Приятнее быть в возбуждении, чем трахать. Не то чтобы одно исключало другое, если у вас есть кто-то, кто согласен разделить с вами это развлечение: конечно, лучшее сочетание — это когда вы возбуждены и при этом трахаетесь. Но вы же понимаете, что я имею в виду.

Хотя понимаете ли? На уроках сексуального образования в старшей школе похоть часто описывают как проблему, с которой как-то надо справляться. А еще мне рассказывали, что мужчины, которые хотят нытьем добиться секса, нередко жалуются, что у них якобы «болят яйца» (или как это еще можно назвать), если им не удается быстро кончить, возбудившись.

Возможно, с моим членом что-то не так, но со мной такого не случается. Иногда я кончаю раньше, чем хотел бы, иногда позже или вообще не могу кончить. Однако никакой боли я никогда не ощущаю. А если так уж важно именно достигнуть оргазма, всегда можно завершить работу самостоятельно. Это не запрещено, моя религия, во всяком случае, позволяет.

Наверное, кто-то уже недоумевает, о чем я вообще толкую и не пора ли уже перейти к сути дела. Хорошо. На «Шведском телевидении» показывают датско-российский документальный фильм Алины Рудницкой «Школа соблазнения». В нем мы видим трех петербурженок, которые ходят на курсы. Там женщин учат, как завоевать и удержать мужчину, если выражаться немного старомодно.

И вот тут-то и оказывается, что возбуждение — это чуть ли не самое главное. Возбуждение мужчины, которого надо завоевать. Как обстоят дела с удовольствием для женщины, на курсах вообще не обсуждается, да и в целом ее энтузиазм по поводу происходящего никого не волнует. Они платят за то, чтобы услышать, что нравится мужчинам, а не за то, чтобы сидеть и жалеть себя.

Давать оценку этим курсам я не собираюсь. Во-первых, я не русская женщина, которой нужен мужчина, а во-вторых, на днях мой британский психотерапевт сказал мне, что осуждать и ненавидеть вредно для самочувствия. Когда я ответил, что, к сожалению, моя работа как раз в этом и заключается, то получил совет по крайней мере попытаться судить как-то иначе. «Если вы чувствуете, будто у вас в груди начинает что-то подниматься, когда вы судите, значит, вы что-то делаете не так. А вот если вы чувствуете, что растете, что у вас словно появляются крылья, тогда вы на правильном пути».

В ожидании этих крыльев я скажу так: от преподавателя этих курсов соблазнения я не в восторге. Конечно, он профессионал в своем деле. Он обаятелен, прост в общении и умеет понравиться. Другими словами, он немного чересчур напоминает меня самого, если дать ему объективную характеристику. Однако совершенно очевидно, что он более сексуально привлекателен, чем я.

Фильм хороший, веселый и одновременно мучительный. Невольно вспоминаешь «Заводной апельсин», когда смотришь на все эти женские ноги в чулках под короткими юбками и в туфлях на высоких каблуках и слушаешь уверенные объяснения преподавателя, почему настоящие мужчины любят именно такую экипировку. Все это происходит на фоне порой грубого, порой стеснительного смеха студенток, которые стоят, наклонившись вперед и демонстрируя задницу.

Вдобавок ко всему в промежутках между упражнениями мы слушаем самого президента Путина, который со своим звенящим петербургским произношением восхваляет женщин как суть и основу общества. Режиссерская работа просто великолепна, возникает такое ощущение отвращения, что я реагирую физически. Если кто-то из читателей подумывает проголосовать за Христианских демократов, мне кажется, сначала ему стоит посмотреть «Школу соблазнения» и послушать этого улыбающегося реакционера и бандитского диктатора, твердящего о непревзойденной ценности нуклеарной семьи.

Но давайте выдохнем. Я часто слышал во всяких кухонных разговорах, что мужчины, которые ненавидят женщин, считают, что те лишь притворяются и выпендриваются, придумывают всякую дрянь, причем не ради секса, а чтобы получить любовь. Или безопасность. Или деньги. Или все это сразу. Тут мне тоже трудно судить, потому что сам я не так уж ненавижу женщин, и уж точно не по этим причинам.

А вот ненавидеть мужчин получается гораздо лучше, и «Школа соблазнения» в этом только помогает. Хотя если вы действительно хотите испытать настоящую ненависть к мужчинам, я рекомендую главу из сборника репортажей Питера Померанцева о России «Ничто не правда и все возможно». Прочитайте всю эту книгу, она просто блестящая. В интернете доступна англоязычная версия.

Померанцев пишет о так называемых школах для искательниц удачи — то есть о курсах, за которые очень молодые женщины платят огромные деньги, чтобы научиться привлекать очень богатых и очень женатых мужчин. Эти женщины не питают никаких иллюзий насчет того, что смогут когда-то полностью завладеть таким мужчиной, они просто хотят быть любовницами. Они получают стабильную зарплату, им оплачивают квартиру (чаще всего женатый мужчина устраивает так, чтобы она удобно располагалась между его офисом и домом). Часто на входе расположены одна-две скрытые камеры, чтобы женщине не пришла в голову какая-нибудь глупость.

Выдохнем еще раз?

Демография. Мужчины в России склонны умирать пачками, так что их не хватает. Мужчин с солидными счетами в банках еще меньше. Конкуренция среди «чаек» или «телок» (так женщин называют олигархи и прочие большие шишки) нешуточная.

А еще это связано с темой отцовства. Когда Померанцев писал свои репортажи, он обнаружил, что все девушки, с которыми он разговаривал (от 18 до 22 лет) рано лишились отцов. Связь с отцом нации Путиным, который любит позировать полуголым не меньше, чем мы любим посмеяться над этим, довольно очевидна. Главу Русской православной церкви зовут патриархом, традиционное ласковое прозвище царя — «батюшка». Со времен царей, через Сталина к Путину протянулась красной нитью эта тема: российская нация считает, что ей нужен сильный отец.

Девочка, которая выросла в такой стране, где-то в отдаленном грязном селе, в доме с дровяной печью, дым которой выходит наружу через ржавые, заклеенные скотчем трубы, в семье, где отец лучше допьется до смерти, чем послушает жену и приладит, наконец, нормальный дымоход, — такая девочка не всегда переживает подростковые годы невредимой. Велик шанс, что она отправится в большой город и попытается урвать себе лучшей жизни. И чем острее носы туфель, тем круче.

С другой стороны, мужчины тоже страдают от этого дрянного «папского мифа». Они должны быть большими, сильными и богатыми самцами с молодыми любовницами. Если кто-то чувствует, что это не для него (а таких много), остается только постоянно наливаться водкой. Вот как устроен наш либеральный капиталистический патриархат: каждый волен сам выбирать, насколько плохо ему себя чувствовать.

Так как же складывается жизнь у тех, кому удается добиться желаемого? Точно не знаю. В любом случае этих женщин меняют вскоре после того, как им исполняется 25. Чем они занимаются потом, трудно представить. Предположу, что открывают свои курсы… по «ловле удачи».

Дадим им только пробник, сказал однажды мой агент, — первые 25 страниц или около того. Мы ведь должны продавать мечту, не понимаешь, что ли? Хайп.

Мечту, а не готовый продукт со всеми его недостатками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.