Более трех тысяч человек умерло, более 90 тысяч заразилось, и эти цифры продолжают увеличиваться. Вызывающий пневмонию COVID-19 коронавирус появился в 70 с лишним странах, и каждый день этот список пополняется. Возникают все новые очаги, и в этих условиях все взоры прикованы к Всемирной организации здравоохранения.

На прошлой неделе ВОЗ отказалась назвать вспышку инфекции пандемией, так как обычно это слово подразумевает распространение по многим регионам заболевания, которое невозможно сдержать. Решение ВОЗ отчасти объясняется тем, что глобальное распространение вируса началось с тех стран, где отмечаются крупные вспышки заболевания, например, с Китая, Ирана, Италии и Южной Кореи. Но сегодня распространение болезни в Китае по всей видимости замедляется, и есть признаки того, что в случае принятия необходимых мер вирус еще можно сдержать.

Еще один довод в пользу того, чтобы не использовать слово «пандемия», состоит в том, что большая часть мира уже приведена в максимальную готовность. Страны ограничивают поездки, закрывают границы, прекращают занятия в школах и работу в административных зданиях, отменяют мероприятия, в том числе, научные конференции. Более того, прилагаются колоссальные усилия для выявления и мониторинга новых вспышек инфекции. Ученые и исследователи налаживают трансграничное сотрудничество с целью определения геномной последовательности вируса и обмена этой информацией. Идет разработка вакцины. А многие научные журналы открывают доступ ко всем исследовательским материалам и данным, имеющим отношение к данной проблеме.

Дэвид Хейманн (David Heymann) — инфекционист-эпидемиолог, работающий в Лондонской школе гигиены и тропической медицины. Он руководил кампанией ВОЗ по борьбе с острым респираторным синдромом (атипичная пневмония) в 2003 году. Хейманн сказал, что пока не рекомендует ВОЗ называть вспышку пандемией, потому что этот вирус распространяется не так, как пандемии 20 века, уносившие миллионы жизней. Надо также принимать во внимание экономические последствия. Хотя вирусную инфекцию пока не называют пандемией, облигации и акции резко упали в цене, а экономика некоторых стран встала на грань рецессии.

Но вирус распространяется с каждым днем, и медики наверняка будут обнаруживать все новые очаги инфекции типа тех, что были найдены недавно в США. Эпидемиолог-инфекционист из Школы общественного здравоохранения Гарвардского университета Марк Липсич (Marc Lipsitch) рассказал нашему изданию: «В рамках любого здравого определения пандемии уже есть свидетельства того, что она началась».

ВОЗ сталкивается с многочисленными трудностями, и отчасти это связано с тем, что трудно оценить последствия объявления пандемии в предыдущих случаях. Все дело в том, что таких случаев очень мало. ВОЗ не стала называть пандемией вспышку коронавируса SARS в 2002-2003 годах, которая унесла жизни 774 человек (общее количество инфицированных составило 8 098 человек, а болезнь распространилась в двух десятках стран). Не стала она объявлять пандемией и эпидемию Эболы в 2014-2016 годах, от которой пострадали три страны в Западной Африке, 28 616 человек заразились, а 11 310 умерли.

По словам Хейманна, если говорить об атипичной пневмонии SARS, то заражения чаще всего происходили в очагах, где работали медики и находились пациенты, а также в семьях работников сферы здравоохранения. Иногда болезнь распространялась и шире. Похожая закономерность была выявлена на раннем этапе эпидемии нового коронавируса в Китае, а сейчас то же самое происходит в других странах. «Тяжелый острый респираторный синдром не был пандемией, как испанка или холера, когда  болезнь распространялась намного шире», — говорит Хейманн.

ВОЗ все же объявила пандемией вспышку вируса свиного гриппа H1N1 в 2009-2010 годах, отчасти для того, чтобы добиться выделения средств на производство вакцины. Но в настоящее время нет вакцины от вируса, вызывающего COVID-19. ВОЗ также отказалась от определения пандемии, которым она пользовалась в то время. Тогда некоторые люди раскритиковали организацию за чрезмерную реакцию — по первоначальным оценкам, количество умерших в том случае составило около 18 600 человек. Но похоже, что эти данные были занижены. Оценки по летальным исходам за первый год были пересмотрены, и сейчас говорят, что количество умерших в тот период составляло от 150 000 до 575 000. В одной только Америке был 61 миллион инфекций.

В предыдущих случаях работа ВОЗ сводилась в основном к тому, что организация убеждала несговорчивые правительства признать серьезность вспышки этого инфекционного заболевания. К счастью, сейчас ситуация иная, и на COVID-19 государства реагируют по-другому.

Если проанализировать прежние эпидемии, становится ясно, что мы сейчас только в самом начале вспышки нового заболевания, которое может распространяться еще много месяцев. Все страны должны принять соответствующие меры сдерживания. И полностью отказываться от слова на букву «п» пока не стоит. Если распространение вируса ускорится, нам придется его использовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.