Шесть лет назад на Украине началось политическое землетрясение. Снайперы, одетые в черное и с желтыми полосами на рукавах, убили более сотни демонстрантов, собравшихся на Площади независимости в Киеве.

До сих пор никого за это не осудили.

«Скоро пропадет последняя надежда на справедливость», — говорит Владимир Бондарчук, отец которого стал одной из жертв.

Он звонил и звонил, но никто не отвечал. В то утро, 20 февраля 2014 года, Владимир Бондарчук с отцом Сергеем договорились встретиться на Площади независимости — Майдане.

«Наконец на звонок ответил чужой человек. Это был полицейский, он сказал, что отец уже на носилках. Я не хотел, не мог в это поверить. Позже я увидел, что его застрелили в спину. Пуля вышла из живота».

Когда Dagens Nyheter встретилась с Владимиром, после убийства его отца, 52-летнего учителя физики Сергея Бондарчука из западноукраинского города Хмельницкий, прошло уже почти шесть лет.

Его отец приезжал в столицу на демонстрации еще в декабре 2013 года, когда полиция жестоко расправилась с протестующими на Майдане студентами. Он вернулся 18 февраля, когда узнал, что застрелили его друга.

Сын Владимир, который жил в Киеве, договорился с отцом встретиться утром 20 февраля.

Именно тогда на Майдане произошел массовый расстрел людей, положивший начало войне, до сих пор идущей на востоке Украины.

«Я чувствовал ужасную боль и злость. Я не понимал, как в нашем городе могут убить столько людей», — говорит Владимир, внешне ничем не выдавая своих эмоций.

На записи с Майдана, которую он нам показывает на своем мобильном телефоне, видно, как шаг за шагом разворачивается бойня. Снайперы в черной одежде и с желтыми полосами на рукавах расстреливают демонстрантов. Часы показывают 09:28: именно в это время убили и его отца.

Смотреть это видео почти невыносимо. Элитные солдаты из винтовок с оптическим прицелом целенаправленно стреляют по демонстрантам, которые ничем не защищены, кроме велосипедных шлемов и щитов из дерева и жести. На записи этого не видно, но потом мы узнаем, что большинство людей были застрелены в голову или в горло.

Я приехал в Киев несколькими днями ранее, чтобы освещать опасное развитие этого конфликта между правительством и все более многочисленной оппозицией, заполонившей центр Киева.

И я своими глазами видел заключительный этап драмы, которая всего через неделю перерастет в прямые военные действия со стороны России: в последние дни февраля российские военные оккупировали украинский полуостров Крым, а вскоре после этого российский спецназ вошел в Донбасс на востоке Украины. Война, которая там идет и по сей день, уже унесла почти 14 тысяч жизней.

В тот момент ситуация на Майдане зашла в тупик. Десятки тысяч демонстрантов разбили лагерь на центральной площади Киева. Они протестовали против действий Виктора Януковича, который осенью отступился от обещания развернуть Украину в сторону Запада и заключить договор о тесном сотрудничестве с ЕС. Вместо этого Янукович начал послушно исполнять приказ Москвы, которая пожелала, чтобы Украина присоединилась к возглавляемому Россией «евразийскому союзу».

С другой стороны высоких баррикад стояли ряды одетых в черное омоновцев из специального подразделения «Беркут».

В последние дни насилия становилось все больше. В столкновениях погибли десятки демонстрантов и несколько полицейских.

20 февраля кризис достиг кульминации. Этот день стал самым кровавым за все время восстания против режима.

Когда я в то утро вышел на улицу, еще из отеля услышав выстрелы и взрывы, миновал баррикады и подошел к палаткам напротив киевской Центральной почты, я увидел результаты случившегося.

На земле лежали восемь тел, накрытые украинскими флагами. Лица этих мужчин были совершенно спокойны, хотя их жизнь и закончилась так ужасно. У некоторых были пулевые раны на лбу и горле. Посланные властями снайперы знали, что делали.

На следующий день президент Янукович бежал, ему помогала российская служба безопасности.

Уже много лет идущий процесс в первую очередь касается судеб 47 убитых и 80 раненых, пострадавших 20 февраля 2014 года. До этого еще более 50 человек лишились жизни в ходе столкновений.

На Майдане мы встретились с Юрием Аксениным, сыном еще одного застреленного — инженера из Черновцов Василия Аксенина.

На площади уже несколько лет стоит мемориал в память об убитых в феврале 2014 года. Их называют «небесной сотней». Около каждого портрета — свежие цветы.

29-летний член патриотической организации Юрий Аксенов носит прическу с выстриженными висками в казацком стиле. В составе группы добровольцев он воевал с пророссийскими сепаратистами в Донбассе.

«Мне сказали, что его подстрелили, но поначалу я не знал, жив ли он».

Его отца отправили в Польшу на лечение, но менее чем через месяц он скончался.

У Юрия тоже есть видеозапись, на которой видно, как пуля попадает отцу в верхнюю часть тела. На часах 09:17, 20 февраля.

«Когда он умер, мне очень хотелось отомстить, но потом это перешло в желание добиться справедливости. С годами я понял, что мой отец и все остальные на Майдане боролись за правовое государство. Сегодня Украина им не является. Потому что иначе нам не пришлось бы силой добиваться справедливости, которой сейчас нас лишил президент».

Прокуратура квалифицировала преступление как предумышленное убийство и терроризм. В чьих руках было оружие, в целом известно. В первую очередь это бойцы «Беркута», а также члены спецподразделений вроде «Альфы и омеги». Большая часть информации хорошо задокументирована.

Спорят скорее по другому вопросу: кто все это организовал? Сам Янукович?

И самый болезненный момент: почему никто из виновных не осужден?

Бывший президент Янукович отрицает, что отдавал приказ стрелять на поражение.

Адвокаты жертв утверждают, что именно официальные власти разместили снайперов вокруг Майдана, например, в здании консерватории. Выстрелами оттуда в восемь часов утра убили двоих полицейских. А примерно в девять начался массовый расстрел демонстрантов.

Сторона обвинения заявила о серьезных подозрениях, что приказ о расстреле отдало высшее руководство. Например, есть запись телефонного разговора, из которого ясно, что президент знает о расстреле демонстрантов службами безопасности.

Янукович мог бы тут же остановить убийства, но вмешиваться не стал.

Адвокат Виталий Титич, представляющий интересы близких троих убитых и раненых 20 февраля, уверен, что знает ответ.

«Я могу доказать, что это Россия через президента Януковича и высшую государственную власть организовала этот теракт», — говорит он.

Однако доказать это в суде будет очень трудно, признает он, ведь обвиняемые на заседаниях не появляются. Пятерых последних бойцов «Беркута» отпустили незадолго до нового года, после того как украинский и российский президенты обменялись пленными.

«Правовой процесс на практике был прерван или оказался парализован», — сказал Виталий Титич, когда мы встретились с ним перед районным судом.

Судебное заседание было коротким. Главным образом его провели для того, чтобы констатировать, что подозреваемые уже не находятся на территории Украины.

Все было решено на высочайшем политическом уровне: вопросом занимался новый президент страны Зеленский. В результате те, кто мог рассказать о том, кто отдал приказ о бойне, сейчас находятся под защитой Путина вместе с сотней прочих обвиняемых в убийстве.

Решение вызывало масштабные протесты в Киеве. Многие считают его предательством со стороны Зеленского.

Про мотивы Москвы адвокат говорит то, что я уже слышал от многих в Киеве: кровавопролитие на Майдане устроили, чтобы оправдать заранее спланированную интервенцию в Крым и на восток Украины.

«Одно из доказательств заключается в том, что медали с надписью „За возвращение Крыма", которые раздавало российское министерство обороны, были созданы еще 18 февраля», — заявляет Титич.

Судебный процесс приостановили до марта, а за это время украинский парламент Верховная Рада должен внести изменения в конституцию, чтобы обвиняемых можно было осудить в их отсутствие.

«Преступление было совершено шесть лет назад, и судебный процесс сейчас находится на финальной стадии. Все доказательства представлены. Их нужно обнародовать, и именно поэтому Россия попросила включить подозреваемых в обмен пленными», — сказал Титич.

Он считает, что Москва не хотела, чтобы факты о расстреле на Майдане стали известны общественности.

«Зеленский помог Путину навеки скрыть правду о том, что сделала Россия. В его руках сосредоточена вся власть, так что сделать с этим ничего нельзя. А добиться правды важно не только для тех, кто пострадал, но и для Украины как государства. Но наша страна слабая, ресурсов у нее мало, а помощи от США и ЕС нет», — сказал Титич.

Для Владимира Бондарчука этот вопрос скорее личный, чем политический.

«То, что этих пятерых отпустили, причинило мне такую же боль, как когда убили отца. Я ведь надеялся, что в этом году их осудят. Сейчас же остается только надеяться на приговор в отсутствие, хотя доказательств уже нет», — безнадежно говорит он.

Он считает обмен пленными политическим решением, в результате которого руководство государства переступило через формально независимые суды, что в данном случае было на руку России.

«Важнее всего, чтобы преступление тщательно расследовали и чтобы судебный процесс был доведен до конца. В противном случае мы обратимся в Европейский суд в Страсбурге».

Евромайдан

Политические протесты на Площади независимости в Киеве начались 21 ноября 2013 года. Движение назвали Евромайданом, потому демонстранты требовали, чтобы Украина заключила договор с ЕС и не возвращалась в сферу влияния России.

Демонстрантов жестоко избивали омоновцы, но это приводило лишь к тому, что к протестному движению присоединялось все больше людей.

В январе и феврале 2014 года протесты переросли в восстание против действующего режима во главе с президентом Виктором Януковичем. После жестоких столкновений, в которых погибли около ста человек, Янукович 21 февраля бежал в Россию, после чего его официально сместил украинский парламент Верховная рада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.