Посвященная легендарному телевизионному целителю книга Габриэля Михалика (Gabriel Michalik) «Кашпировский: мечта о всемогуществе» напомнила мне о том, как я удивился, узнав об отношении к нему россиян. По меньшей мере одного: сатирика и фантаста Кира Булычева, который пару десятков лет назад посвятил этому человеку рассказ «Плоды внушения».

Большинство поляков из моего окружения относились к телевыступлениям Кашпировского иронично. Мы считали его не антихристом или чудотворцем, а просто шоуменом. Разумеется, я осознаю, что существует определенная группа телезрителей, которые склонны верить, что Збигнев Новак (Zbigniew Nowak) — это человек, «чьи руки лечат», а ясновидящий Яцковский (Krzysztof Jackowski) помогает полиции в расследованиях. Те же самые люди обычно любят музыку Зенека Мартинюка (Zenon Martyniuk) и верят в способности «детектива» Рутковского (Krzysztof Rutkowski).

Поэтому я добавил уточнение о людях «из моего окружения». Представители моего окружения или любят творчество Кира Булычева, или не знают его (срочно с ним познакомьтесь, я завидую возможности испытать радость от чтения его книг в первый раз). Так вот, Булычев, как и многие другие представители российских интеллектуальных кругов, относился к Кашпировскому невероятно серьезно. Враждебно, но серьезно.

Кто боится Кашпировского

30 лет назад многие российские ученые поверили в Кашпировского. Профессора выдумывали псевдонаучные теории о «запускающихся процессах самоисцеления», объясняя то, что было на самом деле лишь ярмарочным шарлатанством, как все подобные выступления «народных целителей».

В итоге в Советском Союзе Кашпировского либо боялись (как Булычев), либо восхваляли (как его титулованные поклонники), но никто над ним не смеялся, что в Польше, напротив, было обычной реакцией. В первых польских президентских выборах принимал участие гротескный кандидат: канадец польского происхождения Стэн Тыминьский (Stanisław Tymiński), который рассказывал, что благодаря техникам перуанских шаманов получил доступ к четвертому измерению, где приобрел паранормальные способности. Его прозвали у нас «Кашпировским от политики», что отнюдь не было комплиментом.

Здесь мы сталкиваемся с принципиальным отличием между российскими и польскими интеллектуалами. На него обратил внимание уже Станислав Лем, вернувшись более полувека назад из поездки в СССР. Писатель рассказывал знакомым, что россияне хотели обсудить с ним разные паранормальные явления от телепатии до биоэнерготерапии, телекинеза, энергии пирамид и НЛО. Они очень огорчились, когда он сказал, что все это, по его мнению, ерунда.

При этом Лем встречался не абы с кем, а со сливками научного и культурного сообщества, но те всерьез верили в подобные вещи. Можно понять, почему они не смеялись над шоуменом, который пристально смотрел в камеру и вел отсчет: «Один, два, три». Они действительно боялись, что этот человек пробуждает какие-то негативные энергии (или надеялись, на пробуждение позитивных).

Пророк родом из ада

Булычев в своем рассказе изображает Кашпировского виновником распада СССР. И здесь мы снова видим отличие. В Польше каждого, кто внес вклад в разрушение империи зла, считают положительным героем, но у Булычева все иначе. В его написанных после 1990-го года произведениях крах Советского Союза предстает ужасной трагедией и победой темных сил родом из ада (Кашпировский) или из космоса («Они уже здесь»).

Согласно трактовке Булычева, Кашпировский загипнотизировал нас, чтобы мы лишились способности рационально мыслить в категориях общественного блага и превратились в неразумных эгоцентриков, которыми движет лишь алчность. В написанном еще в советские годы известном рассказе «Поступили в продажу золотые рыбки» писатель рисует идеализированный образ советского человека. События, как и во многих других его произведениях, разворачиваются в вымышленном городе Великий Гусляр, затерянном где-то в бескрайних российских просторах. Однажды туда завезли золотых рыбок.

20 рук пожарного

Их было не так много, всего 20. Как и полагается, рыбки говорили человеческим голосом и исполняли желания. Первый эффект оказался вполне предсказуемым: из кранов в Великом Гусляре потекла водка, а потом последовали другие катаклизмы, которые жители старались исправить при помощи своих желаний. В начале рассказа читатели познакомились с пожарным Эриком: однажды он проявил мужество на пожаре и спас старушку, но потерял в итоге руку.

В финале Эрик появляется, размахивая 20-ю руками: оказалось, что все, кто купил золотую рыбку, первым делом пожелали, чтобы у него отросла новая рука. Булычев изображает СССР миром, в котором люди жили скромно или даже бедно и боролись с бессмысленной бюрократией, но обладали одним богатством: они были добры друг к другу, не думая о вознаграждении за свою доброту. Этого богатства они лишились под влиянием сеансов гипноза Кашпировского.

Вопрос личной свободы для героев Булычева и для него самого, как кажется, особого значения не имеет. Великий Гусляр, символизирующий Россию, просто плавно переходит от «рабства в рамках братства» к «рабству в рамках эгоизма». Я лично не думаю, что в этом виноват Кашпировский, но, должен признать, что-то в этой аллегории есть…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.