Они получили фотографию через несколько часов после ее рождения. Осеан родилась 21 апреля в Киеве, а ее родители Карин и Тьерри увидели снимок на экране в 2 400 км вдали от нее с волнением и гневом. «Мы не получили разрешение на поездку на Украину и не смогли встретиться с ней, а также оформить свидетельство о рождении. В результате у нашей дочери нет не только родителей, но и гражданства. Ее права нарушены, и мы опасаемся, что эта ситуация может отразиться на ее развитии», — говорит Карин.

В 2019 году эта парижская пара решила завести ребенка с помощью суррогатной матери на Украине. Это стало завершением долгого пути. «У меня лейкемия, и я стала бесплодной из-за лечения. Мы все же попытались завести ребенка благодаря донору овоцитов, и мне удалось забеременеть после нескольких попыток искусственного оплодотворения, но наша девочка родилась недоношенной в 6 месяцев и, к сожалению, не выжила, — продолжает Карин. — Затем врачи обнаружили, что беременность стала толчком для развития лейкемии, и настоятельно советовали мне отказаться от дальнейших попыток».

Через год после этого болезненного происшествия Карин с мужем отправились в Киев, чтобы найти суррогатную мать. Во Франции такая практика запрещена, но на Украине она допускается для женатых гетеросексуальных пар, которые не могут иметь детей по медицинским причинам. Летом 2019 года эмбрион из половых клеток Тьерри и женщины-донора был пересажен суррогатной матери. Беременность началась. Девять месяцев спустя они должны были вернуться, чтобы присутствовать при рождении дочери.

Закрытие границ

Тем не менее к том моменту эпидемия Covid-19 смешала все карты. С 16 марта Украина закрыла границы для иностранцев. Карин и Тьерри начали волноваться. Не только они. Софи Лабон-Паркинсон и ее супруг живут в Австралии. У нее синдром Рокитанского: она родилась без матки. Поэтому суррогатное материнство стало для пары единственным способом завести ребенка с их генетическим наследием. Они тоже остановили выбор на Украине, потому что «эта практика является там регулируемой и легальной, предоставляет защиту всем: родителям, ребенку и суррогатной матери». Их сын должен появиться на свет 27 апреля, и по условиям договора Софи должна присутствовать при родах.

После первых новостей о закрытии границ француженка решила на всякий случай вернуться в Европу. Муж остался в Австралии, а она вернулась к родным в Нормандию, чтобы быть ближе к Украине, куда она намеревалась отправиться при первой возможности. По прибытии она обратилась во французский МИД и посольство Франции на Украине с просьбой о помощи.

Если иностранный гражданин хочет попасть в эту страну, ему требуется запрос диппредставительства его государства. При его отсутствии заявление на въезд даже не будут рассматривать. Поэтому Софи обратилась к дипломатам, сначала в частном порядке, а затем через адвоката. «Я связалась с украинской коллегой, которая сказала мне, что ряд стран, в частности Ирландия, Великобритания и Израиль, подали такой запрос. На этом основании я отправила несколько писем с указанием целей Софи и ее запланированного маршрута, в соответствии с установленными Украиной рамками», — говорит адвокат марсельской коллегии Катрин Клавен. Первое письмо было направлено 1 апреля.

Неопределенность

В ожидании ответа Софи собрала в соцсетях небольшую группу французских пар, чьи дети должны в ближайшее время родиться в Киеве. Они общаются, поддерживают друг друга, рассматривают возможные решения. В нее входят Карин и Тьерри из Парижа, а также, например, Кристоф и Соня из Тарна-и-Гаронны. Они живут вместе уже 15 лет, 11 из которых ушли на безуспешные попытки зачатия. Поэтому они тоже отправились на Украину в конце 2018 года.

Они тоже хотят ребенка с их биологическим материалом, а предложенные агентством суррогатного материнства условия подошли им. «Все было прекрасно, но полтора месяца назад ситуация стала очень тревожной, — рассказывает Кристоф. — Мы должны радоваться, потому что завершение шедшей более десяти лет борьбы, но мы не знаем, когда сможем увидеть сына». Он должен появиться на свет примерно 2 мая.

Морин Монстен и Карлес Фарраронс ожидают рождения сына двумя неделями позже, 17 мая. «Мы видели нашу суррогатную мать Инну в январе, когда сопровождали ее на УЗИ. С тех пор мы поддерживаем связь и обмениваемся новостями. У нее ситуация вызывает такой же стресс», — отмечает Морин. Она — французская гражданка, но живет в Испании, и поэтому воспользовалась сразу двумя каналами, чтобы решить вопрос. «Худшее — это неопределенность. Не исключено, что у нас получится поехать только в июле или даже сентябре». Сначала она думала сесть в самолет без официального разрешения, но затем была вынуждена отказаться от этой мысли из-за отмены рейсов.

Импровизированные ясли

Чтобы привлечь внимание к своей ситуации, группа обратилась к прессе и запустила петицию в сети. За несколько дней ей удалось собрать 1 200 подписей к 23 апреля. После нескольких недель ожидания им, наконец, пришел официальный ответ. В электронном письме от 17 апреля французский МИД напоминает, что «границы (Украины) закрыты для всех, кто на постоянной основе не проживают в стране, а въезд и выезд резидентов без крайней необходимости тоже запрещен». Министерство осознает «создаваемые этими ограничениями трудности», но подчеркивает «невозможность исключения из принятых украинским государством правил».

Ответ привел Софи в ужас. «Это касается не только детей или возможности направить запрос. По факту, нам вообще не предоставили ответ», — сокрушается она. Многие родители намереваются обратиться в суд. Так, они собираются уже в ближайшие дни подать в административный суд Парижа ходатайство о срочном рассмотрении дела, чтобы «доказать, что бездействие властей нарушает основополагающие права французских детей», по словам Софи.

Пока решение не будет найдено, Осеан, дочь Карин и Тьерри, переместят в конце недели из киевской больницы в импровизированные ясли, которые были устроены агентством в гостинице. Там за новорожденными будут следить кормилицы и медики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.