На прошлой неделе министр здравоохранения и социальных служб США Алекс Азар (Alex Azar) спровоцировал бурю негодования, заявив, что федеральное правительство не может гарантировать, что потенциальная вакцина против коронавируса COVID-19, который сейчас распространяется по всему миру, будет доступной для всех. Азар сказал конгрессменам, что правительство «не может контролировать» цены на вакцины, «потому что нам необходимы инвестиции частного сектора». Но расчеты Азара неверны: федеральное правительство может гарантировать, что вакцина против COVID-19 будет дешевой — или вообще бесплатной, — одновременно предложив частному сектору мощные стимулы для инвестиций в ее разработку.

Что для этого нужно? Нужно предложить крупное денежное вознаграждение любой компании, которая создаст эффективную вакцину от коронавируса. Это денежное вознаграждение можно будет получить только в том случае, если эта компания сделает вакцину доступной для пациентов по низкой цене или вообще бесплатно. Если все сделать правильно, такое вознаграждение убедит частные компании в том, что они получат финансовое поощрение за создание вакцины от коронавируса, и гарантирует, что все люди с любым уровнем доходов смогут позволить себе вакцинацию.

Выведение на рынок вакцины от COVID-19, вероятнее всего, потребует помощи какой-нибудь частной фармацевтической компании, обладающей достаточными ресурсами и опытом для проведения дорогостоящих клинических испытаний, а затем и для выпуска миллионов доз. Прошлый опыт показывает, что добиться от частных компаний интереса к разработке вакцин для борьбы с вирусными пандемиями крайне сложно. С точки зрения фармацевтических компаний, одной из основных проблем является то, что, если им удастся воздать вакцину, они столкнутся с мощным политическим давлением, и им придется продавать эти вакцины по низкой цене.

К счастью, в вопросе стимулов для новых разработок и доступности этих разработок для пациентов необязателен выбор или/или. Денежные вознаграждения могут снять барьер между новыми разработками и их доступностью. Если власти пообещают выплатить значительное денежное вознаграждение за эффективную вакцину от коронавируса, это укрепит уверенность компаний в том, что их исследования будут оплачены. А выдвигая условие о том, что победитель обязан сделать вакцину доступной для всех по минимальной цене, правительство гарантирует, что цена не станет препятствием для вакцинации.

У наград за достижение поставленных целей долгая и богатая история. Начиная с 1560-х годов разные европейские страны — сначала Испания, потом Нидерланды и Англия — стали предлагать награду любому изобретателю, который сможет создать точный инструмент для измерения долготы. (В конце концов эту награду получил английский часовщик Джон Харрисон в середине 18 века). В 1810 году Наполеон Бонапарт вручил награду в 12 тысяч франков французскому повару, который изобрел хитрый способ консервации продуктов.

В 2010 году конгресс США принял закон, устанавливающий рамки, в которых федеральные агентства могут проводить соревнования с вручением наград. С тех пор более 100 федеральных агентств провели почти 1000 соревнований за призы на общую сумму в 300 миллионов долларов.

Вероятно, самой успешной современной кампанией стало партнерство Фонда Билла и Мелинды Гейтс и нескольких национальных агентств по всему миру, направленное на создание и распространение вакцины против пневмококковой инфекции. Результатом этого альянса стала вакцинация более 183 миллионов детей в 59 странах мира, что, скорее всего, спасло сотни тысяч жизней.

Следующей естественной целью для соревнования за приз должна стать безопасная вакцина, эффективная в борьбе с распространением коронавируса COVID-19. Пока еще нужно определиться некоторыми деталями — что можно считать «безопасным», и какую вакцину можно назвать «эффективной», — но это такие детали, которые должен определить комитет по присуждению награды. Процесс присуждения награды за вакцину от коронавируса требует, чтобы было выдвинуто несколько проектных решений. К примеру, чтобы способствовать распространению вакцины, мы предлагаем привязать выплату вознаграждения к числу вакцинированных пациентов — именно такой подход дал положительные результаты в случае с вакциной от пневмококковой инфекции. Кроме того, правительство может предложить дополнительные выплаты за создание усовершенствованных вакцин с более высокой эффективностью и меньшим количеством побочных эффектов.

Самым сложным вопросом здесь может стать вопрос о том, сколько денег нужно предложить. Эксперты в области здравоохранения прогнозируют, что пандемия может заразить около 40% глобального населения или даже больше. Уровень смертности от коронавируса за пределами китайской провинции Хубэй составляет примерно 0,7%. Федеральные агентства оценивают спасение человеческой жизни примерно в 10 миллионов долларов. С учетом всего этого полностью эффективная вакцина может стоить 28 тысяч долларов за человека.

Это очень большие деньги, хотя это помогает проиллюстрировать, насколько ценной может оказаться вакцина от коронавируса. Мы предлагаем вознаграждение в 500 долларов за каждого вакцинированного человека — это в два раза больше стоимости любой распространенной вакцины на рынке. Если сегодня все граждане США вакцинируются, то размер вознаграждения составит 165 миллиардов долларов, а это 3,5% федерального бюджета.

Если федеральное правительство на это не пойдет, возможно, такую ответственность могут взять на себя штаты, города, другие страны, филантропы или корпоративная Америка. Страхи перед коронавирусом привели к падению американских акций в общей сложности на 3 триллиона долларов. Самые крупные американские компании сделают большое одолжение своим акционерам, если они профинансируют щедрое вознаграждение за создание вакцины от коронавируса.

Если объявление о денежном вознаграждении за создание вакцины поможет приблизить окончание этой пандемии и уменьшить число ее жертв, это будет огромным успехом. Однако это также может наглядно продемонстрировать потенциальную роль вознаграждений внутри и за пределами фармацевтической индустрии. Это может приблизить нас к модели, при которой новые разработки частного сектора и свободный доступ ко всем необходимым лекарствам перестанут быть антонимами. Разумеется, непосредственными задачами сейчас являются сдерживание распространения COVID-19 и спасение жизней, но это не единственные цели. Нам не стоит упускать такую возможность.

Дэниэл Хемел — старший преподаватель Школы права Чикагского университета и приглашенный профессор Школы права Стэнфорда.

Лиза Ларримор Уллетт — адъюнкт-профессор Школы права Стэнфорда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.