Кристоф Мурит (Christophe Murith), руководитель Отдела исследований радиологических рисков Федерального ведомства здравоохранения Швейцарии (Sektion Radiologische Risiken des Bundesamtes für Gesundheit — BAGВнешняя ссылка), находится в задумчиво-философском настроении. Он говорит, что «память людская исчезает гораздо быстрее, чем цезий-137», имеющий 30-летний период полураспада. Сам же он события весны 1986 года помнит очень хорошо, а все потому, что в момент, когда загрязненное чернобыльское облако достигло Северной и Центральной Европы, а затем и Швейцарии, ему выпало оказаться в буквальном смысле на передовой.

«Нас предупредили шведы. Именно они первыми заметили аномальное увеличение уровня радиоактивности. Я только что закончил свою диссертацию и занимался теоретическими экспериментами с методами спектроскопического анализа. И вот внезапно мне пришлось начать проводить практические полевые измерения на местах, в окружении жителей, относившихся ко мне весьма недоверчиво, и федеральных чиновников, которые хотели как можно скорее получить как можно больше данных», — вспоминает Кристоф Мурит, в то время работавший в Лаборатории федеральной Комиссии по радиационной защите (Kommission für StrahlenschutzВнешняя ссылка).

Молодой ученый объездил в предоставленном военными спецавтомобиле весь кантон Тичино, наиболее пострадавший регион Швейцарии. Радиоактивность, как объясняет эксперт, наблюдали в основном там, где во время прохождения загрязненного облака выпадали осадки. «В Тичино уровень цезия-137 в почве долин оказался до 100 раз выше, чем на высокогорье».

Основной задачей была тогда в Швейцарии защита людей, наиболее восприимчивых к радиации, то есть детей и беременных женщин. «В основном мы анализировали продукты питания, так как хотели избежать заражения людей через пищу», — поясняет Кристоф Мурит. В связи с этим на основе имевшихся тогда данных власти издали ряд рекомендаций, к примеру, предложив гражданам избегать пить свежее молоко и тщательно мыть салат и овощи.

В целом средняя доза радиации, полученная населением Швейцарии в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, оказалась достаточно ограниченной. По оценкам Федерального ведомства здравоохранения Швейцарии, она составила 0,5 миллизиверт мЗв (mSv) в год. Для сравнения: доза, получаемая при обследовании у врача на обычном рентгене, составляет 1 мЗв. «Люди, которые не следовали рекомендациям, возможно, получили дозу в десять раз больше», — уточняет эксперт.

Кабаны и озера: везде есть чернобыльский след

В Швейцарии заметить следы катастрофы можно и тридцать лет спустя. Кристоф Мурит отмечает, что из-за чернобыльской аварии в Тичино и в некоторых регионах кантона Граубюнден по-прежнему присутствует цезий-13. «Он особенно долго сохраняется в верхних слоях лесной экосистемы, накапливаясь в грибах и мясе диких животных. Даже сегодня концентрация цезия в кабанине может заметно превышать норму, и такое мясо, конечно же, в торговлю не поступает».

Кроме того, в озерах Швейцарии по-прежнему находят радиоактивные донные отложения. Об этом говорится в отчете швейцарской Федеральной инспекции по ядерной безопасности, опубликованном в 2013 году. Так, в озере Биль одна восьмая часть цезия-137, попавшего в донные слои в период с 1950 по 2013 гг., связана именно с Чернобыльской катастрофой. Остальной объем цезия, по мнению ученых, — это результат деятельности АЭС Мюлеберг и ядерных испытаний, проводившихся в 1960-х гг.

Заболеваемость раком возросла, но не сильно

По словам Бернара Мишо (Bernard Michaud), бывшего заместителя главы Федерального ведомства здравоохранения Швейцарии (BAG), для специалистов присутствие радиоактивных элементов, обнаруженных высокочувствительными измерительными приборами, безусловно, представляет большой интерес.

«Но для общего состояния здоровья нации эти показатели особого значения не имеют. В Швейцарии до сих пор не было зафиксировано сколько-нибудь заметного увеличения степени заболеваемости раком щитовидной железы [вызванного попаданием в организм йода-131, — прим. ред.]. Уровень распространенности врожденных генетических дефектов или других видов злокачественных опухолей также невысок», — подчёркивает Б. Мишо.

Однако вполне вероятно, что связь с Чернобыльской катастрофой тут все-таки есть. Так считает Кристоф Мурит. «Хотя установить какую-либо причинно-следственную связь здесь действительно трудно, просто потому, что количество случаев заболевания раком щитовидной железы увеличивалось и ранее, особенно среди женщин, но это свидетельствовало прежде всего о постоянном совершенствовании методов диагностики».

Оценки швейцарского минздрава — а в своей методике он опирается в основном на статистические данные, собранные сразу после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в 1945 году, — говорят о том, что в Швейцарии, возможно, имелось 200 дополнительных случаев смерти от раковых заболеваний и что эти две сотни смертей могут быть напрямую связаны с Чернобылем. «Совсем другая ситуация в наиболее пострадавших странах, таких как Украина, Россия и Беларусь, где было зарегистрировано не менее 4 —5 тысяч дополнительных случаев рака щитовидной железы, несомненно связанных с Чернобыльской катастрофой», — уточняет Кристоф Мурит.

Редакция Swissinfo.ch cвязалась с Институтом социальной и профилактической медицины Бернского Университета, специалисты которого сказали нам, что в Швейцарии до сих пор не установлено никакого влияния аварии на Чернобыльской АЭС, например, на динамику развития ситуации в области детской онкологии.

Особого мнения, однако, придерживается Бен Спихер (Ben Spycher), специалист в области охраны здоровья детей в этом институте, который подчеркивает, что даже относительно низкие дозы радиоактивности, в том числе и естественной, могут повышать степень вероятности заболевания детей лейкемией. «Минимальная часть этой естественной радиоактивности наверняка пришла к нам из Чернобыля. Хотя даже если это и так, то связь с катастрофой 1986 года и в самом деле весьма невелика».

Не спать в оглоблях

Так что, с одной стороны, результаты всех проведенных на данный момент исследований говорят об отсутствии какого-либо существенного влияния Чернобыльской катастрофы на состояние здоровья населения Швейцарии, но, с другой, — следует учитывать, что все собранные пока данные являются весьма неполными. В Швейцарии нет национальной системы мониторинга ситуации в области раковых заболеваний, а в кантоне Тичино такой инструмент был создан только в 1996 году, то есть через десять лет после аварии. Об этом говорит директор кантонального бюро радиологического мониторинга Андреа Бордони (Andrea Bordoni).

По его словам, однако, особой проблемой такого рода информационные лакуны не являются. «Да, правда, мы пропустили начальную точку, и теоретически возможно, что у нас нет полных данных о степени распространенности рака щитовидной железы в кантоне и стране. Однако если бы действительно Чернобыль имел серьезное влияние на эту ситуацию, то с годами мы бы это заметили. Но этого не произошло».

Тем не менее, по наблюдениям Жака Бернье (Jacques BernierВнешняя ссылка), руководителя отделения радиационной онкологии в клинике города Женолье (Genolier) в кантоне Вале, у пациентов, перенесших радиоактивное облучение, папиллярный рак (тип рака щитовидной железы) имеет признаки хромосомных мутаций, причем процесс мутирования продолжает идти дальше. «Благоразумно поэтому всегда быть начеку, потому что в этих мутациях могут быть заключены потенциальные долгосрочные риски», — говорит он.

Международный центр изучения проблем онкологии в городе Лион, являющийся сертифицированным агентством Всемирной организации здравоохранения (WHO), предупреждает, что результаты воздействия радиации могут проявиться даже через несколько десятилетий после облучения. Для полной оценки последствий Чернобыльской аварии рекомендуется разработать скоординированную международную программу долгосрочных исследований.

Кристоф Мурит уверен в одном: «Депрессии, тревожные состояния, склонность к суициду, посттравматические стрессы и в целом отсутствие жизненных перспектив продолжают оставаться для населения, эвакуированного из зоны аварии, самой большой проблемой. Психологическое воздействие катастрофы здесь выражено намного ярче, нежели собственно ее радиологические последствия».

Угроза пожаров

После аварии на Чернобыльской АЭС значительное количество особо опасных радиоактивных веществ осталось в лесах и в почве регионов, непосредственно расположенных рядом с ЧАЭС.

Есть риск, что эти вещества могут попасть в атмосферу в результате часто возникающих здесь пожаров. Об этом предупреждает «Гринпис».

Неконтролируемый пожар может привести к катастрофе 6-го уровня по шкале ядерный опасности (Чернобыльская катастрофа была 7-го уровня), считает эта экологическая организация.

В 2010 году радиоактивность была перенесена дымом от возгораний даже до Турции. Вопрос этот должен «рассматриваться всерьёз», подчеркивает швейцарский минздрав в публикации воскресной газеты Le Matin Dimanche.

Впрочем, в случае действительно крупномасштабных пожаров Швейцария, будучи участником международных систем раннего радиационного предупреждения, будет сразу же оповещена о грозящей ей потенциальной опасности, — поясняет BAG.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.