Биргит Колькман: Смертельная опасность, которую не чувствуешь, у которой нет ни запаха, ни вкуса. Сейчас это коронавирус, но так же было и тогда, 34 года назад, когда в Чернобыле произошел взрыв в блоке реактора, и радиоактивное облако заволокло всю Европу, повергая людей в страх и ужас. Умерли многие, может быть, речь идет о сотнях и тысячах — точно никто не знает.

Памятные мероприятия на Украине сегодня не запланированы. Это связано не только с пандемией, но и с разрушительными лесными пожарами в зоне Чернобыля. Несмотря на международную помощь, потушить их пока не удается.

Алекс Розен — берлинский детский врач и председатель немецкого отделения «Врачей за предотвращение ядерной войны». Может ли возникнуть новое радиоактивное облако, если горят зараженные деревья?

«Ситуация может меняться каждый день»

Алекс Розен: В настоящее время ситуация такова, что на Украине действительно фиксируют повышенные показатели радиоактивного цезия на измерительных станциях. Но показатели излучения повышены незначительно. То есть мы видим последствия, измеряем последствия лесных пожаров — и да, есть радиоактивность. Но, слава богу, она не достигает тогдашних показателей. Речь о примерно одной тысячной концентрации цезия-137, и, по данным украинских властей, радиация пока не представляет значительной угрозы для населения. Проблемы только из-за дыма, а это обычные последствия лесного пожара.

— Но все может измениться, если лесные пожары выйдут из-под контроля и затронут радиоактивные склады в лесу. Что это значит для людей, которые находятся там, поблизости?

— Именно так. Ситуация может меняться каждый день. Как всегда в таких случаях, все зависит от направления и силы ветра. В зоне отчуждения много областей, которые очень сильно заражены, то есть там высокая опасность. Наша обеспокоенность прежде всего связана с людьми, которые тушат пожары. Несколько тысяч человек работают иногда без защитных костюмов и сталкиваются с высоким уровнем радиоактивности. Это несравнимо с Чернобыльской катастрофой, но уровень излучения выше, чем при обычном лесном пожаре.

«Грозит вторичное заражение»

Конечно, существует обеспокоенность, что если лесные пожары затронут саркофаг и бассейны-хранилища первого, второго и третьего реакторов или другие высокорадиоактивные центры, население окрестных регионов Украины и Белоруссии получит высокую дозу радиации. Сейчас не обсуждается радиоактивный йод, поскольку речь не о новом ядерном инциденте, а о вторичном излучении, радиоактивных осадках того времени — в основном стронции и цезии, которые снова поднимаются в воздух. Радиоактивного йода со времен Чернобыльской аварии больше не осталось.

— Что это означает для детей? Какие болезни могут возникнуть?

— Любой человек может пострадать, в особенности дети, потому что их иммунная система еще не так устойчива к канцерогенным факторам, например, излучению. Стронций — вещество, вызывающее лейкемию и рак костей, потому что он, как кальций, откладывается в костях и заражает окружающие ткани. Радиоактивный цезий, как и калий, усваивается в организме, а это означает, что он проникает во все клетки, все ткани и может привести к образованию опухолей во всем организме.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.