«Для меня было важно мечтать. Мечтать о том, каким будет тот день, когда будет хорошая погода, и я смогу выбраться из палатки на одного человека размером два на два метра. Возможно, убрав весь снег вокруг палатки, смогу нагреть воду в кастрюле. Возможно, смогу принять душ после 22 дней. Или, возможно, смогу просто вновь наслаждаться лучами солнца. Такие мелочи мне и помогли».

Вот, что вспоминает Эдурне Пасабан (Edurne Pasabán, Толоса, 1973 год рождения). К ее рассказу присоединяется Ферран Латорре (Ferran Latorre, Барселона, 1970 год рождения). Они стали одними из пяти испанских альпинистов, которые покорили 14 гор-восьмитысячников, самых высоких на планете. При такой жизни восторг от покорения вершины смешивался с днями и неделями самоизоляции как в базовых лагерях на высоте более 5 тысяч метров, так и в высокогорных. Именно в такой чрезвычайной ситуации человек проявляет инстинкт самосохранения.

Ферран Латорре дает интервью «Мундо» из дома в Сант Хулии де Вилаторте. Живет один. Он не видел четырнадцатилетнюю дочь уже больше 20 дней. Как сам рассказывает, сейчас пытается «сводить концы с концами». Работает на себя. Ферран Латорре читает мотивационные лекции и работает гидом в горах. «Однако в связи с возникшим из-за коронавируса кризисом все отменили, а у меня нет другого источника дохода». Ферран Латорре, прежде чем вспомнить все экспедиции, те моменты легендарной программы «На грани невозможного», отмечает: «Из-за коронавируса приходится соблюдать режим самоизоляции. В горах — по желанию». Однако продолжает: «Из-за плохой погоды можно оказаться в безвыходной ситуации и приходится терпеть режим самоизоляции. И держаться. В результате чувствуешь себя подавленным. Вымотанным».

«Нужно сохранять мотивацию»

Вот что рассказывает Эдурне Пасабан, которая дала интервью прям из дома в Валье де Аране, где живет с молодым человеком и сыном, которому скоро исполнится три года. «Действительно, мы отправляемся в экспедицию, потому что так решили. Можешь отправиться в сорокадневную экспедицию и провести 22 дня в очень маленькой палатке, практически не двигаясь или не покидая ее. Постоянно идет снег. Например, я попала в такую ситуацию в Манаслу (Непал) в 2008 году. Однако мы были заранее готовы психологически. К тому, что происходит сейчас, мир готов не был».

Ферран Латорре проводит некоторые параллели с режимом самоизоляции. «Находимся в ограниченном пространстве. В высокогорном лагере возникает чувство клаустрофобии. Но и в базовом лагере не получается много двигаться. Ограниченность пространства угнетает. Кроме того, неизвестно, сколько времени придется там находиться. Поэтому существует распорядок дня, нужно сохранять мотивацию. Не отчаиваться». В экспедициях Ферран Латорре, как правило, играл в шахматы и даже изучал инженерное дело. «Нужно поддерживать физическую форму, чтобы не ухудшилось здоровье. В базовом лагере очень быстро теряешь форму. Отсутствие активности ощущается сильнее».

«Благодаря даже не очень насыщенному распорядку дня время летит быстрее», — отмечает Эдурне Пасабан. «Дел было немного. Проснулась, возможно, убралась в палатке. Переложила носки из одного места в другое — вот и вся уборка. Читала, писала. Если генератор работал, а так было не всегда, смотрела фильм на ноутбуке». Однако вновь Эдурне Пасабан вспоминает о плохой погоде — тюрьме для альпинистов. «Такая ситуация тебя угнетает. Не можешь двигаться. Впадаешь в скуку. Страдаешь больше, чем предполагала. Спрашиваешь сама себя: "Зачем так страдать?" Нужно с этим бороться. Не сдаваться». Ферран Латорре, который в 1995 году провел 60 дней в базовом лагере Эвереста, до сих пор помнит тот снегопад, который шел на Манаслу 11 дней подряд. Помнит и 19 дней заточения на Броуд-Пик в 2003 году. И экспедицию на острова Южной Георгии: «Покорив вершины, мы спустились в лагерь. Однако пришлось выбраться из палаток, нас засыпал снег. Погода была плохой, просто ужасной. Ничего не оставалось, кроме как вырыть в снегу пещеру и начать там жить. Когда нет выбора, можно справиться с чем угодно».

Ферран Латорре: «Теперь люди понимают, что все в мире имеют огромное значение»

Эдурне Пасабан оказалась отрезанной от мира на высоте 7,5 тысяч метров, спускаясь с вершины Макалу в 2002 году. «Это была моя вторая гора-восьмитысячник. Было страшно. Спрашивала себя: "Как я отсюда выберусь? Выживу?" Однако у людей гораздо сильнее инстинкт самосохранения, чем нам кажется. Пока не окажемся на краю, не узнаем». Ферран Латорре делает вывод в одном предложении. Такой важный вывод в наше время: «Нужно просто любить жизнь».

Эдурне Пасабан пережила депрессию, из-за которой в 2006 году провела в больнице четыре месяца. Она сама рассказала, что покоряла вершины самых высоких гор мира, чтобы потом в комнате вышивать крестиком. «Помимо очевидных проблем со здоровьем, из-за пандемии коронавируса возникнет большое количество других проблем, которые могут привести к подобным ситуациям. Все это не закончится в тот день, когда разрешат выходить на улицу. Нужно быть осторожными, потому что могут быть последствия. Эдурне Пасабан продолжает: «Рецидив возможен, даже если человек, как и я, пережил депрессию, потому что это психическое заболевание. Но в моем случае, уже однажды это пережив, всегда знаю, когда нахожусь на грани. Болезнь тебя предупреждает. Благодаря опыту лучше стала разбираться. Становишься гораздо внимательнее, хотя это не означает, что со мной такого больше не случится».

Ферран Латорре убежден, что этот кризис оставит «свой след». Однако он уделяет внимание человеческой стороне вопроса: «Мы станем скромнее. Осторожнее. Будем больше заботиться о других. В наши дни видим, как превозносят такие ценности, как солидарность. Это очень хорошо. Говорю о том, что оценят всех. Не только медицинских работников. Теперь люди понимают, что все в мире имеют огромное значение. Кто убирается в больницах, кто работает в супермаркетах, грузчики… Необходимо отстаивать общество, в котором ценится каждый. Все люди важны: как великие актеры, философы и предприниматели, так и те, кто занимается тем, чем другие не хотят. Однако эти люди тоже выполняют чрезвычайно важную роль».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.