Впервые сестры милосердия появились во время Крымской войны (1853 — 1856), также известной в истории как Восточная война — крестовый поход против России. Затем феномен военного милосердия развивался во всех последующих войнах: в русско-турецкой, русско-японской, Первой мировой, Второй мировой войне, в войнах во второй половине XX века и в первых двух десятилетиях XXI века.

Сестры милосердия облегчают страдания раненых и утешают умирающих, и для тех, кто оторван от дома, для тех, кто гибнет на фронте, они часто оказываются последними, кто напоминает им о близких, которых они больше никогда не увидят.

Есть человеческие качества, которые во все времена вызывают восхищение, благодарность и признательность — милосердие, доброта, сострадание, сочувствие. Наиболее точно, правдиво, полно, достоверно и особенно ярко человек раскрывает свою сущность в сложных жизненных условиях и ситуациях: во время войн, стихийных бедствий, болезней и эпидемий, социальных и политических катаклизмов. В истории есть много примеров самоотверженной и беззаветной помощи людей своим собратьям, в том числе и оказание помощи совсем незнакомым людям. Именно в таких пограничных условиях человек показывает свою истинную сущность и свою истинную природу.

Крымская война (1853 — 1856) создала своих героев, в том числе и среди сестер милосердия, рядовых солдат и матросов, среди простых людей.

Исходя из нашего жизненного опыта, мы хотели бы отметить, что одним из первых символов альтруизма, гуманности и жертвенности, с которым каждый гость города-героя Севастополя знакомится во время своего первого визита, являются подвиги сестры милосердия Даши Севастопольской и матроса Петра Марковича Кошки.

В истории обороны Севастополя имя Даши Севастопольской (Дарьи Лаврентьевны Михайловой), легенды Крымской войны, стоит рядом с именами известных адмиралов В. Корнилова, П.Нахимова, В. Истомина, великого хирурга Н. Пирогова и героя-матроса П. Кошки.

Для поколений история сохранила то великое человеколюбие, с которым первая сестра милосердия Даша Севастопольская утешала раненных и умирающих защитников города-героя Севастополя:

— Потерпи, любезный! Все будет хорошо, миленький!

Эти памятные слова входят в лексикон всех сестер милосердия с тех времен и до наших дней.

Сестрами милосердия тех давних времен становились девушки и вдовы благородного происхождения, аристократки как по крови, так и по образованию, воспитанию, по духу и человечности.

Среди этих благородных дам, которые, по словам Николая Ивановича Пирогова, «безропотно переносили все трудности и опасности, бескорыстно жертвовали собой с геройством, которое сделало бы честь любому солдату», выделяется имя баронессы Юлии Петровны Вревской (25.01.1838-24.01.1878), сестры милосердия, добровольца, состоявшей на медицинской службе в русской армии во время Русско-турецкой освободительной войны 1877-1878 года. Из действующей армии баронесса Вревская была переведена в 48-й военный госпиталь в городе Бяла, где она и ее подруга Мария Неелова спасли жизни сотням раненых солдат. Всего пять сестер милосердия заботились о 400 раненых солдатах в Бяла.

Баронесса Юлия Петровна Вревская (25.01.1838 — 24.01.1878)

Тема участия баронессы Юлии Вревской в русско-турецкой войне 1877-78 годов была объектом внимания авторов в Болгарии и в России. Наш интерес к этой теме уходит в прошлое. В период 1967 — 87 г. были установлены различные экономические и культурные связи и контакты между Пазарджикским районом и Севастопольским краем. В конце этого периода был подготовлен к публикации исторический сборник на болгарском и русском языках. Также в нем освещалась тема Юлии Вревской. К сожалению, по ряду причин сборник не был опубликован, но рукописи и копии документов хранятся в Государственном архиве в г. Пазарджик.

Эта статья представляет собой попытку взглянуть на природу войны 1877 — 78 г. через жизнь и жертву Юлии Вревской — образованной и интеллигентной женщины из высшего общества, одной из многочисленных участников тыла русской армии, способствовавшей успешной победе в войне, позднее названной освободительной. Ответы на вопрос, почему они участвовали в сражениях — и тогда, и сейчас, по разным причинам, ответы были неоднозначными, иногда даже несовместимыми с историческими фактами.

Уже в ходе этой войны у Ф.М.Достоевского, одного из русских авторитетов, страстно и усердно влиявшего на общественное мнение с целью объявить войну Турции, дабы освободить балканских славян, случилось печальное прозрение.

В «Дневнике писателя» он пишет, что сразу после освобождения Россия встретит неблагодарность и клевету. «Они не будут слишком долго верить в самоотверженность России. Они будут искать Англию и Германию, чтобы защитить себя от России. Они будут считать сначала политической, а позднее научной истиной то, что если бы не было освобождения с помощью России за эти 100 лет, они бы давно освободились от турок, благодаря своей собственной доблести или с помощью Европы. Более того, они будут говорить с большим уважением к туркам, чем к России. Они будут оплакивать европейские страны, клеветать на Россию, хулить ее и клеветать на нее. Естественно, в момент какой-то серьезной опасности они обязательно обратятся за помощью к России».

Конечно, рассуждая эту тему, Достоевский не утверждал, что это будет дело и позиция всех народов в целом.

Часть ответов на вопрос о цели и характере войны можно найти в жизнеописании Юлии Вревской. Моральный и человеческий подвиг этой женщины трудно оспорить.

Однако его объяснения могут быть разными, со своими нюансами и полутонами.

Вот мнение спустя 50 лет после войны: «Заботясь о других, она заболевает сыпным тифом, после 15 дней тяжелых страданий она падает без сознания и оставленная всеми без какой-либо заботы вдали от своих близких и Родины умирает».

Другое мнение, спустя еще 50 лет: «Ее личность окутана тайной. Ни один из ее биографов не разгадал ее душу — кого она любила, что она ненавидела. Мы можем только предположить, что ее приезд в Болгарию является не только внутренним импульсом к самопожертвованию, но и бегством чувствительной, мечтательной и умной Вревской от пустой светской жизни. Медленное самоубийство, на которое ее обрекает работа сестры милосердия, дает понять, что ни при каких обстоятельствах она не хотела бы вернуться к своему прежнему образу жизни. Но это недостаточное условие для ее героизма в войне, в которой кровопролитие лишало рассудка многих мужчин. Как сильна должна быть любовь к ближнему, чтобы победить эго».

Вот рассуждение русского автора: «Ю.П.Вревская самоотверженно ухаживала за больными и ранеными, в том числе и в бараках для заразных больных; эпидемии тифа, дизентерии, малярии убивали не меньше солдат, чем оружие противника,… Как и многие другие сестры, Ю. Вревская заразилась сыпным тифон, боролась с ним больше двух недель, но не смогла его победить. Ю.Вревская умерла в возрасте 37 лет».

Участие женщин в боевых действиях, будь то в тылу, в качестве медсестры, было неприемлемым и непонятным во второй половине 19 века, хотя такие прецеденты были в Крымской войне 1853 — 56 г. Даже сегодня участие в войне и смерть такого человека, как Юлия Вревская, сбивает с толку.

В русско-турецкой войне 1877 — 78 г.участие сестер милосердия становится более распространенным и заранее подготовленным.

Общество Красного Креста, Георгиевское и Покровское сестричество милосердия организуют подготовительные курсы. На фронт было отправлено 2300 сестер, заявок на участие было более 3тысяч.

Этот факт сам по себе показателен и косвенно связан с оценками цели и характера войны 1877 — 78 г. Известно, что жертвами среди медиков в этой войне стали более 500 человек. На Докторском памятнике в Софии написано 530 имен.

Юлия Вревска
Юлия Петровна Варпаховская родилась 29 декабря 1841 года в г. Старица Тверской губернии. Ее отец, генерал Петр Евдокимович Варпаховский, переезжал из гарнизона в гарнизон. Несмотря на это обстоятельство Юлия Петровна получила хорошее образование. Она воспитывалась как аристократка, училась в императорском женском лицее. Когда семья переехала в Ставрополь, ей было 10 лет. Город был основан как крепость в 1777г.

Само его название означает «город Креста». Он расположен у подножия Северного Кавказа. Кавказ является одним из самых сложных регионов в мире по своему национальному составу — здесь проживает более 50 народов и этносов. (До распада СССР они жили в 4 союзных, 11 автономных республиках и областях. Их можно разделить на 4 языковые семьи: северокавказская, картвельская, индоевропейская, алтайская. Первая включает в себя: адыгов, кабардинцев, черкесов, абхазов, абадинов, чеченцев, ингушей, баччан, цистанов).

Тут же есть и следы болгар.

После переселения из государства Кубрат часть болгар заселила район современного Кисловодска, а затем смешалась с аланами и кумнами. Где-то в 14 веке сформировались народы карачаевцев и балкарцев).

Большая часть горного населения Северного Кавказа — мусульмане. На протяжении всего 19-го века Кавказ снова стал основным плацдармом для военных действий России и Турции. Россия продолжает вытеснять Турцию.

Практикой турецких султанов в этом районе стало подстрекательство и использование местного населения для давления на Россию. Со своей стороны, для многих горных жителей добыча является основным источником средств к существованию.

Они брали деньги, товары, имущество, пленников, и продавали их в Турции. У местных князей и мулл были свои экономические интересы вступать в союз с турками. Мощным фактором была общая религия.

По этим основным причинам столкновения и сражения русских войск с турецкими войсками и с горцами были обычным делом.

За годы до 1850 года в этом регионе также действовали герои войны 1812 года: генерал Ермолов, генерал Веламинов, генерал Раевский.

Здесь служил и умер на дуэли Михаил Лермонтов. После ареста сюда отправили служить некоторых декабристов. Упомянутые офицеры были интеллигенты и обо всем рассуждали весьма раскрепощено. Они избегали излишней конфронтации, расширяли экономические связи, привлекали на службу местных, в том числе и в качестве офицеров.

Однако напряженность возрастала, и после 1850 года набеги участились. В этот период началась массовая миграция черкесов и чеченцев в Турцию, некоторые из них добирались и до болгарских земель. Одним из офицеров, сражающихся в этом районе, был генерал барон Ипполит Александрович Вревский. Он приехал в Ставрополь и в 1838 году окончил Военную академию и был зачислен в генеральный штаб. Владел иностранными языками и считался одним из самых умных людей своего времени. В Ставрополе он познакомился с Юлией Петровной, и в 1857 году они поженились. Год спустя, в конце августа (по старому стилю), генерал Вревский был тяжело ранен при штурме аула Китури и спустя некоторое время умер — как некоторые утверждают, прямо на руках у своей жены.

Все эти напряженные драматические события, военное положение вокруг Ставрополя, рассказы о прошлых и настоящих сражениях, набеги горцев, жертвы, смерть супруга — все это, безусловно, наложило неизгладимый отпечаток в памяти и душе Юлии Вревской, и может частично объяснить ее характер и ее дальнейшие действия.

Юлия Вревская покидает Ставрополь с матерью и младшей сестрой и уезжает в Петербург. Там она берет опеку над детьми своего мужа от первого брака. Они поступают в хорошие школы и получают наследство от своего отца.

Интересная деталь: они получили в наследство имение Баталпаша в Ставропольском крае. В 1790 году около 30 тысяч турецких войск под командованием Баталь-паши были разбиты на правом берегу реки Кубань. Баталь-паша был взят в плен. Эта битва дала название этим землям. В 1803 году здесь была основана казацкая Баталпашинская станица (современный Черкесск).

Юлия Вревская была принята при императорском дворе и получила место фрейлины императрицы. Она сопровождала ее в поездках в Италию, Египет, Палестину. Молодая женщина становится частью высшего общества. Она производила впечатление своим интеллектом, воспитанием, грацией и красотой.

В 1873 году она знакомится с И.С.Тургеневым, и они становятся близкими друзьями. В круг ее друзей входили и другие известные личности — писатель Д.В.Григорович, художники В.Верещагин и И.К.Айвазовский и др.

Писатель граф В.А.Сологуб отмечал в ней одно из редких и ценных человеческих качеств: она никогда не говорила плохо о других!

Она всегда старалась увидеть в каждом человеке только хорошее и красивое. Наряду с другими качествами ее характера, эта ее существенная черта продолжает объяснять причины ее жертвенности.

После Апрельского восстания 1876 года значимые и ценные российские деятели выступили в защиту болгар. Общественное мнение меняется и начинает оказывать давление на правительство, чтобы защитить болгар и объявить войну Турции. И. Аксаков в письме к М. Черняеву отмечает, что он получил сотни писем в поддержку болгар.

В конце лета 1876 года по всей обширной Ставропольской губернии собирали деньги, продукты питания, пожертвования в помощь балканским славянам. Из терских и кубанских казаков сформировался добровольческий отряд — 91 человек, из них 29 георгиевских кавалеров.

Болгар, оторванных турками от родной земли, вывезли и разместили в домах. Они прибывали из Сухуми через Тифлис (Тбилиси).

24 апреля была объявлена война. Люди из крупных городов России сочувствовали болгарам.

В записке агента из третьего отдела императорской канцелярии «о настроениях населения в Москве» отмечалось: «Объявленный Военный Манифест был встречен с большим энтузиазмом. Люди толпились в церквях, слушая Манифест с видимой симпатией. Огромные толпы людей наводнили Кремль. Пространство вокруг Успенского собора было переполнено… По настроению жителей Москвы можно сказать, что объявленная война с Турцией идет по общему желанию и одобрена всеми слоями населения».

Весной 1877 года Юлия Вревская окончила курс сестер милосердия, организованные Красным Крестом. Она продает свои земли и на собственные средства подготавливает отряд из 22 сестер. Об этом говорится в письме И. Тургенева 12 (25) мая 1877 г.: «… Мое искреннее сочувствие будет сопровождать вас в вашем трудном путешествии. Я всей своей душой желаю вам, чтобы геройство, которое вы на себя взяли, оказалось вам по силам, и ваше здоровье не было бы подорвано…. Я даже не представляю, как это так- 22 женщины?»

К.П. Обадовский, встречавшийся с Вревской летом 1877 г., вспоминает: «Тургенев приехал с дамой в одежде сестры милосердия. Черты ее лица, необычайно красивого, чисто русского, как-то гармонировали с ее одеждой. Это была баронесса Вревская. Тогда началась война за освобождение Болгарии, и баронесса спешила в театр военных действий, чтобы работать там как милосердная сестра. Самоотречение, с которым она заботилась о раненых и больных, ее ужасная смерть от тифа среди пустынной степи, где она была без какой-либо помощи, слишком хорошо известны, чтобы я о них писал. Эти поступки причисляют ее к группе русских женщин-героинь, которые отдали свои жизни ради блага своего близкого… Вечером перед отъездом, когда я ее увидел, она выглядела очень взволнованной и, конечно, не знала, что, собираясь в Болгарию, она не вернется на родину».

Сначала Юлия Вревская работала в тыловой больнице между Унгенами и Кишиневом, затем в больнице в городе Яш. Работа была тяжелой, долгой и выматывающей.

Постепенно театр военных действий расширялся, а число раненых увеличивалось. Начались эпидемии.

Юлия Вревская имела право и возможность уйти в отпуск на 2 месяца, но она отказалась. По собственному желанию она присоединяется к отряду передовых медиков, переправляется через Дунай и ступает на болгарскую землю.

В одном из своих писем И.Тургеневу от 27 ноября она кратко описывает свой переход: «ночевала в болгарском селе. Для меня нашлась комната для ночлега.

Сестры милосердия стоят на крыльце дома с местными жителями
Два солдата отвели меня на болгарские посиделки, где девушки и юноши чистили кукурузу. Многие из них были очень красивыми. Они тепло меня встретили, накормили меня фасолью, перцем, кукурузой и вином, предоставили мне половину спальной комнаты, на другой половине разместилась хозяйка с детьми».

Сестра милосердия Вревская начала работать в больнице № 48 возле города Бяла.

Она описывает красоту природы этого места. Так она описывала дом Ивана Хаджиева, в котором жила: «Пол земляной, потолок прямо над моей головой, мне прислуживает болгарский мальчик — чистит мои ботинки, носит воду. Свою комнату я убираю сама. Я далеко от удобств. Ем консервы, пью чай, сплю на носилках, на сене! Каждое утро прохожу 3 мили до 48-ой больницы, где лежат раненые… Мы, пять сестер, заботимся о 400 раненых, каждый из них в очень тяжелом состоянии. Здесь чувствуется живой поток жизни и опасности».

В своем письме Ю.Вревская упоминает, что собирается работать на передовой линии. Вскоре после этого ее отправляют на линию фронта.

Перевязочный пункт находился в селе Обретеник. Шла жестокая борьба. Постоянно привозили раненых солдат и офицеров. Сестрам приходилось выполнять работу докторов.

В письме к своей сестре от 21 декабря Вревская рассказывает о своей повседневной жизни, о перевозке пациентов, каждый день поступало от 30 до 100 новых. Некоторые из них были исполощены ранами, без сапог, замерзшие. Она кормила их, приносила им воду: «Грустно наблюдать, — пишет она, — эти несчастные настоящие герои, без ропота переносящие столько лишений, при этом живут в землянках, в холоде, с мышами, на одних сухарях. Да, и велик же Русский солдат!»

Не заболеть медику в таких условиях было бы чудом. Ю.Вревская заболевает малярией. Болезнь еще больше ее истощает. Через некоторое время она заболевает сыпным тифом.

Истощенный организм борется со смертельной болезнью в течение двух недель, но не может победить ее. Юлия Вревская умирает 24 января (5 февраля) 1878 — за день до того, как ей бы исполнилось 40 лет.

Сестры милосердия Мария Неелова и баронесса Юлия Вревская навсегда остаются в Болгарии

Юлия Вревская похоронена в форме сестры милосердия возле церкви в городе Бяла. Ее могила была вырыта солдатами, о которых она заботилась. Позже был установлен белокаменный памятник.

Газета «Новое время» сообщает о смерти Вревской 28 января 1878 года, а в марте Яков Полонский опубликовал стихотворение «Под Красным Крестом (Посвящается памяти баронессы Ю.П.Вревской)». В письме от 17 апреля И.Тургенев напишет Полонскому: «Я сам каждый день с особым чувством муки и печали вспоминаю о бедной баронессе В(ревской), и твое стихотворение в Н(овом) В(ремени) наполняет мои глаза слезами».

Упав духом, Тургенев пишет прощальные строчки «Памяти Ю.П.Вревской».

Его горе велико. Он упрекает врачей, которые были с ней в ее последние дни:

«Она была в беспамятстве — и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались со своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; о ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда — а теперь, конечно, не узнает. Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу».

Вероятно, часть этих мыслей и слов И. Тургенева впоследствии заставила некоторых авторов расширить и усилить тему последних дней Юлии Вревской, а других связать это с ее решением пойти на войну. Понимая их поиски, объяснения, оценки, мы должны учитывать реалии войны и военного времени, которые всегда были беспощадны к людям и человеческой жизни, а также тургеневские страдания от неумолимой потери близкого человека.

Начальник полевого госпиталя в Бяле Н. Павлов позже сказал: «Покойная баронесса Вревская во время нашего краткого знакомства заслужила, как женщина, самые большие симпатии и как человек — глубокое уважение к неукоснительному выполнению ее задач. Она была с нами в Бяле в то время, когда вокруг города шла кровавая драма».

На самом деле, значение и величие решения Юлии Вревской участвовать в войне еще больше потому, что она приняла его сама, в одиночку.

Узнав о жертве Юлии Вревской, Виктор Гюго был очень впечатлен, и он пишет о ней: «русская роза!».

Жизненный путь и нравственный подвиг Юлии Вревской отражены в музеях — в болгарских городах Бяла, Русе, Плевен. В 1978 году в кинотеатрах Болгарии и СССР был выпущен двухсерийный фильм о Юлии Вревской — «Сестра милосердия». Писатели: Семен Лунгин, Стефан Цанев; режиссер Вадим Юсов. Роль Юлии Вревской исполняет актриса Людмила Савельева (Наташа из «Война и мир»).

Великий писатель и человеколюбец Л.Н.Толстой, размышляя о человеческой природе и человечности, пишет: «Есть два типа людей. Одни, их меньше, живет своими мыслями и чувствами других людей, а другие живут своими чувствами и мыслями других людей».

Юлия Вревская, Ангел Милосердия, определенно была из числа первых, тех, кто укрепляет веру в человека и человечность.

Жизнь и подвиг баронессы Юлии Петровны Вревской продолжаются и передаются как символ подражания и духовного пути следования из поколения в поколение.

Не в качестве заключения, а в качестве продолжения нашей статьи о военной благотворительной сестре Юлии Вревской мы приведем следующий интересный и достойный пример:

Несколько лет назад во время посещения города Бяла, во время поклонения у памятника Юлии Вревской, российский дипломат, почетный гражданин Варны, доктор философских наук Анатолий Викторович Щелкунов, автор романа «Дипломат России», принял судьбоносное решение.

Бяла сохраняет память о баронессе Юлии Вревской

Перед памятником баронессы Юлии Петровны Вревской, названной, по словам Виктора Гюго, «Памятником русской розы», писатель Анатолий Щелкунов пережил духовный катарсис, во время которого у него возникла мысль собрать материалы и написать книгу о дочери графа Николая Павловича Игнатьева — о сестре милосердия графине Екатерине Николаевне Игнатьевой (1 апреля 1869 г. — 16 ноября 1914 г.). Так родилась мечта Анатолия Викторовича положить эту книгу перед могилой Юлии Вревской как скромный, хотя и запоздалый «венок любви и признательности».

Бог помог русскому, который пишет книги о Болгарии, написать и эту книгу и осуществить свою мечту. В 2018 году Анатолий Викторович Щелкунов издал книгу «Ангел милосердия», напечатанную в московском издательстве «Спутник+». Предисловие к роману «Роман „Ангел милосердия" — голос сердца автора, российского дипломата Анатолия Щелкунова» написал профессор Илья Пеев, широко представивший в прессе презентацию книги в Болгарии 23 мая 2019 года в Генеральном консульстве Российской Федерации в Варне.

Таким образом, имена Юлии Вревской, Даши Севастопольской, Кати Игнатьевой вместе с именами тысяч сестер милосердия становятся символом альтруизма, человечности и гуманизма, сочувствия и сострадания к человеческим страданиям и боли, вселяющие веру и надежду на исцеление.

Жизнь и подвиг сестер милосердия еще с детства учит нас на протяжении всего жизненного пути верить, любить, искать и находить братьев и сестер по разуму сначала на Земле среди нас, а затем искать их в космосе!

В этом смысл жертвы сестер милосердия, и пусть их жизненный подвиг, их идеи и их дух коснутся сердец миллионов людей на Земле и умножат человечность, разум, любовь, альтруизм и доброту среди братьев и сестер!

Илия Пеев — профессор, капитан 1 ранга, доктор психологических наук, соавтор — капитан артиллерии Илия Стефанов, магистр истории

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.