Швеция в этой эпидемии коронавируса стоит особняком. Эта страна, в отличие от многих ее европейских соседей, не стала вводить строгие ограничения в жизни своих граждан, и снимки людей, идущих там на работу по оживленным улицам, а также сидящих в кафе и барах, вызывают удивление.

Дети младшего возраста продолжают ходить в школу, хотя вузы и старшие классы перешли на дистанционное обучение. Бизнес, начиная с парикмахерских и кончая ресторанами, продолжает свою работу, хотя людям рекомендуют по возможности работать дома удаленно.

7 апреля правительство приняло закон, позволивший ему действовать оперативно и принимать решения о временных мерах там, где есть необходимость. С 1 апреля были запрещены посещения домов престарелых, а Министерство здравоохранения и социальных дел попросило людей воздержаться от второстепенных поездок, подчеркнув: «Выдерживайте дистанцию и берите на себя личную ответственность».

Контраст скандинавских стран со Швецией огромен, хотя у них много общего в культуре, географии и социальной сфере. Финляндия 16 марта объявила чрезвычайное положение, закрыла школы и запретила людям собираться кампаниями в 10 и более человек. 28 марта она ограничила поездки в область Уусимаа и из нее, а 1 апреля закрыла рестораны, кафе и бары.

Дания объявила о масштабных закрытиях 11 марта, и одна из первых в Европе закрыла границы, магазины, школы и рестораны, а также запретила крупные сборища. Норвегия начала вводить ограничения на поездки в середине марта, потом закрыла школы и детские сады, запретила пользоваться местами для отдыха, отменила массовые мероприятия, а потом закрыла парикмахерские и салоны красоты.

Сегодня смертность в Швеции намного выше, чем в ряде других европейских стран. Она составляет более 22 смертей на 100 000 населения, согласно данным Университета Джонса Хопкинса.

В отличие от нее, в Дании регистрируется чуть больше семи смертей на 100 000 человек, а в Норвегии и Финляндии менее четырех.

В Швеции, где численность населения составляет 10,3 миллиона человек, зафиксировано 18 926 случаев заражения коронавирусом и 2 274 смерти от Covid-19.

В Дании, где население 5,8 миллиона человек, 9 049 случаев заражения и 427 умерших. В Норвегии на 5,4 миллиона населения 7 599 случаев заболевания и 206 смертей. В Финляндии на 5,5 миллиона населения 4 695 заражений и 193 смертельных исхода.

Дания и Норвегия начинают ослаблять меры изоляции. Последние 10 дней дети из младших классов снова ходят в школу, хотя там везде поставили указатели, чтобы они держались друг от друга на расстоянии двух метров. С понедельника в Норвегии откроются салоны и прочие места, где происходит контакт один на один. Финляндия продлила свои ограничения до 13 мая.

Возьмем Чехию, где примерно такая же численность населения, как в Швеции — 10,7 миллиона человек. Там зарегистрировано 7 449 случаев заражения и 223 смерти. Это около двух смертей на 100 000 человек. У чехов совсем другой подход к пандемии. Они закрыли школы, рестораны, бары и большинство магазинов, ограничили поездки, а в начале марта ввели обязательный карантин для приезжающих из опасных регионов. Кроме того, власти Чехии обязали людей носить маски в общественных местах.

В Швеции не так много смертей, как в Италии или в Испании, где смертность составляет 45 и 51 на 100 000 человек, соответственно, или даже в Британии, где 32 смерти на 100 000 населения. Но между Швецией и этими странами существуют сложные и многочисленные различия, из-за чего делать прямые сравнения труднее. Скажем, в Италии более старое население, больше курильщиков и больше семей, где несколько поколений живут под одной крышей.

Шведский подход

28 марта 2 000 шведских ученых, включая председателя Нобелевского фонда Карла-Хенрика Хельдина (Carl-Henrik Heldin), подписали воззвание к правительству страны, призвав его «немедленно принять меры к исполнению рекомендаций Всемирной организации здравоохранения».

Ученые заявили: «Эти меры должны быть нацелены на то, чтобы жестко ограничить контакты между людьми в обществе и существенно расширить возможности по тестированию людей на Covid-19».

«Эти меры необходимо принять как можно скорее, как это сегодня делают наши европейские соседи, — написали они. — Наша страна не должна быть исключением в работе по обузданию пандемии».

В этой петиции говорится, что попытки «создать коллективный иммунитет, как это бывает во время эпидемии гриппа, не пользуются серьезной научной поддержкой».

Шведские власти отрицают, что реализуют стратегию создания коллективного иммунитета, которой, по слухам, следовало правительство Британии на раннем этапе пандемии. Британские власти подверглись мощной критике, а потом ввели строгий режим самоизоляции.

Шведский министр здравоохранения и социальных дел Лена Халленгрен (Lena Hallengren) рассказала Си-Эн-Эн: «У нас в Швеции нет стратегии по созданию коллективного иммунитета против COVID-19. У Швеции такие же цели, как у всех прочих стран: спасать жизни и защищать здоровье людей».

Профессор кафедры микробиологии, онкологии и цитобиологии Каролинского института Ян Альберт (Jan Albert) заявил Си-Эн-Эн: «Понятно, что в Швеции до настоящего времени смертность была выше [чем во многих других европейских странах]. Видимо, отчасти это объясняется тем, что у нас не такие строгие меры изоляции, и они не осуществляются в принудительном порядке». Он считает, что большинство ученых в Швеции «сохраняли относительное спокойствие и молчали» по поводу плана коллективного иммунитета, думая о том, что он даст результат.

«Какая стратегия в других странах?— спрашивает Альберт. — Единственное, что может остановить эпидемию, это коллективный иммунитет, если вскоре не появится вакцина, что маловероятно».

«Правда заключается в том, что никто ни в Швеции, ни в других странах, не знает, какова оптимальная стратегия. Время покажет».

Альберт считает, что жесткие меры самоизоляции «помогут лишь сгладить кривую, а сглаживание кривой отнюдь не означает, что болезнь исчезнет. Она лишь переместится во времени».

«Пока система здравоохранения в состоянии справиться и обеспечить хороший уход нуждающимся, не факт, что перемещение вспышки по времени лучше».

Защищая систему

Альберт считает, что шведская система здравоохранения справляется. С ним согласен директор Шведского института экономики здравоохранения (Swedish Institute for Health Economics) Петер Линдгрен (Peter Lindgren). Линдгрен рассказал Си-Эн-Эн, что количество людей в реанимации в последние недели практические не меняется, так что «в этом отношении успех достигнут».

Однако он добавляет: «Неудача в том, что болезнь распространилась на дома престарелых. Как следствие там начали умирать люди».

Шведский министр здравоохранения Халленгрен рассказала Си-Эн-Эн: «Сейчас одна из главных задач в Швеции — усилить защиту тех, кто живет в домах престарелых». По ее словам, «сейчас пока рано делать твердые выводы об эффективности принятых в Швеции мер».

Халленгрен отметила, что хотя в Швеции не был введен «полный режим самоизоляции», это не означает, что там «все как обычно». Принимаемые меры «постоянно анализируются и пересматриваются» с участием экспертов, чтобы обеспечить «осуществление нужных действий в нужное время».

Запрещены сборища с участием более 50 человек, и людям «строго рекомендовано» избегать малозначимых поездок, сказала Халленгрен.

Министр иностранных дел Швеции сказала в понедельник британской газете «Гардиан», что пока еще рано судить о действенности мер ее страны в борьбе с Covid-19. «Есть много недопонимания, — заявила Анн Линде (Ann Linde). — У нас такие же цели, как у любого другого правительства… Как мы всегда заявляли, мы в полной мере готовы к введению более строгих правил, если население не будет выполнять действующие».

По ее словам, довольно высокая смертность «в планы, конечно, не входила», а большое количество умерших в домах престарелых — «это та область, где мы потерпели неудачу».

Агентство здравоохранения Швеции на этой неделе выступило с прогнозом о том, что почти треть населения Стокгольма к 1 мая может заразиться коронавирусом. Это свыше 200 000 человек, то есть, больше, чем на сегодня зарегистрировано по всей стране.

Спустя сутки возникла путаница, потому что агентство сообщило в Твиттере о замеченных в докладе ошибках, а потом сказало, что применяемая математическая модель обновлена. После этого оно повторило, что к 1 мая коронавирусом заразится 26% населения Стокгольма. Далее агентство сообщило, что на каждый подтвержденный случай Covid-19 приходится 75 неподтвержденных случаев, однако пик заболевания уже прошел.

Шведский эпидемиолог Андерс Тегнелл (Anders Tegnell) рассказал, что его страна наверняка лучше справится со второй волной эпидемии, так как многие в Швеции уже заразились вирусом. Он заявил Би-Би-Си, что довольно мягкие меры «сработали в некоторых аспектах», поскольку в реанимационных отделениях всегда пустовало как минимум 20% коек, готовых принять пациентов с Covid-19. «Мы считаем, что неделю назад прошли пик инфекции», — добавил Тегнелл.

Отвечая на вопрос о том, поможет ли шведский подход преодолеть возможную вторую волну, Тегнел отметил, что верит в это. «Это определенно повлияет на темпы реплицирования и замедлит распространение», — сказал он, добавив однако, что этого недостаточно для создания «коллективного иммунитета».

«Нам очень мало известно об иммунитете от этой болезни, но большинство экспертов в Швеции считают, что какой-то иммунитет у нас определенно появится, потому что во многих тестах обнаружены антитела… Мы надеемся, что благодаря этому в будущем нам будет проще».

Отвечая на вопрос о том, можно ли было снизить смертность в Швеции, если бы она пошла по пути других европейских стран и ввела строгие ограничения, Тегнелл сказал: «На данный момент дать ответ на этот вопрос очень трудно. Как минимум 50% смертей у нас приходится на дома престарелых, и нам трудно понять, каким образом самоизоляция могла помешать проникновению болезни в дома престарелых».

Понять, успешной или провальной была шведская стратегия борьбы с Covid-19, можно будет лишь через несколько месяцев. И в условиях, когда страны всего мира сосчитают умерших и подумают о том, можно ли было сделать больше в борьбе с распространением вируса, мир будет пристально наблюдать за Швецией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.