Авторитарный глава Никарагуа Даниэль Ортега — один из тех немногих государственных лидеров, которые отрицают научный взгляд на коронавирус. Несмотря на призывы, он отказывается объявлять в стране режим социальной изоляции и оставляет границы государства полностью открытыми

«Легкий грипп» и «истерия прессы». Подобные высказывания, а также вера президента Бразилии в то, что сточные воды повышают иммунитет населения страны, превратили Жаира Болсонару в объект насмешек в странах «первого мира» (да и «третьего» тоже). Очень немногие мировые лидеры столь же яростно отрицают пандемию коронавируса, как этот бывший военный. Итак, вот еще несколько человек, которые, mutatis mutandis (в переводе с латыни — «с необходимыми изменениями, поправками, касающимися деталей» — прим. ред.), идут по стопам Болсонару, демонстрируя не менее эксцентричное и неуместное в XXI веке поведение.

Народный митинг против COVID-19

Националист, милитарист, он возлагает вину за беды страны на прессу, считает себя мишенью международных заговоров. А еще заявляет, что угроза коронавируса сильно преувеличена и что его самого оберегает Господь. Будто этого мало, в качестве основной меры сдерживания коронавируса он недавно организовал для своих сторонников крупный митинг против распространения пандемии. Собрались десятки тысяч людей, которые пихали друг друга локтями, борясь с заразой при помощи «силы любви». Как несколько дней назад сказала писательница Джоконда Белли (Gioconda Belli), своей эксцентричностью он превзошел даже самых странных персонажей латиноамериканского магического реализма. Вот он, Даниэль Ортега, никарагуанский автократ.

Один из тех немногих государственных лидеров, которые отрицают научный взгляд на новый коронавирус. Своеобразный левак с консервативным уклоном (защищает Кубу, но принял самые жесткие законы против аборта), он отказывается, несмотря на призывы, объявить в стране режим социальной изоляции и оставляет границы полностью открытыми. При этом соседний Сальвадор во главе с крайне правым политиком Найибом Букеле еще несколько недель назад закрыл границы, ввел карантин и помещает людей с подозрением на коронавирус под наблюдение. Несмотря на это, лидер Никарагуа заявляет, что хочет развивать сейчас иностранный туризм.

Недавно он организовал национальный танцевальный фестиваль, который собрал тысячи человек. Власти этой страны не проводят профилактические мероприятия. Никарагуа — единственная страна на континенте, где по письменному приказу диктатора продолжается национальный футбольный чемпионат, пусть игроки и боятся выходить на поле. Эксперты предсказывают, что страна серьезно пострадает от коронавируса.

Тем временем вице-президент Никарагуа Росарио Мурильо, по совместительству первая дама, которая уже не первый год читает в прямом эфире Молитвы Розария на одном из четырех телеканалов, которыми владеют ее дети, организует 80 крупных митингов перед Пасхой. Росарио Мурильо утверждает, что у Никарагуа есть оружие в виде климата: «Сюда коронавирус не приходит, потому что очень жарко!»

Запрещено говорить «коронавирус»

Диктатор Гурбангулы Бердымухамедов, автор книг о чае, в прошлом стоматолог, правит Туркменией с 2007 года. В этой среднеазиатской стране культ личности верховного лидера — дело привычное.

Бердымухамедов обожает быструю езду на автомобиле. Раньше он входил Демократическую партию Туркмении, единственную разрешенную политическую партию с 1991 по 2012 год. Но потом президент решил проявить «больше демократичности» и создал оппозиционную Партию промышленников и предпринимателей Туркменистана, которую сам же контролирует.

В 2017 году его переизбрали с 96,7% голосов. Для борьбы с пандемией глава государства, считая, что все это лишь массовая истерия, решил принять простую меру: он запретил использовать слова «коронавирус» и «COVID-19».

По улицам Ашхабада и других туркменских городов не ходят в масках, а если кто ее наденет, то его задержат. Власти, помимо прочего, запрещают распространять информацию о коронавирусе, в том числе обычные брошюры, сообщает неправительственная международная организация «Репортеры без границ».

Там подчеркивают, что из-за недостаточной информированности все население оказывается в опасности. Представители страны утверждают, что на ее территории не зафиксировано ни одного случая заражения, хотя в соседнем Иране уже 45 тысяч заболевших коронавирусом. Но некоторые медицинские работники, идя против своих властей, неофициально заявляют, что в стране уже много инфицированных. Тем не менее, хоть о коронавирусе говорить и нельзя, режим ограничил въезд в столицу, не пускаясь в лишние объяснения. Кроме того, в ряде городов провели фумигацию.

Еще одной мерой, объявленной (уже публично) туркменским диктатором, стало масштабное окуривание дымом, дабы уничтожить «невидимые вирусы». Все это на глазах обескураженных представителей ВОЗ.

Водка и лед как противовирусное

Александр Григорьевич Лукашенко руководит Белоруссией, начиная с 1994 года. Он правит страной железной рукой. Лидер восточноевропейского государства, популист, чемпион континента по нарушению прав человека также входит в нашу скромную группу президентов, которые не признают науку.

Хоккей — любимый вид спорта главы государства. Беседуя с журналистами у хоккейного катка, он сказал о вирусах: «Вот ты же не заметила, что они летают? И я — нет! Это не вирус, а психоз!» Белорусский автократ утверждает, что людям надо играть в хоккей, чтобы избежать коронавируса. А еще он распорядился не останавливать футбольный чемпионат из-за пандемии. Это единственная страна во всей Европе, где игра продолжается.

Лукашенко советует жителям страны пить водку, чтобы одолеть вирус. Он также прописал поездки на тракторе, мол, «трактор вылечит всех». Кроме того, по словам Лукашенко, от вируса может защитить баня. Сторонники президента по всей стране вторят его словам, утверждая, что он «всегда прав».

Белоруссия не вводила режим изоляции, кинотеатры и рестораны продолжают работать. Появляются сообщения о том, что реальное число зараженных и умерших от коронавируса значительно превышает цифры, которые обнародует режим.

От оберегающих образов до «не выходите из дома»

Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор долго не хотел признавать пандемию. Он предлагал жителям страны ходить веселиться в кафе и бары. В городе Ометепек на юге Мексики глава государства взял на руки девочку, поцеловал и укусил за щеку.

В духе Болсонару он утверждал, что мексиканцы физически устойчивы к коронавирусу. И, как и бразильский коллега, считал, что его оберегают высшие силы. Так, Лопес Обрадор показал два религиозных образа (которые он носит в кошельке) и сказал, что с ними COVID-19 не страшен.

Согласно исследованию Кабинета стратегических коммуникаций, 68,5% опрошенных считают, что президент не подготовлен к тому, чтобы оказать сопротивление пандемии. Исследование консалтинговой фирмы Mitofsky показывает, что рейтинг президента упал до 49,6%. Впервые за последние полтора года уровень одобрения падает ниже 50%.

Однако в конце марта мнение мексиканского лидера изменилось. Он стал прислушиваться к ученым и напугался. В риторике Обрадора произошел разворот — теперь он заявляет, что для борьбы с пандемией нужно оставаться дома: «Выходите на улицу только в случае острой необходимости».

Между тем на границе Мексики и Соединенных Штатов разворачивались неслыханные события. Мексиканские митингующие в городе Ногалес, штат Сонора, перекрыли дорогу, не пуская американцев в Мексику. Причина: они боялись, что те завезут южному соседу еще больше коронавируса.

Диктатор, который боролся с эпидемиями при помощи синих бутылок

История показывает, что когда суеверные люди приходят к власти, степень их суеверности повышается. Что еще хуже, они ставят государственный аппарат на службу своей веры в призраков и талисманы. Ситуация еще больше усугубляется, когда они пытаются решить проблемы, связанные с общественным здравоохранением, при помощи потусторонних сил.

Одним из самых ярких примеров подобного «суеверного» правления — это президентство генерала и диктатора Максимилиано Мартинеса, главы Сальвадора с 1931 по 1944 год.

У одного из восьми детей президента случился аппендицит. Врачи настаивали: «Нужно срочно делать операцию!» Мартинес отвечал: «Ни в коем случае». Диктатор сказал, что сам вылечит ребенка при помощи «синих вод», то есть воды из синих бутылок, которые много часов простояли на солнце. Мальчик умер в муках. Диктатор заявил, что ему придется принять тот факт, что «невидимые врачи» не захотели спасать его сына.

Мартинес делал воду в синих бутылках и для своих друзей. Его убеждения стали проблемой целого государства, когда в стране вспыхнули эпидемии. Он приказал бороться с заболеваниями при помощи такой воды.

Для сдерживания кори Мартинес распорядился обернуть уличные фонари красным материалом. Ясное дело, подобные «цветовые решения» корь не остановили, и часть населения Сальвадора пострадала от распространения болезни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.