать причины в трудовой миграции. Ведь из страны выезжают наиболее квалифицированные и активные специалисты. А тем, что остаются, работодатели вынуждены постоянно повышать зарплаты, даже если их квалификация не отвечает запрашиваемым деньгам.

И такой подход еще больше снижает конкурентоспособность наших предприятий. «Поэтому без возвращения украинцев на родину рассчитывать на 40% роста ВВП или даже 30% нам не стоит», — добавил Дорошенко. Предложенные же государством способы вернуть гастарбайтеров эксперты оценивают скептически. В частности, льготные кредиты в рамках программы «Возвращайся и оставайся», на которые парламент недавно выделил 2 миллиарда гривен, по мнению Куща, вряд ли дадут ощутимый эффект.

Ведь трудовые мигранты, нацеленные на свой бизнес, могут взять более дешевые деньги в Европе, а остальных интересуют вовсе не кредиты, а, в первую очередь, — зарплата, как в Европе. Которую они пока на Украине получить не могут.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.